TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Музей Куприна. Наровчат. Зал второй

Опубликовано 12.09.2013

Поездка в Наровчат
Зал второй

Пензенская закваска

 

Провинциальная гостиная с бытовыми деталями и тонкими психологическими оттенками многотрудной жизни семьи Куприных словно музей уездного города с его незатейливым бытом, занятиями обывателей, их интересами, где соседствовали пианино, скрипка, ломберный столик с картами. Мелкие детали в убранстве комнаты придают интерьеру черты уютного дома «без богатства и нужды»: чайный сервиз, настольная лампа, под круг которой собиралась семья, пепельница-ребус с отгадкой на оборотной стороне «Дорога милостыня во время скудости» и самовар, по определению поэтов, - «семейный наш алтарь, неугасимый дед», под шумок которого кипел разговор, как прыткий кипяток.Поездка в Наровчат

В экспозицию помещено несколько мемориальных предметов, назначение которых не бытовое, но символическое. Экспонаты призваны утолить голод души воспоминаниями. Вещь-символ — это зеркало, по легенде принадлежавшее Куприным. Что отражало оно 140 лет назад? В этом доме росли дочери Соня и Зина — сестры будущего писателя. Один за другим рождались мальчики и вскоре умирали.

Поездка в Наровчат

И символична в красном углу гостиной икона с образом святого благоверного тезоименитого князя Александра Невского, призванного спасти и сохранить младенца Александра.

Поездка в Наровчат

 

Вещи говорят о минутах счастья и трагических потрясениях, выпавших на долю обитателей дома. И от этой горестно подробной жизни с ее мебелью и чашками- тарелками у посетителей рождаются неожиданно теплые мысли и эмоции: Любовь Алексеевна и ее семейство здесь, в наровчатском доме, и сейчас они вернутся к столу, на котором манят к себе румяные яблоки и раскрыта шкатулка с рукоделием. Это и есть плен настоящего музея.

Куприн признавался, что по-настоящему он имел дом только в Наровчате и Гатчине. После неожиданно ранней смерти его отца мать, как русская Андромаха, продав дом и забрав детей, уехала в Москву. Здесь, в этой крошечной гостиной, в последний раз по обычаю присела Любовь Алексеевна с маленьким Сашей перед дальней дорогой. Обычай прост и сакрален: уходящие садились у домашнего очага, чтобы дым и тепло отчего дома окутывали и, согревая, оберегали в пути. После Наровчата Куприн обречен был на бездомье на целых 38 лет: казенный мальчик в сиротском пансионе, кадет и юнкер в военных училищах, офицер на казенной квартире. Но дом остался в душе, в памяти, в детской мечте - из бездомья душа «храброго беглеца» Миши Нельгина (т.е. Саши Куприна) стремилась в Наровчат. Духовная пуповина оказалась крепкой.

В литературно-мемориальном пространстве музея, где книга — один из главных экспонатов, рассказ «Храбрые беглецы» существует в нем не сам по себе, а как отражение души автора. Книга — всегда способ выражения себя, суть ее — открыть себя другим, а заодно и себе самому. Образ дома как центра души подсказан произведениями Куприна: тоска по дому отразилась в «Кадетах», «Юнкерах». В рассказе «Святая ложь» пристанище найдено в любящем сердце матери.

(По материалам путеводителя по музею)

Опубликовать в социальных сетях