TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Наровчат. Дом-музей Куприна. Зал третий.

Опубликовано 13.09.2013

Зал третий

Духовная пуповина

Поездка в Наровчат

Культурное пространство дома-истока, дома-очага продолжает экспозиционный уголок матери, которая даже на расстоянии была для детей центром потерянного наровчатского дома.

Очень символично решена экспозиция крошечной проходной комнаты: словно тот самый уголок у всех на виду в общей комнате вдовьего дома, где ей, бездомной, после отъезда из Наровчата предстояло жить и где из личных вещей лишь фотографии самых близких — дочерей и сына. Только сильный характер, воля, ответственность перед детьми, гибкий ум помогли ей выстоять в жизни, выдержать трудности, унижения, бедность, поднять на ноги троих детей. Сын всегда помнил наставления матушки и воспроизвел в романе «Юнкера»: «Тебе, мой Алеша, я должна сказать: научись ты, ради Бога, обуздывать свой неуемный татарский нрав. Много ты несчастий через него перетерпишь. Кровь у тебя уж чересчур вспыльчивая».

Поездка в Наровчат

Центральным экспонатом стал особо любимый им портрет матери в пожилом возрасте: «сухенькая, живая старушка в темном платье с черной кружевной наколкой на волосах и с острым взглядом живых, еще молодых, глаз». Куприн боготворил матушку и писал о своем герое- двойнике: «Отношения между Александровым и его матерью были совсем необыкновенными. Они обожали друг друга. Но одинаково, по-азиатски, были жестоки, упрямы и нетерпеливы в ссоре. Однако понимали друг друга на расстоянии».Внимание посетителей останавливает трогательное письмо состоявшегося сорокалетнего литератора, автора самых пронзительных рассказов о материнской и сыновней любви: «...ты мне теперь очень нужна, не твой ум, а твой инстинктивный вкус, которому я верю больше, чем всей теперешней критике... Согласись - нет у нас с тобою более близких людей, чем ты и я...

Поездка в Наровчат

Александр Иванович сохранил почтительную привязанность к сестрам. Это была на редкость дружная и задушевно-искренняя семья. Фрагмент экспозиции посвящен старшим сестрам - «кормилицам и поилицам, духовным воспитателям», воспринимавшим его с материнской нежностью, радовавшимся талантливому мальчику, сочинявшему в кадетском корпусе стихи. Десятилетний серьезный и наивный ребенок, никогда и никому не показывающий своих слез и обид, «самолюбивый до бешенства, а потому застенчивый до низости», — таким опишет себя Куприн в автобиографических произведениях «Храбрые беглецы» и «Кадеты» в образах Миши Нельгина и Буланина. «Широкий лоб, зоркие глаза, упрямая воля», - таким посетитель видит маленького фантазера и выдумщика Сашу Куприна на фотографии, которая, по воспоминаниям, была заказана матерью сразу, как только сшили форму «будущему генералу Скобелеву». Детство затянуто в «черную суконную курточку без пояса, с синими погонами, восемью медными пуговицами в один ряд и красными петлицами на воротнике». На другом снимке Куприн - юнкер Московского Александровского военного училища, которое приняло в свои стены не невзрачного, маленького, неуклюжего кадетика, а ловкого гимнаста, крепкого юношу, без меры дорожащего честью своего мундира, неутомимого танцора, пылко влюбляющегося в каждую хорошенькую партнершу по вальсу. Таков на фотографии бравый представитель четвертой роты, состав которой, однако, в отличие от первых, по прозванью «звери» и «жеребцы Его Величества», дразнили «блохами».О времени воинской доблести, братства, чести и достоинства русский офицер Куприн напишет с нежностью и всепрощением в «Юнкерах». На всю жизнь запомнил бравый и счастливый юнкер заповедь генерала при выпуске из училища: «Когда придет к тебе товарищ и скажет: «А вот я вам какую сногсшибательную новость расскажу про товарища X», - то ты спроси его: «А вы отважитесь рассказать эту новость в глаза самого этого господина?» И, если он ответит: «Ах, нет...» - тогда громко и ясно ответьте ему:«Потрудитесь эту новость оставить при себе, я не хочу ее слушать». Завет остался в умах с такой твердостью, как будто он вырезан алмазом по сердолику». Роман «Юнкера», открытый на этой странице, соперничает с любым аттрактивным экспонатом.

Девятнадцатилетним юнкером, «наивным глупым щенком, мечтавшим стать псом-медалистом», которого манило одно слово «писатель», или еще выразительнее «господин писатель», Александр Куприн написал первый рассказ с эффектным названием «Последний дебют», напечатанный в 1889 году в журнале «Русский сатирический листок». Награда не заставила себя ждать: юнкера-писателя посадили на двое суток в карцер, а ротный командир, разорвав «прекрасную сюиту», пригрозил, «чтоб впредь не было подобных глупостей». А «глупости» имели место быть на протяжении 68-летней жизни Куприна, и подтверждение тому -10 томов его сочинений.

Поездка в Наровчат

Вот о чем при некотором воображении посетителя способны рассказать старые семейные фотографии впроходной комнате

(По материалам путеводителя по музею)

 

Опубликовать в социальных сетях