TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Санкт-Петербург. Кронверк.

Опубликовано 16.12.2013

Адрес музея: г. Санкт-Петербург, Александровский парк, 7
Станция метро - «Горьковская»
Тел./факс: (812) 610 33 01, (812) 232 02 96
Заказ экскурсий: (812) 232 02 96
 
Музей открыт с 11.00 до 18.00
Касса закрывается на час раньше
Выходные дни – понедельник, вторник
Последний четверг месяца – санитарный день

«Великий государь по имянному своему указу сего мортира переливать не указал 1703 году». Эта надпись высечена на бронзовой мортире, отлитой в 1605 г. мастером Андреем Чоховым с пушечным литцом (то есть литейщиком) Проней Федоровым. А само орудие стало первым экспонатом богатейшей в мире коллекции памятников военной истории, хранящейся ныне в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС).

Днем его рождения считается 29 августа (по новому стилю) 1703 г., когда на территории Петропавловской крепости по личному указанию Петра I был построен специальный цейхгауз для хранения древних артиллерийских орудий. Вначале это было небольшое деревянное здание, затем — кирпичное. Туда доставлялись на хранение «для памяти на вечную славу» отечественные и трофейные артиллерийские орудия, представляющие историческую ценность. Заведовать цейхгаузом был назначен майор артиллерии С. Л. Бухвостов — легендарный «первый российский солдат» «потешных» войск юного Петра, зачисленный в 1687 г. в Преображенский полк.

Открытию цейхгауза предшествовал сбор во всей Российской империи ценных экспонатов — «достопамятных» и «курьезных» орудий. Например, 6 декабря 1702 г. царь издал указ, адресованный гетману Украины И.С. Мазепе, в котором говорилось: «Во всех малороссийских городах масжеры (мортиры. — Авт.) и пушки медные и железные и всякие воинские сенжаки (знаки. — Авт.) осмотреть, описание и расписки прислать». Подобные указы были разосланы и другим воеводам. Так, во исполнение указа Петра I смоленский воевода П. С. Салтыков прислал 30 пушек и 7 мортир. Известно, что царь иногда лично осматривал старые орудия, подлежащие переливке, и наиболее ценные из них приказывал отправлять в цейхгауз. О том, какое значение придавал он этой коллекции, свидетельствует следующий факт. После поражения под Нарвой русская армия остро нуждалась в новой артиллерии. Для изготовления орудий пошло в переливку множество старых пушек, даже со звонниц церквей и монастырей снимались колокола. И все же некоторые образцы из коллекции цейхгауза, в том числе и мортиру 1605 г., царь решил сохранить для потомства как «достопамятные» предметы.

Пополнялись и коллекции цейхгауза. Так, в 1718 г. генерал-фельдцейхмейстер (главный начальник артиллерии) Я. В. Брюс приказывает артиллерийской канцелярии: «Которыя есть мортиры медныя до сорока лет оных брать (для переливки) не повелено...». В соответствии с этим указанием в 1719 г. взято в Преображенском и Семеновском полках 8 пушек и «за их службы» передано на вечное хранение.

В 1722–1723 гг. русские купцы Петр Барсуков (Борсуков) и Филимон Аникеев выменяли у шведов чоховский «Царь Ахиллес» (1617), привезли в столицу, выгрузили на Троицкой пристани, откуда комендант крепости полковник Бахмиотов (Бахниотов, Бахмеотов) доставил его для хранения с другими старинными орудиями в цейхгауз.

В 1723 г. стокгольмский купец Иоганн (Яган) Прим приобретает в Швеции и ввозит в Россию русскую пушку времен Ивана Грозного «Инрог». Артиллерийская канцелярия в распоряжении на поставку орудия в цейхгауз прямо указывает на его дальнейшее предназначение: «Оная пушка в артиллерию не требована и впредь не может быть действительна, но куплена оная только для одного курьезу и видя, что она русская старинная».

В 1725 г. по распоряжению артиллерийской канцелярии составляется опись всему собранному, упорядочиваются способы его хранения. Через пять лет отдается распоряжение о перевозе военных исторических памятников, имеющихся в других городах, в том числе и в Москве, в Петербург.

Значительный вклад в систематический и централизованный сбор и хранение всех «инверторских, курьёзных и достопамятных вещей» внёс глава артиллерийского ведомства генерал-фельдцейхмейстер граф П.И. Шувалов. В соответствии с указом императрицы Елизаветы Петровны Канцелярией Главной артиллерии и фортификации 28 июня 1756 г. было разослано приказание, которым предписывалось: указанные вещи собрать и сдать артиллерии подпоручику Меллеру, а ему по приёме поставить в покоях, находящихся в Литейном доме Санкт-Петербурга подобрав помещение и составив подробную опись. 14 ноября того же года последовало распоряжение о разборе и доставке достопамятных предметов и учреждений духовного ведомства – исполнителем был подпоручик Иван Кропотов, которому инструкцией предписывалось «находящиеся в разных местах латы, кольчуги, ружья и другие достопамятные вещи по разборе отправлять в Москву для хранения при артиллерии в нарочно на то утверждённом месте».

Вскоре, однако С-Петербургское отделение вобрало в себя все московские собрания.

Первый заведующий хранилищем достопамятных предметов подпоручик И.И. Меллер (впоследствии генерал-аншеф, главный член канцелярии артиллерии и фортификации с 1783 г. исполняющий обязанности генерал-фельдцейхмейстера) сыграл значительную роль в собрании, учёте и сосредоточении инверторских (новоизобретённых, опытных) и достопамятных орудий в Санкт-Петербурге.

В 1776 г. генерал-фельдцейхмейстер князь Г.Г. Орлов на свои средства построил «в пользу артиллерии» на Литейном проспекте трёхэтажное здание арсенала, в котором второй этаж выделялся для собрания достопамятностей, получивший название Достопамятный зал.

С этого времени собрание начинает быстро расти и к концу XVIII в. в нём насчитывалось до 6000 экспонатов. Подобной коллекции предметов вооружения в то время не было ни в одной стране мира. Но это было ведомственное собрание закрытого типа. Доступ в него был возможен в каждом конкретном случае только по специальному распоряжению.

С 1 июня 1808 г. Достопамятный зал открывается для всех желающих осмотреть его. Сделан был первый шаг на пути превращения хранилища в музей. В связи с этим начали составляться описания и путеводители, возросли требования к отбору памятников, начались реставрационные работы. В 1-й половине ХIХ в. собрание значительно пополнилось образцами русского и трофейного оружия времен Отечественной войны 1812 г., русско-турецкой (1828–1829) и русско-персидской (1826–1828) войн. Сюда же влилась «Образцовая коллекция ручного огнестрельного и белого оружия» (в том числе эталонные образцы для серийного производства, использовавшиеся в XVIII в.).

В 1817 г. было издано первое описание Достопамятного зала на русском и французском языках, составленное П. П. Свиньиным, а в 1832 г. полковник Главного артиллерийского управления Эрдман подготовил первый рукописный путеводитель. К 1860 г. собрание Достопамятного зала насчитывало более 10 тыс. предметов и было размещено в 19 залах и комнатах арсенала, построенного и подаренного артиллерийскому ведомству Г.Г.Орловым.

В процессе реформ государственного аппарата в 1864 г. здание это было решено передать в ведение министерства юстиции и разместить в нем окружной суд. Судьбу собрания исторических ценностей было предоставлено решать специально созданной комиссии, состоявшей из людей случайных и равнодушных к отечественной военной истории. Решение комиссии поставило Достопамятный зал на грань гибели. Предполагалось распределить музейные предметы по 17 учреждениям (вплоть до придворных конюшен и бутафорской части императорских театров), а многие экспонаты распродать или уничтожить. С 1865 по 1868 гг. несколько тысяч исторических памятников пролежали в не приспособленных ни для хранения, ни для осмотра помещениях.

О варварском обращении с реликвиями российской воинской славы и ценнейшими историческими памятниками стало известно императору Александру II, и только его энергичное вмешательство спасло собрание Достопамятного зала от окончательной утраты. По-настоящему музейная жизнь собрания началась с 1868 г,. когда часть здания арсенала Петропавловской крепости — Кронверка в нижнем и антресольном этажах восточного крыла — была отведена для размещения военно-исторических коллекций. Для тяжелых орудий выделили часть внутреннего двора.

Собрание сначала именовалось «Зал достопамятных предметов Главного артиллерийского управления», затем — Артиллерийским музеем (АМ), а с 1903 г. — Артиллерийским историческим музеем (АИМ).

Огромную роль в судьбе музея сыграло его участие в Политехнической выставке, устроенной в Москве в 1872 г. к 200-летию со дня рождения Петра Великого. Артиллерийский отдел выставки, в котором было представлено значительное количество музейных предметов, получился одним из самых богатых. Экспозиция давала систематическую и полную (для того времени) картину развития артиллерии в России с древнейших времен и вызвала восхищение императора и высших государственных и военных сановников. С этого времени Артиллерийский музей стал известен широким кругам русского общества, а по окончании выставки превратился в общепризнанное единственное всероссийского значения хранилище — музей памятников вооружения.

В 1872 г. заведующим музеем был назначен талантливый военный историк капитан Н.Е.Бранденбург (впоследствии генерал-лейтенант). Этот человек обладал неординарными способностями и фундаментальными познаниями во многих областях исторической науки. Он поставил перед собой задачу превратить музей в подлинно научное учреждение. Его стараниями были созданы специальные архивы и историческая библиотека, издан систематический каталог, что повысило научную значимость музея. Фонды пополнились большим количеством экспонатов.

В Артиллерийский музей поступили предметы из Брянского, Казанского и Киевского арсеналов, Тихвинского, Кирилло-Белозерского и Соловецкого монастырей, Оружейной палаты, Новгородского земского музея, военно-учебных заведений, Петербургского и Московского археологических обществ, Археологической комиссии, Императорского Русского исторического общества. Музей впервые стал пополняться образцами современной боевой техники.

В 1873 г. АМ принял архив Главного артиллерийского управления (документы по истории артиллерии XVII — начала XIX вв.). В 1879 г. была основана научная библиотека. Велись научное описание и систематизация коллекций, были подготовлены и изданы каталоги.

Музей участвовал во Всемирной выставке в Вене (1873), Всемирной выставке в Париже (1900), в выставках «Исторические и современные костюмы» (1902), «Детский мир» (1904) и др. Он оказывал значительную помощь в создании других музеев (полковых, Суворовского, Войны 1812 г., Кавказского, музея Академии Генерального штаба).

В 1889 г. праздновали 500-летие русской артиллерии. Местом для этого торжества был выбран Санкт-Петербургский артиллерийский музей «как специальное замечательнейшее в своем роде древлехранилище артиллерийских памятников, начиная с XV в., являющееся ближайшим представителем всей исторической жизни нашей артиллерии». Юбилей всколыхнул интерес к музею как верховных правителей России, руководителей артиллерийского и военного ведомств, так и всего русского общества. Практически не было ни одной мало-мальски заметной газеты, которая не откликнулась бы на это событие. Увеличился приток посетителей, для которых залы музея были открыты три дня в неделю, а для слушателей военных академий, юнкеров, кадет и нижних чинов — и в воскресенье. Библиотека и архив музея стали доступны для его работников ежедневно, кроме воскресенья. Ими пользовались офицеры полков и бригад — в первую очередь составлявшие истории артиллерийских частей, а также гражданские историки и исследователи.

В декабре 1903г. музей торжественно отметил свое 200-летие. Это событие широко освещалось многими периодическими изданиями того времени. Например, «Санкт-Петербургские ведомости» в номере от 22 декабря 1903 г. сообщали: «21 декабря под председательством генерала от артиллерии, члена военного совета, заслуженного профессора Н.А.Демьяненкова в помещении артиллерийского исторического музея состоялось торжественное собрание по случаю 200-летия со дня основания музея».

О том, что экспонатами музея интересовались не только в России, свидетельствует следующий пример. По словам Н.Е. Бранденбурга, известный германский заводчик Крупп, посетивший в начале 80-х годов XIX века музей, оставался более часа у ½ грив. парадной пушки (1661-1673 гг.), ствол которой запирался с казённой части горизонтальным клином при помощи рукоятки. Удивляясь предвосхищению ещё в XVII веке мысли о клиновой системе пушечного затвора, принятой в орудиях его завода.

К началу ХХ в. Артиллерийский исторический музей становится крупнейшим музеем русской армии, в котором сосредоточились военные и художественные ценности, связанные с историей всех родов сухопутных войск России. В марте 1912 г. Государственная дума утвердила штат музея. АИМ, оставаясь в ведении Главного артиллерийского управления, стал самостоятельным учреждением, увеличилось финансирование, были расширены музейные площади. К концу 1912г. музей имел 5 отделов: русских памятников (военно-исторических), русских общеисторических памятников, иностранный (в основном трофеи), доисторический (материалы раскопок Н.Е.Бранденбурга), новый (модели, знамена, приборы и др.).

 

В 1911г . Артиллерийский исторический музей предполагалось преобразовать в Российский военно-исторический музей, однако из-за отсутствия денег Государственная дума не поддержала этот проект. В 1914 г. возник новый проект о передаче всего Кронверка — острова и здания — министерству финансов для устройства в нем Монетного двора и перемещении Артиллерийского исторического музея в Петропавловскую крепость в здание старого Монетного двора. Однако из-за начала Первой мировой войны он не был реализован. Во время войны музей оставался открыт для посетителей до августа 1917 г. Пополнение фондов шло за счет трофеев, знамен расформированных частей, образцов вооружения и снаряжения действующей армии.

Налаженный ритм работы музея окончательно сломала февральская революция 1917 г. Немцы рвались к Петрограду, и Временное правительство распорядилось о срочной эвакуации ценностей в глубь страны. В список для эвакуации включен был и АИМ. Одна из причин — бронза, из которой были изготовлены старые орудия. Она являлась стратегическим металлом, в котором Германия испытывала острую нужду. Местом временного размещения музея выбрали Ярославль. 25 сентября 1917 г. три баржи, груженные самыми ценными орудиями и другими экспонатами, а также архивом, были отправлены из Петрограда в сопровождении прапорщика Курышева и трех канониров 1-й тяжелой артиллерийской бригады. Они оказались людьми государственными, самоотверженно хранившими достояние державы до окончания всех военных и революционных катаклизмов. Всего было эвакуировано около 75 % музейных фондов, включавших в то время более 70 тыс. предметов и 200 тыс. архивных дел.

Революция и Гражданская война нанесли большой ущерб музею. Так, в июле 1918 г. в Ярославле вспыхнул мятеж против советской власти под предводительством полковника Пехтурова. Район Спасского монастыря, где хранилось музейное имущество, стал полем сражения. В результате в возникшем пожаре сгорели полностью 55 ящиков со знаменами и оружием: всего около 2000 знамен (в том числе ценные стрелецкие), все трофеи, собранные в ходе Первой мировой войны, 300 экземпляров старинного огнестрельного и холодного оружия. На баржах были повреждены 54 ценных орудия, погиб в воде архив 2-й половины ХVIII столетия и частично — 1-й половины ХIХ-го. А затем огромный ущерб музею нанес страшный ураган, пронесшийся над Ленинградом в ночь с 23 на 24 сентября 1924 г. и вызвавший грандиозное наводнение, затопившее часть территории Кронверка. Но самый неожиданный результат этого наводнения — решение производившей осмотр имущества музея комиссии из представителей Академии материальной культуры и военной секции Ленинградского отделения Главнауки с участием представителей Эрмитажа. Эта комиссия признала необходимым передать доисторический отдел АИМ, состоявший в основном из коллекции Н. Е. Бранденбурга, собранной им во время раскопок, а также стрелецкие знамена и другие наиболее редкие и ценные предметы в Эрмитаж и другие музеи.

И все же главная задача, стоявшая в смутное время перед «хранителями вечности» — спасти, что имели, — была выполнена. Богатства удалось не только в основном сохранить, но и приумножить. Благодаря их стараниям в АИМ были переданы наиболее ценные предметы из 27 музеев прославленных полков русской армии (Преображенского, Семеновского, Измайловского и др.), а также фонды Военного историко-бытового музея. Позднее в музей поступили реликвии Гражданской и советско-финляндской войн.

Новое поколение музейных работников продолжило дело своих предшественников в грозные годы Великой Отечественной войны. 

В неимоверно тяжелых условиях блокады Ленинграда им удалось сберечь для потомков бесценные реликвии музея, свести к минимуму потери от бомбежек и обстрелов. Более того, фонды музея в годы войны активно пополнялись советской и трофейной боевой техникой с полей сражений. И поистине героические усилия приложили сотрудники АИМ для его восстановления в послевоенные годы.

В это время произошли важные организационные изменения: приказом министра Вооруженных сил СССР от 21 ноября 1946 г. АИМ был выведен из подчинения Артиллерийскому комитету Главного артиллерийского управления и передан в систему Академии артиллерийских наук (ААН). 24 ноября того же года в музее была открыта выставка реликвий Великой Отечественной войны. Посетив ее, президент Академии артиллерийских наук, действительный член АН СССР генерал-лейтенант А.А. Благонравов очень тепло отозвался о деятельности Артиллерийского исторического музея, отметив, что большое внимание к экспозициям музея со стороны военнослужащих, ветеранов Великой Отечественной войны и всех граждан СССР — награда за самоотверженный труд работников АИМ по сохранению всего богатства музейных ценностей во время войны, приумножению исторических памятников за счет собранных на фронтах реликвий, раритетов и трофеев, восстановлению экспозиций после возвращения из эвакуации и созданию новых уникальных экспозиционных комплексов.

Положительным следствием перевода АИМ в состав Академии артиллерийских наук стало принятие нового штата и нового Положения о музее, благодаря чему была получена возможность более автономно решать вопросы научно-экспозиционной и научно-исследовательской работ, поднимать сложные научные и научно-практические проблемы. Началось более глубокое изучение фондов музея в целях составления и издания специальных каталогов, научной обработки музейных предметов, их систематизации и всестороннего описания. Исследовались вопросы хранения экспонатов в целях определения оптимальных для этого условий. При систематизации выявлялась необходимость пополнения фондов и целесообразные варианты экспонирования. Активно стали включаться в научный оборот документы архива и исторических фондов музея. Возродилась целенаправленная издательская деятельность. Большой объем научно-исследовательских работ проводился по заданию Академии артиллерийских наук. Так, с 1948 г. ААН приступила к изданию многотомного труда по истории отечественной артиллерии, и разработка ряда тем была поручена сотрудникам АИМ.

Вместе с тем при включении в систему ААН профиль музея был определен как чисто артиллерийский. В связи с этим музей лишился значительного количества ценных исторических экспонатов. Так, в соответствии с обоснованием ААН министр Вооруженных сил СССР санкционировал передачу в Эрмитаж знаменного собрания и Главному интендантскому управлению — всего имущества бывшего Интендантского музея. Вслед за тем в другие организации из фондов музея было передано собрание портретов и бюстов, изображавших лиц дома Романовых, большое количество предметов, относящихся к военной медицине и санитарии, бывшая императорская коллекция предметов обмундирования и снаряжения, головных уборов, графики, три тысячи предметов Суворовского собрания, коллекция предметов религиозного культа и др.

С расформированием ААН в 1953 г. Артиллерийский исторический музей снова приобретает значение общегосударственного военно-исторического культурно-просветительного учреждения. В течение всех послевоенных десятилетий непрерывно совершенствуется экспозиция. При содействии Главного ракетно-артиллерийского управления (ГРАУ), в подчинении которого находится музей, регулярно поступают образцы современной боевой техники.

В 1963 г. Артиллерийский исторический музей принял фонды Центрального исторического военно-инженерного музея. Инженеры пришли к артиллеристам с богатейшими фондами, которые накапливались и обрабатывались более 150 лет. Особую научную и художественную ценность представляют макеты, демонстрирующие расположение и действия войск в важнейших боевых операциях Северной войны 1700–1721 гг., Отечественной войны 1812 г., русско-турецкой войны 1877–1878 гг. и др.

В 1965 г. в состав Артиллерийского исторического музея вошел Военный музей связи. Среди ценнейших экспонатов экспозиции, посвященных истории развития военной связи, — первый в мире электромагнитный телеграфный аппарат, изобретенный русским ученым П. Л. Шиллингом в 1832 г., и первый в мире радиоприемник, продемонстрированный А. С. Поповым в 1895 г., а также буквопечатающий телеграфный аппарат Бодо, по которому передавался акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии в 1945 г. Музей стал именоваться Военно-историческим музеем артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС).

В 1991 г. ВИМАИВиВС принял экспонаты мемориального Дома-музея М. И. Кутузова из польского города Болеславца (Бунцлау). Они получили вторую жизнь в Кутузовском зале. Центральным звеном экспозиции является реконструированная комната, где провел свои последние дни великий русский полководец. В ней находятся принадлежавшие ему предметы и подарки прусского короля Фридриха Вильгельма III.

По материалам официального сайта музея http://www.artillery-museum.ru

Опубликовать в социальных сетях