TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Пешеходная экскурсия по Пятигорску. Часть 3. Грот Лермонтова

Опубликовано 30.05.2017

Продолжаю движение по Пятигорску. Спускаюсь  в парк Цветник, самый старый центр курортного Пятигорска, обустроенный ещё в 1829—1831 годах братьями Бернардацци. А начинается он белокаменной Академической галереей, сверху похожей на длинный мост или акведук.  Курортная пышность XIX века была продолжена в сталинские времена — в 1932—1935 годах от галереи построили великолепную каскадную лестницу в стиле ампир (архитектор Павел Еськов). Здесь пешеходной парковой зоной начинается главная улица Пятигорска — проспект Кирова. У подножия галереи слева видим два одноэтажных здания — это Пушкинские ванны (№ 1—3, 1897—1900, архитектор Н.В. Дмитриев, инженер Б.К. Правдзик), на месте которых были ванны, где лечился Пушкин и где стоял дом сестры бабушки Лермонтова (Елизаветы Арсеньевой), куда Миша приезжал ещё мальчиком. А напротив видим грот Лермонтова — естественную пещеру, обустроенную братьями Бернардацци в 1831 году и названную так потому, что здесь по воле Михаила Юрьевича произошла встреча Печорина и Веры. А теперь все по порядку.

В балке между Михайловским отрогом и Горячей горой находится протяженное белокаменное арочное здание Академической галереи, которое хорошо вписывается в окружающий скалистый пейзаж и с большого расстояния, и сверху похоже на длинный мост или акведук. Здесь некогда находился самый первый питьевой источник курорта.

С древних времен Горячие Воды славились исключительно только своими горячими ваннами. Но в 1809 г. молодой доктор Гааз случайно заметил, как лошади с жадностью пили теплую воду неизвестного кисловатого источника. По словам извозчиков, лошади от этого становились здоровее. Поэтому Гааз рекомендовал больным пить воду этого кислосерного источника, который назвал в 1810 г. Елизаветинским, в честь супруги императора Александра I – Елизаветы Алексеевны (1779-1826), урожденной принцессы Баденской.

Первый питьевой источник Горячих Вод быстро прославился. Его углубили, превратив в небольшой колодец, наподобие Нарзана, из которого черпали воду стаканами. В 1814 г., на деньги, которые пожертвовал богатый астраханский чиновник Кирилл Федоров, возвели рядом дощатый домик, обмазанный глиной, с сенями, раздевальней и ванной. С раннего утра в Елизаветинской ванне купались мужчины, а вечером – дамы. Весной 1823 г. над питьевым источником устроили круглый каменный колодец, диаметром и глубиной более полуметра. Возле колодца поставили две каменных вазы для слива недопитой воды. Для обязательного моциона между приемами воды зодчие Бернардацци вначале устроили рядом круглую площадку с клумбой посредине, а позднее разбили Елизаветинский цветник и Емануельевский сад. Популярный питьевой источник, где проводило время «водяное» общество, стал вторым важным центром благоустройства Горячих Вод, после Александровского «первоисточника».

С сезона 1828 г. для «защиты посетителей во время дурной погоды и больших жаров» у самого источника ставили летнюю палаточную галерею из парусины на деревянном каркасе, длиной более 20 и высотой около 3 метров. Она была снабжена скамейками и открытой стороной обращена к колодцу. Через шесть лет на ее месте соорудили деревянную Елизаветинскую галерею с дощатой крышей на восьми столбах. По бокам она была обтянута холстиной.

В 1848-1850 годах по указанию наместника Кавказского края князя М. С. Воронцова его любимый зодчий Самуил Уптон, которого иногда называют «галерейным мастером», по своему проекту возвел огромную каменную Елизаветинскую галерею в «итальянском стиле». Говорят, что Воронцов решил построить новые галереи, Михайловскую и Елизаветинскую, чтобы увековечить свое имя и имя жены – Елизаветы Ксаверьевны.

Прежде всего, С. Уптон соорудил мощную подпорную стену с лестницей, значительно подняв и расширив ровную площадку для будущего сооружения. Елизаветинская галерея состояла из просторной прогулочной галереи, на краях которой помещались бювет источника (на южном краю) и минеральный буфет (на северном краю). Стенки самого источника были заново облицованы камнем, а сверху он имел вид вазы из местного, плотного камня (мрамора) синеватого цвета. В буфете продавались привозные минеральные воды. К галерее примыкали проходные арки. За северной аркой находился павильон Елизаветинских ванн, а за южной – «уборный кабинет». Несмотря на широкий размах этого творения Уптона, считают, что его «первоначальный проект остался не совсем выполненным, так как предполагалось на крыше галереи соорудить открытую террасу вдоль всего здания и соединить ею (подобно виадуку) противолежащие края Михайловского отрога и Горячей горы». Действительно, композиционно галерея напоминает сооруженные инженером С. И. Уптоном и его отцом в 1830-х годах акведуки Севастопольского водопровода, а также Сабанеевский арочный мост в Военной балке Одессы.

 

За Елизаветинскую галерею в Пятигорске и Нарзанную в Кисловодске по Высочайшему повелению зодчий Самуил Уптон, не имевший специального архитектурного образования, был удостоен в 1850 г. звания академика.

Елизаветинская галерея, построенная из машукского камня, создана в «романтический период» эклектики, в классическом стиле итальянского Возрождения. «Здесь ничего лишнего, все просто и вместе с тем дышит благородством строгих линий». Наружные стены здания сложены из тесанных каменных блоков, а внутренние – из рваного камня, скрепленного раствором. Сооружение строго симметрично как по фасаду, так и по плану. Оно состоит из трех основных объемов. Центральная широкая лоджия на трехступенчатом цоколе имеет классическую аркаду из пяти арок совершенных пропорций, опирающихся на квадратные столбы. На продолжении вертикалей столбов находятся треугольные аттики с вазами. Ризалиты по бокам лоджии имеют узкие высокие арочные окна. Выступающие карнизы на закругленных углах ризалитов поддерживаются оригинальными консолями. Широкие проходные арки соединяют ризалиты с крайними павильонами.

Северный «ванный» павильон имел узкие окна, подобные окнам ризалитов. Здесь до 1874 г. находились Елизаветинские купальни с 2 ваннами. Весной 1875 г. техник Шавернев наскоро оборудовал здесь новые Товиевские ванны, которые снабжались водой Товиевского и Михайловского источников, расположенных за галереей. В 1889 г. зодчий А. М. Кочетов  расширил Товиевские ванны до 7 кабин. Позднее появилась масса пристроек к каменному павильону. Они серьезно искажали его облик, особенно низкий дощатый тамбур у главного фасада. В 1927 г. эти ванны были закрыты и все пристройки были снесены.

Южный «уборный» павильон в 1871 г. был капитально перестроен по проекту зодчего Н. И. Невинского для размещения бесплатной летней лечебницы (приюта) на 10 кроватей «для недостаточных посетителей Вод», которую содержали арендатор КМВ А. М. Байков и его главный врач М. К. Милютин. Павильон на высоком цоколе имел 5 высоких арочных окон по фасаду и боковой вход под аркой. Покровительницей приюта стала супруга наместни ка на Кавказе Великая Княгиня Ольга Федоровна (1839-1891), кузина вышеупомянутой императрицы Елизаветы Алексеевны. Она подарила приюту икону Св. Ольги с лампадой, которую поместили здесь, а сама лечебница получила название Св. Ольги. Вскоре после окончания срока аренды КМВ А. М. Байковым, Свято-Ольгинский приют был закрыт и здесь до 1894 г. находилось Хирургическое отделение (операционный покой) с 3 кроватями для бедных больных. С 1897 г. этот павильон занимал завод Управления КМВ по изготовлению искусственного льда из водопроводной воды Юцкого источника. Этот завод давал до 50 кг. льда в час.

Осенью 1925 г. 5-й Всесоюзный сьезд по курортному делу переименовал Елизаветинскую галерею в Академическую, в честь 200-летия Академии наук, ученые которой внесли большой вклад в изучение КМВ. В этом же году в ризалитах галереи был открыт Курортный музей. В 1932 г. в Елизаветинском цветнике по проекту архитектора П. П. Еськова была сооружена просторная каменная лестница, ведущая к галерее и гармонично дополняющая ее. Здание Академической галереи, которое иногда называют «каменной короной Пятигорска», сохранилось до наших дней почти в первозданном виде. Отсюда открывается замечательная панорама города и далеких гор.

Грот Лермонтова

Этот грот в скале ниже Эоловой арфы, близ Академической галереи заметен издалека. Он носит имя Лермонтова и связан с памятью о великом поэте. Мода на «очарованные гроты» родилась при французском дворе. Гроты были обязательным элементом всех европейских парков XVIII века. Дикий грот в мшистой скале символизировал «союз Искусства и Натуры».

 

В 1829 г., во время устройства зодчими Бернардацци Емануелевского «английского» парка около Елизаветинского и Михайловского источников были сделаны два романтических грота: большой и малый. Первую пещеру случайно обнаружили в скале, севернее Елизаветинского источника. По предложению Бернардацци грот немного углубили и высекли внутри боковой уступ для сидения. Около пещеры на каменной подпорной стене устроили площадку и провели дорожку, которая с одной стороны граничила со скалой, а с другой была обсажена ясенем и обложена дерном. Из большого грота, по словам доктора Ф. П. Конради, было интересно наблюдать за «водяным обществом» у Елизаветинского источника.

Летом 1837 г. М. Ю. Лермонтов нарисовал картину «Вид Пятигорска», на которой был изображен и большой грот. В середине XIX века в гроте были помещены древние надгробные камни с арабскими надписями, привезенные из Бургустанской станицы. Грот оставался безымянным до 1860-х годов, когда его стали называть Лермонтовским, так как, считали, что отсюда писатель любил наблюдать за «водяным обществом».

Этот пятигорский грот стал первым памятным местом М. Ю. Лермонтова, которое могли свободно посещать почитатели его таланта. 20 июля 1870 г. отставной поручик Илья Васильевич Алексеев, помещик Козловского уезда Тамбовской губернии, установил в гроте мраморную доску со своими стихами «Гроту Лермонтова» из 86 строк, которые начиналось словами:

«Под сению твоей он часто находил

Приют для сладкого мечтанья,

И ты один свидетель был

Его сердечного страданья...».

В 1874 г. доска была снята, т.к. «постоянно исписывалась нецензурными надписями посетителей Вод». Алексеев отреставрировал снятую доску со стихами, и «во избежание повторения ее прежней участи», в июле 1878 г. затратил личные средства на устройство при гроте массивного каменного арочного портала и ворот с железной решеткой. Над аркой грота была укреплена большая металлическая лента с надписью: «ГРОТЪ ЛЕРМОНТОВА», а над ней эмблема с лирой, книгой, пером и опрокинутым факелом. На стене запертого грота поместили прежнюю доску со стихами. Алексеев заново огородил дорожку к гроту. Позднее в гроте появился бюст Лермонтова. До открытия памятника поэту в сквере, около этого грота обычно проходили ежегодные собрания местного общества по случаю годовщин смерти и рождения Лермонтова. Сюда к бюсту поэта приносили венки и букеты живых цветов. В конце XIX века известный московский журналист В. А. Гиляровский написал новое стихотворное посвящение «Гроту Лермонтова».

После 1917 г. эмблема с лирой, а затем и лента с надписью над входом Лермонтовского грота исчезли. Вскоре, после Отечественной войны на их месте появилась мраморная плита с надписью «ГРОТЪ ЛЕРМОНТОВА». В 1961 г. на портале была помещена мемориальная доска.

Если от Михайловской галереи ныне спуститься по каменной лестнице вниз, перейти бульвар и подняться на противоположный, северный склон Горячей горы, то здесь еще можно увидеть следы разрушенного грота со скамейкой, высеченного в скале в том же 1829 г. Этот грот, позднее названный «гротом под флагштоком», был меньше первого. К нему от кислосерного колодца вела удобная дорожка, обсаженная с двух сторон виноградными лозами. Из малого грота были хорошо видны посетители Михайловского источника. Есть предположение, что именно малый грот описан в лермонтовской «Княжне Мери» как место случайной встречи Печорина и Веры. В повести написано: «...Сегодня я встал поздно; прихожу к колодцу – никого нет... Я углубился в виноградную аллею, ведущую в грот... В прохладной тени его свода на каменной скамье сидела женщина...» Известно, что в 1830-х годах дорожка к большому гроту была обсажена низким кустарником и ясенем, и только к малому гроту вела от источника «виноградная аллея». Кроме того, открытый проем большого грота, тогда еще без массивного портала и решетки, был обращен на юг, к дневному солнцу, а малый грот был открыт на север, и поэтому только в его сводах постоянно была «прохладная тень». В связи с этим малый грот вполне мог бы называться «Печоринским». За полтора века своды малого грота, которому уделяли мало внимания, обрушились и он превратился в нишу с каменной скамьей. 

 

Что бы увидеть все своими глазами жми сюда.

Опубликовать в социальных сетях