TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Гид-экскурсовод в Пензе Нина Лебедева

 

Пешком по Саратову (часть 2)

 

От рынка мы пойдём по пешеходной улице Кирова (Немецкой) в сторону Волги.

Если бы Вы поинтересовались у саратовца прошлого столетия, какая главная улица в городе, то тотчас услышали бы ответ: «Конечно, Немецкая!». Проходят годы, а ответ остается неизменным. Кировский проспект прочно закрепил за собой славу визитной карточки Саратова, так как уже почти двести лет он находится в самом центре местных исторических событий.

Массовое появление иностранцев в Саратове было предопределено Манифестом императрицы Екатерины II от 1763 г., в котором молодая правительница Российского государства приглашала «чужеземцев «для заселения и обитания рода человеческого наивыгоднейших и полезнейших мест». На следующий год саратовское Поволжье уже встречало переселенцев из Европы.

Необходимо заметить, что территория современной Саратовской области тогда представляла из себя довольно малообжитой край. В самом Саратове насчитывалось всего лишь около пяти тысяч жителей, среди которых преобладали солдаты местного гарнизона. Они-то в 1765 г. на волжском берегу, сразу же за городской чертой, спешно соорудили для вновь прибывших «ново-саратовцев» 16 деревянных казарм. Жилища эти были временными – пройдя определенный «паспортный режим», иностранцы большими партиями отправлялись отсюда в будущие колонии. В городе они пока расселяться не имели права.

Но уже через год им дозволили, «уплатив налоги, долги казенные и получив паспорта для свободного жительства, селиться в Саратове и производить торговый промысел». Теперь им разрешалось жить в любой части города и заниматься любой трудовой деятельностью (до этого они, в основном, работали на кирпичных заводах).

Иностранцы, из которых более 50 % были выходцами из германских земель, и на новой родине по-прежнему старались держаться друг друга. Поэтому, когда городские власти стали отводить им земли за городским валом (земляные укрепления саратовской крепости в XVIII в.), в первом квартале современного Кировского проспекта (от ул. Радищева до ул. Горького), то, соответственно, переезжать сюда колонисты стали все вместе. Администрация Саратова поощряла их брать «места, сколько можно обширнее, и не менее 11 сажен (1 сажень – около 2,13 м) на улицу (то есть на одно дворовое место), чтобы не был стеснен воздух и безопасно было на случай пожара». Вскоре вместо заболоченных городских окраин тут появилось несколько десятков аккуратных глинобитных и деревянных построек с зелеными садиками и фруктовыми деревцами. Жители новой Немецкой улицы (русские именовали ее слободой) были в большинстве ремесленниками, приказчиками и мелкими торговцами.

Лютеране преобладали над католиками – они и построили раньше свой храм, впоследствии известный как храм Св. Марии (лютеранская церковь появилась на Немецкой в 1793 г., католический собор – в 1805 г.).

И уже следом за земляками-колонистами сюда приезжает Контора опекунства иностранных поселенцев (ведала всеми делами «новосаратовцев»). И хотя на планах XIX столетия Немецкая улица как таковая еще не значится (на утвержденном в 1812 г. плане города видна только сетка квадратов будущей застройки), бывшая окраина Саратова начинает постепенно превращаться в одну из центральных частей города. Этому факту способствовала и постройка буквально в двух шагах отсюда здания Присутственных мест (административные помещения губернского аппарата), известного сейчас как музыкальное и хореографическое училище (ул. Радищева, 22). А уже с 1825 г., что следует из архивных документов, бывшая загородная слободка официально носит название Немецкой.

Заселялась Немецкая улица в сторону будущего здания Крытого рынка.

Три брата Шехтеля – Осип, Франц и Алоиз – снискали известность в Саратове и других городах Российской империи, прежде всего, широкой предпринимательской деятельностью: содержали шорные (деревянная тара и т. п.), мануфактурные, гастрономические, ювелирные магазины, художественные салоны. В Саратове был у них торговый дом (то есть фирма), доходные дома, сдаваемые внаем квартиросъемщикам и просторные жилые апартаменты на Московской улице. Неудачно вложив деньги в золотые прииски в Енисейской губернии, Шехтели потеряли значительные прибыли. Одно время их торговый дом «Братья Шехтель» занимал нижний этаж здания, принадлежавшего католическому епископу и примыкавшему костелу по Немецкой улице. Из этой семьи происходит и великий русский архитектор Ф. О. Шехтель, который, по одной из версий, родился в Саратове.

 

 В следующих втором и третьем кварталах улицы в основном селились военнопленные солдаты и офицеры армии Наполеона, принявшие русское подданство (нам хорошо известен бывший лейтенант, гусар Великой армии Николя Савэн, проживший в Саратове почти 80 лет!), ремесленники-колонисты, занимающиеся производством дешевой ткани – сарпинки, а также вновь прибывающие в город иностранные поселенцы.

А вот дальше селиться было весьма затруднительно, ибо, как вспоминал преподаватель саратовской духовной семинарии Г. С. Саблуков, «в районе Митрофаньевской (сейчас – Кирова) площади охотники стреляли уток и прочую живность». Эти топи окончательно исчезли лишь во второй половине XIX в.

В начале 50-х гг. XIX столетия как это ни странно звучит, но Немецкая улица относилась к одним из необустроенных городских районов. Время шло, а те постройки, которые возникли в начале века, спустя несколько десятилетий, как отмечал краевед Н. Ф. Хованский, «лишь пугали детей».

На месте гостиничных номеров Сорокина (первый квартал улицы) жил в небольшом трехоконном домике настройщик фортепиано Фальк, торговавший в городе музыкальными инструментами (вот где они, корни музыкальности современного проспекта!).

На месте, где с годами появился дом купца Санина с печально знаменитой для последнего гостиницей «Европа», стоял невзрачный домик с маленькой бакалейной лавочкой. С этим местом связана вот какая история. В 1874 г. купец Поликарп Львович Санин начал строить здание гостиницы «Европа». Когда оно было почти возведено, купцу нагадала цыганка, что по завершении стройки он умрет. Напуганный Санин велел прекратить все работы. Так и стоял дом недостроенный 10 лет. Поликарп Львович успокоился и решил продолжить строительство. Но как только здание отстроили, несчастный купец, как предсказала гадалка, вскоре умер.

Вообще здание гостиницы «Европа» считается неотъемлемой частью истории Немецкой улицы. У саратовцев конца прошлого – начала нынешнего столетия бытовала такая загадка, которую они не преминули при случае задавать гостям нашего города. На вопрос: «Что отделяет Россию от Европы?» – приезжий начинал перечислять разные страны, не подозревая, что речь идет ... о двух гостиницах на Немецкой! Поэтому, когда незадачливому отгадывателю назывался ответ: «Немецкая улица», – ему ничего не оставалось больше сделать, как улыбнуться находчивому саратовцу.

Но уже к концу XIX столетия Немецкая – центральная улица нараждающейся «Столицы Поволжья»! Тут и лучшие гостиницы города, ювелирные, галантерейные и прочие магазины, рестораны, редакции губернских газет. Здесь назначали встречи и солидные банкиры, и пылкие влюбленные гимназисты, и подпольщики-социалисты. Чего только не перевидала Немецкая в те годы.

С началом Первой мировой войны антигерманские настроения коснулись и названия лучшей городской улицы. Местная дума даже приступила к рассмотрению вопроса о переименовании Немецкой. Депутаты долго колебались – какому варианту отдать предпочтение, ибо новых названий было хоть отбавляй: Волжский проспект, Славянская, Петра Первого. Однако, гласные (так тогда называли депутатов) остановились на вполне патриотичном названии-имени генерала Скобелева. Знаменитый «белый генерал», герой Балканской кампании 1877–1878 гг., считавшийся символом освобождения славянских народов от турецкого владычества, как нельзя лучше подходил, чтобы дать свое имя вдруг «впавшей» в немилость у саратовцев в связи с войной с кайзеровской Германией «вражеской» улице! И хотя постановление саратовской думы не было утверждено в столице высшими инстанциями, почти три года бывшую Немецкую и в прессе, и в различных буклетах, рекламе, телефонных справочниках именовали Скобелевской! Сохранилось даже несколько почтовых открыток с ее видами и соответствующим названием в уголке изображений.

1917 год тоже не прошел мимо городской улицы. Теперь дума дает ей имя не царского генерала отрекшейся от престола династии Романовых, а новой республики! Экс-Немецкая называется улицей Республики до 1935 г., после чего в честь застреленного соратника И. В. Сталина Сергея Мироновича Кострикова-Кирова стала для нас привычным Кировским проспектом.

Помнит проспект и ходивший по нему сначала трамвай, а затем и троллейбус, период репрессий и уничтожение замечательных храмов, которые дали бы фору иным архитектурным шедеврам Бремена или Кракова, демонстрации и всевозможные праздники, прогулки по нему В. Маяковского и Ф. Шаляпина, А. Дюма и П. Яблочкова, А. Ковпака и Б. Ельцина, десятки, сотни других исторических личностей. Продолжать тут можно до бесконечности.

 

 

В начале 1990-х гг. была, правда, попытка вновь переименовать проспект в Немецкую, но, как писали местные газеты, по просьбе ветеранов-саратовцев очередное переименование не состоялось. И, наверное, это к лучшему! Ведь, как бы не назывался Кировский проспект, он по-прежнему остается визитной карточкой Саратова. Итак отправимся гулять по нему… 

 

Опубликовать в социальных сетях