TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Гид-экскурсовод в Пензе Нина Лебедева

 

Пешком по Саратову

Пешком по Саратову часть 1

Пешком по Саратову часть 2

Пешком по Саратову часть 3

Пешком по Саратову часть 4

Пешком по Саратову часть 5

Пешком по Саратову часть 6

Пешком по Саратову часть 7

Пешком по Саратову часть 8

Пешком по Саратову часть 9

Пешком по Саратову часть 10

Пешком по Саратову часть 11

Пешком по Саратову часть 12

Пешком по Саратову часть 13

Пешком по Саратову часть 14

Пешком по Саратову часть 15 

Пешком по Саратову часть 16

Пешком по Саратову часть 17

Пешком по Саратову часть 18

Пешком по Саратову часть 19

Пешком по Саратову часть 20

Пешком по Саратову часть 21

Пешком по Саратову часть 22

Пешком по Саратову часть 23

Пешком по Саратову часть 24

Пешком по Саратову часть 25

Пешком по Саратову часть 26

Пешком по Саратову часть 27 

Пешком по Саратову часть 28 

Пешком по Саратову часть 29

Пешком по Саратову часть 30

Пешком по Саратову часть 31

Пешком по Саратову часть 32

Пешком по Саратову часть 33

Пешком по Саратову часть 34

Пешком по Саратову часть 35

Пешком по Саратову часть 36

 

 

 

 Балашов

 Путешествие в город детства

Пешком по Саратову (часть 6)

А в доме позади гармониста когда-то была самая лучшая в городе булочная хлебозавода им. Стружкина, где продавались знаменитые саратовские калачи.

На Руси всегда был в почёте хлеб: "Хлеб — всему голова". Разнообразнейших изделий из муки было не счесть на российский просторах. Среди любимых видов хлеба были калачи. Даже царь считал незазорным посылать калачи в знак особого расположения патриарху и другим особам, имевшим высокое духовное звание, а те с удовольствием принимали вкусный знак царской милости. Известны калачи на Руси с XVI века, первопроходцами были муромские калачи, затем появились московские и только в конце XIX века появились саратовские калачи.

Появились они на саратовской земле благодаря счастливо сочетавшимся обстоятельствам. В 1886 году московский булочник и кондитер Дмитрий Иванович Филиппов, продолжатель славных традиций хлебопечения своих деда и отца, открыл булочное производство в Саратове. Еще его отец, Иван Максимович Филиппов, стал с 1855 года Поставщиком Двора Его Императорского Величества, своеобразный "Знак качества" того времени, полученный за отличное качество и широкий ассортимент продукции.  Согласно легенде, именно на хлебном производстве Филиппова в Саратове и был открыт рецепт саратовского калача.

Но за несколько лет до этого, в 1879 году, на мельнице немецких мукомолов, братьев Андрея Ивановича и Петра Ивановича Шмидтов, было установлено новейшее зарубежное оборудование, позволяющее молоть муку различного качества.

Их мука получила Большую бронзовую медаль на Всемирной выставке в Чикаго в 1898 году. Мельница производила несколько сортов "голубой", "красной" и "чёрной" муки. Для калачей использовалась "голубая" второго сорта. Для производства "голубой" муки использовалась твёрдая пшеница "белотурка", которая выращивалась только в некоторых местностях заволжских степей. Времена были другие, методы экономического шпионажа уступали современным, и поставщики успешно скрывали места, где растёт белотурка. Уже в советское время была созданы другие сорта пшеницы для выпечки калачей. Сорт "Саратовская-29" был создан Алексеем Петровичем Шехурдиным.  Саратовскому селекционеру - Валентиной Николаевной Мамонтовой (1895,-1982) и Куликовым Николаем Николаевичем. Затем была выведена пшеница "Элита Поволжья".

Формула для калача оказалась примерно такой: 25% муки твёрдых сортов и 75% муки мягких сортов. Мастера-специалисты своего дела держали формулу производства калачей в тайне.

А вот формой саратовский калач не походил на своих предшественников.

Картина Б. Кустодиева "Купчиха, пьющая чай" (1923). 

Форма московского и муромских калачей предусматривала наличие ручки, за которую держались при поедании калача. Обычно ручку выбрасывали, но голодные люди съедали и ручку заодно, чтобы добро не пропадало. Одним из вариантов происхождения выражения "дойти до ручки" были именно такие случаи.

Впервые саратовский калач был продемонстрирован на Нижегородской ярмарке в конце XIX века. Был сделан своеобразный маркетинговый шаг, использующий особую способность калача восстанавливать форму после того, как на него надавят. Саратовские купцы ("Торговый дом братьев Рейнеке"), кстати их мука не уступала по качеству братьям Шмидт и в 1897 году получила на выставке в Стокгольме золотые медали за лучшие образцы мучной продукции, представили на ярмарку калач высотой в сажень. Согласно указанию императора Николая I "О системе российских мер и весов" от 1835 года длина сажени была приравнена к длине 7 английских футов, то есть к 2,1336 метра. Неплохой получился каравай — выше двух метров. Все желающие могли ходить и прыгать на калаче, который неизменно восстанавливал первозданную форму.

Саратовский поэт Исай Григорьевич Тобольский (1921—1995) написал стихотворение "Песня о родном городе":

Города судьбой своей схожи,

Погостить в любом из них готов,

Но родной Саратов мне дороже

Всех иных на свете городов.

Поезжайте в разлюбые дали,

Расспросите даже москвичей:

Все, конечно, калачи едали,

Но не лучше наших калачей."

И это не было когда-то преувеличением. В качестве сувенира уже в советское время саратовские калачи вывозили пассажиры круизных и рейсовых теплоходов и пароходов, а также примкнувших к ним поездов. Это объясняется той особенностью, что саратовский калач долго не черствеет. При этом рекомендуется хранить калач в холодильнике, при этом первые три дня лучше его ломать руками, лишь на четвёртый день начинать резать.

В 1912 году наследниками Филиппова было выкуплено здание на улице Немецкой, ныне проспекте Кирова, в котором были открыты на первом этаже булочная и кондитерская.

По косвенным сведениям, здание было возведено купцом Г. В. Очкиным в середине 1870-х годов по проекту А. М. Салько. В 1890-х годах строение перешло к крупному торговцу недвижимостью, купцу Ф. Я. Дружинину. Сначала он сдавал помещения Уездному по питейным делам присутствию, а затем здание получили в приданое его дочь А. Ф. Дружинина и её муж А. Э. Смирнов. В 1898 году последний открыл в доме магазин гастрономических, бакалейных и кондитерских товаров, освещавшийся электричеством. В 1912 году Смирнов обанкротился, и здание было выкуплено московской хлебобулочной компанией Д. И. Филиппова, открывшей в нём булочную и кондитерскую, в которых продавалась продукция исключительно высокого качества.

С приходом большевиков пекарня и точки продажи фирмы Филиппова были национализированы и переданы горпродторгу. После нескольких лет послереволюционного упадка в 1923 году хлебная фабрика перешла в ведение Центральной рабочей комиссии, была модернизирована и получила имя умершего в 1919 году Ивана Кирилловича Стружкина, петербургского рабочего и члена РСДРП, председателя ЦК профсоюза пищевиков, который в 1916 году вёл революционную работу среди рабочих саратовской пекарни Филиппова. За многие десятилетия работы хлебный магазин Стружкина на проспекте Кирова стал настоящей достопримечательностью города, известной даже больше, чем само его старинное здание. Интересно, что имя Стружкина с 1970-х годов исчезло из официальных документов, а магазин получил 3-й номер среди торговых точек саратовского хлебторга. В те годы он находился в левой части здания и был отмечен простой и лаконичной вывеской "Булочная-кондитерская". Примерно на рубеже 1970-х и 1980-х годов в правой части дома открылся кафетерий, в котором продавались вкуснейшие бисквитные торты и ромовые бабки. В послесоветские годы до середины 2000-х годов булочная и кафе назывались "Золотая нива", хотя в обиходе они были по-прежнему известны как стружкинские.

 

Опубликовать в социальных сетях