TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Гид-экскурсовод в Пензе Нина Лебедева

 

Нижнеломовский Казанско-Богородицкий мужской монастырь

Возникновение Нижнеломовского Казанско-Богородицкого мужского монастыря связано с явлением Казанской иконы Божией Матери нижнеломовскому казаку Андрею Михайловичу Набокову.

 1643 году, в двух верстах западнее уездного города Нижнего Ломова Пензенской губернии, казак Андрей увидел в лесном болотистом месте вблизи источника, истекающего из горы, икону Божией Матери, стоящую на пне дерева, и донес о том воеводе города Ивану Косагову. Воевода сначала не хотел верить истине явления иконы, но вскоре у него тяжело заболел сын Григорий. Признав болезнь сына наказанием Божиим за свое неверие, воевода, по совету горожан, со всеми священнослужителями города взял иконы и хоругви из всех городских церквей и отправился на место явления иконы. Здесь совершено было молебное пение пред явленною иконою Пресвятой Богородицы, и, заступлением Царицы Небесной, сын воеводы был чудесно исцелен от болезни («История церковной Российской Иерархии», т. 5). В благодарность за сие чудо Косагов, при содействии жителей города Нижнего Ломова, построил на источнике деревянную часовню, куда была внесена явленная святая икона. После сего от иконы Пре­святой Богородицы совершилось еще несколько исцелений больных. Видя это, жители города об­ратились с просьбой к воеводе Косагову ходатайствовали и пред ним сообщить о явлении Казанс­кой иконы Божией Матери и чудесах, от нее совершаемых, Царю Михаилу Феодоровичу Романову. Государю было о сем доложено. Над источником, где яви­лась икона Божией Матери, Царь повелел соорудить церковь и образовать мужской монастырь, снабдив его из царской казны книгами, утварью и всем необходимым для совершения Богослужения. В 1648 году вышел Указ Царя Алексея Михайловича, повелевавший на нужды монастыря (ладан, свечи и пр.) отпускать каждогодно деньги из Нижнеломовской воеводской канцелярии, что и производилось до времени уч­реждения штатов в 1764 году (Летопись монастыря, лист 2, на обороте). Слава чудес от новоявленного святого образа Божьей Матери быстро разнеслась между жителями Пензенской губернии и близлежащих к ней мест. На поклонение святыни стали притекать богомольцы. На их щедрые приношения появилась возможность исполнить волю царскую и желание жителей города — устроить над источни­ком, где явился чудотворный образ Бого­матери, приличный святыне храм. Первый деревянный храм в честь Казанской иконы Божьей Матери был сооружен, согласно летописи, в 1648 году иеромонахом («чер­ным попом») Корнелием (Летопись мо­настыря, с. 49).

Во время строительства святой обители братия монастыря подали Царю Алексею Михайловичу прошение о выделении зе­мель на содержание обители. В 1649 году Приказ Казанского дворца направил верхнеломовскому воеводе Тарасу Хитрову грамоту об удовлетворении просьбы. 15 мая того же года воевода по челобитью Нового монастыря Новоявленный Пречистыя Богородицы Казанская мерного попа Ионы с Братью отделил в Верхнеломовском    дикого поля ковыли ему попу с

Братью на прокормление 50 четвертей в поле, и в двyх по тому ж, сенных покосов 200 копен.

Вскоре, около 1649-1651гг., в Верхнеломовском уезде возникло монастырс­кое село Троицкое, Шелдаис тож (ныне — село Монастырское Спасского райо­на). Около 1649 года, в непосредственной близости от святой обители, появилось поселение — небольшая монастырская слобода. Позднее оно стало селом Монастырским, где жили иконописцы, мастера, крестьяне, которые трудились на монастырских угодьях. Впоследствии, 17 сентября 1975 года село Монастырс­кое стало частью села Норовка.

Продолжил благоустройство монасты­ря строитель иеромонах Трофим, а после него — игумен Исайя. При сем последнем настоятеле, согласно Летописи, построено было 11 деревянных братских келий и осо­бые деревянные келлии для настоятеля. Вся обитель ограждалась деревянным забором. Святые врата монастыря были точеные и на них с лицевой стороны написано было семь больших икон. Вне ограды монастырской, против Святых врат, существовали уже черный и гостиный дворы.

Среди нынешних жителей бытует мне­ние, что поодаль монастыря стояла еще и деревня под названием Коровий Двор. В документах такая деревня не встреча­ется, но есть сведения за 1710 год, что монастырь действительно имел чисто хо­зяйственное поселение: один «скотский двор», четыре работника мужского пола и три — женского.

Не позднее 1664 года в непосредствен­ной близости от святой обители, на землях Нижнеломовского уезда, возникла дерев­ня Нор-Ломов, названная по одноименной реке (впоследствии — село Норовка, неко­торые улицы которого вошли в черту горо­да Нижнего Ломова).

В 1661 году на монастырь напал отряд из беглых людей и похитил деньги, воск, государевы жалованные грамоты, выписки из отказных книг и разные деловые мо­настырские документы. В уездах начался сыск беглых, и за 1661-1666 годы сыщик В. М. Еропкин обнаружил и возвратил прежним владельцам сотни крестьян.

Монастырь имел самостоятельное управление, о чем говорит Грамота Царя Петра I.

 

1700 год 22 февраля

Грамота из Московская Большаго Дворца приказа Нижнеломовскому воеводе Феодору Дурново о особом ведении Нижнеломовскаго Казанскаго Богородицкаго Монастыря

От Великаго Государя Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, в Нижний город Ломов Стольнику Нашему и Воеводе Феодору Даниловичу Дурново били челом Нам Великому Государю вкладчики всяких чинов и Нижеломовцы и Верхоломовцы Дворяне и дети Боярские и Выборнаго полку солдаты, конные, пешие и сторожевыя козаки; в прошлых делах, по Имянному Указу Деда Нашего Великаго Государя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всея России построен от Нижняго города Ломова в полуверсте, где явился Чудотворный и многоцелебный образ Пресвятыя Богородицы Казанския, мужеской монастырь и в том монастыре в прошлых де годех по обещанию своему и желая монашескаго чина постригались и ныне постригаются деды и отцы и дядья и братья и родственники их со вкладом и безовкладно, потому что, де, в Нижнем и Верхнем городех Ломовых, только тот один Пресвятыя Богородицы Казанския мужеский монастырь; и в прошлых де годех бил челом Нам Великому Государю Пресвященный Евфимий Митрополит Сарский и Подонский чтоб тот монастырь Пресвятыя Богородицы Казанския приписать в дом его Преосвященного Митрополита; а в прошлых же годех по челобитию Савинскаго монастыря Звенигородскаго Архимандрита с братиею ведено было в тот Савинский монастырь приписать монастырь Всемилостиваго Спаса, что в Арзамасе И по Указу брата Нашего Великаго Государя блаженныя памяти Великаго Государя и Великаго Князя Феодора Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, а по челобитию города Арзамаса и Арзамасскаго уезду помещиков и вотчинников-и всяких чинов людей и вкладчиков тому Всемилостиваго Спаса монастырю в приписке ни к которому монастырю вечно быть не велено; и о том в тот монастырь и всемилостиваго С паса дана ево Великаго Государя жалованная грамота.

И нам Великому Государю пожаловати их для чудотворнаго и многоцелебнаго образа Пресвятыя Богородицы Казанския и для Нашего Великаго Государя многолетнаго здравия, и за их многия дальныя и ближния службы и за полонное терпение не велеть тому монастырю Пресвятыя Богородицы Казанския впредь вечно в приписке быть, чтоб им дряхлым и старым и раненым и увечным и из полонов выходцам желая монашескаго чина было бы где постригаться, и о том в тот Монастырь Пречистыя Богородицы Казанския дать им Нашу Великаго Государя жалованную грамоту

И в нынешнем (1700) году февраля (17) Мы Великий Государь указали по прежнему и по нынешнему челобитью в тот монастырь вкладчиков, тому монастырю со всякими угодьи быть особь, а к иным монас­тырям ныне и впредь не приписывать, для того чтоб о приписке тому монастырю с братиею утеснения и святыя обители запустения не было. Таков Наш Великаго Государя Указ состоялся по помете на всклейке думнаго Нашего Дьяка Гаврилы Феодоровича Деревнина.

И как к тебе ся Наша Великаго Государя грамота прийдет, и тыб о том вышеписанной Наш Великаго Государя Указ ведал, а прочет сю Нашу Великаго Государя грамоту, и списав с „ее список, оставил в Нижнем городе Ломове в приказной избе, а сю Нашу Великаго Государя грамоту отдал в тот монастырь впредь для иных Наших Воевод и приказных людей, и по сему тому монастырю быть особь, а в приписке к иным монастырям ныне и впредь не быть.

Писан на Москве лета 1700 г. Февраля в 22-й день.

Подлинную грамоту назаде по склейкам подписал: Думной диак Гаврила Деревнин; справил Васька Карамышев.

В Нижний город Ломов Стольнику Нашему и воеводе Феодору Даниловичу Дурново.

 

Получена в Ломове в 1700 г. Марта в 7-й день.

2 сентября 1709 года в обители случился пожар, и весь монастырь, только что ус­троенный, сгорел до основания. Явленный образ Божией Матери был вынесен из со­бора и сохранен. Едва появившиеся новые постройки уничтожил пожар 1712 года.

После пожаров, истребивших все зда­ния монастырские, обитель Казанская, по милости Царицы Небесной, вскоре обновилась, украсилась новыми каменными храмами и зданиями. Нижнеломовский монастырь по своему внешнему устройству стоял в ряду лучших монастырей не только Пензенской, но и других епархий. Вид обители с южной стороны от города Вер­хнего Ломова представлял величественную панораму. Все здания монастыря отлича­лись благолепием, вполне достойным свя­тыни, в обители находящейся. (Летопись монастыря, с. 4, на обороте).

23 декабря 1756 года, по Указу митрополита Суздальского и Юрьевского Сильвестра к Нижнеломовскому Казанскому монастырю была приписана Салолейская Свято-Успенская пустынь.

В 1774 году Казанская обитель пострадала от нашествия повстанцев казачье крестьянского восстания под предводительством Е. И. Пугачева, объявившего себя царем Петром III. В подвалах монастырских успели спрятать только богослужебные сосуды и ценную утварь, но остальную церковную утварь и деньги монастырские бунтовщики расхитили. Крамольники святые иконы кололи и утварь церковную раздирали. В документе Нижнеломовской воеводской канцелярии о поведении восставших сказано следующее: Вo-первых, в самую обедню пришед в церковь с ружьи, копьи и со всяким дреколием и в служение молебного пения в той церкви стреляли из ружей и кричали здравие Петра Третьего, во-вторых, ходили в шапках, один против явленного образа Божией Матери стоял и удивлялся и хотел венец снять. Для скорейшего захвата в плен Пугачева был вызван из Молдавии, где шла война с Турцией, генерал-поручик А. В. Суворов. По пути к Царицыну знаменитый полководец 26 августа сделал остановку в Нижне - ломовском Казанском монастыре.

 

Учебные заведения при Нижнеломовском Казанском мужском монастыре

 

Монастырь способствовал духовному просвещению Пензенской и Тамбовской губерний.С 1780 до середины 1788 года в стенах монастыря временно находилась Тамбовская семинария, учрежденная Преосвященным Феодосием, епископом Тамбовским. Архимандрит Иоанникий I Святейшим Синодом назначен был ректором семинарии. Первоначально были заведены лишь низшие училищные классы, в которых преподавали воспитанники Рязанской семинарии. В 1785 году была открыта и семинария; добавлен класс риторики, а в 1787 году — философии. В 1788 году в Тамбове было окончено устройство здании для семинарии, почему оная из монастыря и была переведена туда.

Во время управления монастырем архимандрита Израиля, при Преосвященном Моисее, епископе Пензенском, в 1804 году в стенах монастыря было открыто училище под именем русской школы для детей лиц духовного звания, просуществовавшая до 1821 года. 2 сентября 1822 года русская школа была переименована и преобразована в Уездно-приходское училище, которое действовало до 9 октября 1839 года. В 1846 году было открыто при монастыре училище для служительских детей, где изучались русская и славянская грамматика, чтение и чистописание, Священная история и краткий Катехизис. Училище было закрыто 19 февраля 1861 года.

Монастырские угодья Нижнеломовского Казанского мужского монастыря

 

Из актов монастырского архива известно, что монастырь на свое содержание имел следующие угодья:

1) 65 десятин и 1902 саж. (71 гектар) земли, которой монастырь был наделен в 1799 году, в том числе:

— пахотной земли — 38 десятин и 1467 саж. (42 гектара);
— сенокосной болотистой — 12 дес. и 695 саж. (13 гектаров);
— песчаной земли — 7 дес. и 400 саж. (7,7 гектара);
— под монастырем — 4 дес. и 20 саж. (4,3 гектара);
— под дорогой — 1100 саж. (0,23 гектара)
— под водомоинами — 3 дес. и 620 саж. (3,4 гектара);
2) лес строевой и дровяной, который дан был монастырю в 1842 году, по нарезке в даче Нижнеломовской округе, села Прянзерок, в количестве 75 десятин (почти 82 гектара), с которого получалось до 50 саж. дров (0,01 гектара) на отопление зимней церкви, настоятельских и братских келий, конюшенных и гостиных домов;
3) мукомольная мельница на реке Ломове, при селе Хуторах, которой монастырь был наделен в 1800 году. В 1910 году мельница была перестроена: вместо наливных колес были установлены две турбины.

Монастырская ризница и библиотека Нижнеломовского Казанского мужского монастыря

 

Вблизи настоятельских покоев была устроена ризница. Здание было ка­менным, двухэтажным, имело четыре сажени в длину и три в ширину.  Монас­тырь обладал богатой ризницей и доста­точно был снабжен священной утварью. Особое место среди утвари монастырской занимало святое Евангелие 1686 года в бронзовом с позолотой окладе весом 1 пуд 17 фунтов (более 23 килограммов). Искус­ным мастерством отличался серебряный оклад святого Евангелия, размером 11x7 Уг верш. (49x33см), чеканной работы с эма­левыми украшениями, с чеканными образа­ми Воскресения и Рождества Христова, с надписью на нем: «Усердием Н. Архиман­дрита Гедеона 1903г. стоимостью 700р. сер». Вес св. Евангелия с окладом — 34 фунта (14 кг). Имелись еще четыре не­больших Евангелия.

Пять литургических наборов из серебра с позолотой представляли особую ценность среди священной утвари монастыря. Один из потиров «с прибором» весил 5 фунтов и 42 золотника (2,2 кг). Напрестольный

крест из серебра с позолотой, с рельефным изображением и эмалевым украшением ве­сил 2 фунта и 70 золотников (1,1 кг); на обратной стороне имел надпись: «О упокое­нии раба Божия Иеродиакона Вениамина». Имелись еще семь небольших серебряных крестов. Небольшая серебряная без позо­лоты дарохранительница отличалась своей древностью. Были и две другие — вызоло­ченные, художественной чеканной работы.

В ризнице хранились 15 настоятельских и братских священных облачений из золо­той и серебряной парчи, 46 облачений из «парчи апликовой», 15 стихарей диаконе- ких, послушнических — до 20 пар.

Божественная служба совершалась в Казанской обители по общему Церковно­му уставу. Пение отличалось стройностью и величественностью, а чтение было не­спешным и внятным.

В библиотеке монастырской находилось до 400 книг, преимущественно богослу­жебных, но были и книги догматического, нравственного и исторического содержа­ния. По древности издания особую цен­ность имели следующие:

  1. Уложение Государя Алексея Михай­ловича, напечатанное в 1649 году.
  2. Служебник, изданный в 1658 году.
  3. Толковое Евангелие, изданное при Патриархе Иоакиме в 1681 году.
  4. Триодь Постная, изданная при Пат­риархе Иоакиме в 1682 году.
  5. Два Октоиха 1683 года.
  6. Потребник 1688 года.
  7. Один экземпляр месячных Миней в 12-ти книгах, изданных в 1692 и 1693гг.
  8. Два Пролога, напечатанные в 1693 году.
  9. Остальные книги были XVIII — XIX веков.

    Особенную ценность в библиотеке со­ставляла Летопись монастыря, написанная в разные времена разными лицами. Из нее, по преданию, составитель «Истории Рос­сийской церковной Иерархии» заимствовал материалы для истории Нижнеломовской Казанской обители. В Летописи излага­лись исторические сведения об обители и настоятелях оной с 1643 по 1815 год. При ней приложено было копий царских грамот и выписей с указом и межевых книг чис­лом 11 и две иераршие грамоты.

    Монастырские здания и строения Нижнеломовского Казанского мужского монастыря

     

    В обители находились здания, в которых помещалась монастырская братия и настоятель монастыря.

      Келии настоятельские представляли собой обращенное лицевой стороной на юго-восток каменное двухэтажное здание 12 саженей в длину (25,6м) и 4 саженей (8,5м) — в ширину, высотой — 12 аршин (8,5м). Здание примыкало плотно к горе, на которой раскинут был монастырский сад. Настоятель помещался в верхнем этаже. Келии были небольшие, но очень уютные и светлые.

    По правую сторону Всехсвятской церкви при Святых вратах находилось двухэтажное каменное здание — братские келии. Фасадом оно было обращено к главному монастырскому храму Казанской иконы Божией Матери и имело в длину 39 аршин (около 28м). В верхнем этаже было 13 келий, в которых помещалась братия, в нижнем этаже с северной стороны — 4 келии, а с южной была устроена трапезная и при ней же братская кухня. На южной стороне монастыря, против Предтеченского храма, находился другой братский корпус — двухэтажное каменное здание, 27 аршин длиной (около 19м), 12 аршин шириной (8,5м) и 11,5 аршин высотой (около 8м). В верхнем этаже сего здания вначале было 4 просторных келии.
    В 1891 году сей корпус перестраивался при настоятеле архимандрите Гедеоне. В нем устроено было 8 удобных келий. Настоя¬тельские и братские корпуса были покрыты железом и окрашены медянкой.

     

    Вблизи настоятельских покоев была устроена двухэтажная каменная ризница длиной 4 сажени (8,5м) и шириной 3 са¬жени (6,4м), покрытая железом и окрашенная медянкой.
    С восточной стороны за Казанским собором находился «черный» двор. До 1849 года здания для конюшни и каретного сарая были деревянными. Из-за ветхости постройки и сырого грунта деревянные строения пришлось заменить на каменные с двумя конюшнями и каретным сараем, 30 аршин длиной (около 21м) и 12 — шириной (8,5м). При черном дворе и конюшне были построены два пятистенных небольших дома, крытые железом, для кучеров и рабочих. Гам же находился сарай для скота. Крыша на всех этих зданиях была железная, окрашена медянкой. Все постройки черного двора были чистыми и ухоженными.
    Около черного двора находился братский ледник — каменное здание, покрытое железом и окрашенное медянкою, длиной 4 (8,5м) и шириной 3 сажени (6,4м). Рядом была монастырская кладовая длиной 7,5 (16м) и шириной — 4,5 сажени (9,6м), в нижнем этаже которой хранились различные хозяйственные запасы и вещи.

    На южной стороне монастыря было два деревянных хлебных амбара, между ними был устроен каретный сарай; третий амбар — вблизи братского корпуса с трапезной. Все они были покрыты железом и окрашены медянкой.
    У западной стены монастырской ограды было устроено небольшое каменное, крытое железом помещение для извести.
    Между братским корпусом и проездными воротами, около западной стены ограды, находилось каменное здание из двух комнат для сторожей и столяра, крытое железом и окрашенное медянкой.
    Со всех сторон монастырь был обнесен каменной стеной, имевшей вид четырехугольника периметром 416 саженей (более 880м). Высота северной стены — 11 аршин (8м), других стен — 3 аршина (выше 2-х метров). Ограда была построена в 1742 году. Стена с северной стороны отличалась красивой древней постройкой, наподобие стен царских теремов. С восточной стороны по скату горы монастырь был окаймлен фруктовым садом с каменной лестницей, идущей от самой подошвы вверх через всю гору к церкви преподобного Сергия. На четырех углах монастырской ограды возвышались красивые башни, каждая в окружности 18 аршин (около 13м), а в высоту 20 аршин (14м). В одной башне в летнее время располагался сторож монастырского сада, в другой нагревалась вода, позже она использовалась как хранилище для металла. Две другие башни не использовались.
    В западной стене ограды устроено было двое ворот, из которых одни служили для повседневного въезда в монастырь, а другие, называемые Святыми, отверзались в особенные торжественные случаи:

    1) при выносе из обители и возвращении в нее чудотворной иконы Божией Матери;

    2) при встрече Архиереев, посещавших обитель;

    3) при встрече крестных ходов с иконами из городских церквей, с которыми жители города приходили в монастырь для совершения молебствий на источнике во время засухи или других общественных бедствий, а также в престольный праздник — день празднования Казанской иконы Божией Матери — 8 июля. На Святых вратах обители была изображена величественная картина Страшного Суда, написанная в 1844 году. Это священное изображение составляло предмет благоговейного почитания и назидания для приходящих на поклонение в обитель богомольцев.

    Вне ограды монастырской устроены были два гостиных двора. Один — каменный, крытый железом, окрашен медянкой, из 4-х комнат для богомольцев среднего и высшего классов. Другой — деревянный, крытый железом, окрашен медянкой, из 5-ти комнат для простого люда. При сих домах были деревянный двор с каретными сараями, крытыми железом и окрашенными медянкой. На северной стороне двора выстроен был небольшой деревянный флигель с сенями, крытый железом. Рядом с ним был подвал.


    С северо-восточной стороны, в нескольких саженях от монастырской ограды, находились 48 монастырских лавочек, которые отдавались торговцам за условленную плату на время ярмарки, бывавшей здесь ежегодно с 5 по 10 июля и приуроченной к престольному празднику обители — 8 июля.
    Начало свое ярмарка сия получила еще со времени явления иконы Божией Матери. Стекаясь из разных мест на поклонение явленной иконе Богоматери, народ приносил с собой различные домашние изделия для продажи и, так как это было время, в которое начинала собираться Нижегородская ярмарка, то проезжающие по тракту в г. Нижний Новгород купцы останавливались в г. Нижнем Ломове на богомолье и производили как закупку, так, по возможности, и продажу собственных товаров. Время от времени этот торг увеличивался и образовалась ярмарка. Доходами ярмарки на городской земле распоряжалась Городская Дума, сбором же с лавочек монастырских пользовался монастырь.
    На ярмарку съезжались купцы из разных городов Российской империи, как- то: Москвы, Калуги, Харькова, Нежина, Ярославля, Тамбова, Кадома, Темникова, Тулы, Арзамаса, Астрахани, Богучар, Коломны, Спасска, Мурома, Аткарска. Купцы приезжали с разными товарами: парчовыми, шелковыми, бумажными, суконными, пушными; медной, железной, чугунной, жестяной посудой, галантерейными и серебряными вещами, разными фруктами, чаем, сахаром; а из окружных селений с изделиями: телегами, колесами, ободьями, посудою, бочками, кадками, санями. Из съестных припасов продавали рожь, овес, пшеницу, полбу, горох, коноплю, гречневую крупу, просо, мясные продукты, масло коровье и конопляное, птицу: гусей, индеек, уток и кур, мед, воск и сало.
    Главнейшими же товарами были сибирские меха, калмыцкие лошади, хлеб, мед, пота'ш. Одна из крупнейших не только в губернии, но и в России Нижнеломовская Казанская ярмарка, проходившая, как тогда говорили, на перекрестке семи дорог, в какой-то период времени даже превосходила Пензенскую. Например, в 1813 году товаров сюда было привезено на сумму около миллиона рублей. В лучшие годы ярмарка собирала до 32 500 человек.

    Нижнеломовский Казанский мужской монастырь отстоял недалеко от тракта, соединяющего Пензу с Москвой и другими городами России. Монастырь посещали многие именитые люди. Сюда привозила Арсеньева своего юного внука М.Ю. Лермонтова. Об этом мы узнаем из книги С. А. Андреева-Кривича «Тарханская пора». Свои детские воспоминания М.Ю. Лермонтов отразил в повести «Вадим», где, в частности, воспоминает картину Страшного Суда, которая была изображена над Святыми вратами Казанского монастыря.

    Храмы Нижнеломовского Казанско-Богородицкого монастыря

     

    Казанский соборКазанский собор

    На месте явления чудотворного образа Пресвятой Богородицы, при подошвегоры, над источником был построен Казанский собор. Строительство церкви началось в 1710 году,когда по грамоте митрополита Рязанско­го Стефана (Яворского) игуменом обители Павлом (Сниторцевым) на месте погоревшей Казанской деревянной церкви была заложена каменная. Окончено строительство было в1722 году при настоятеле архимандрите Сергии. Храм, отличавшийся легкостью архитектуры и благолепием, был каменный, одноэтажный, холодный, однокупольный. Купол и глава обшиты были белым железом, «яблоко» было из красной меди, золоченное «под огонь». Крест был железный, обложенлистовой красной медью,золоченный «под огонь». Высота собора с крестом на главном куполе — 441/2 аршина (почти 31,6 метра), ширина — 28 аршин(19,9м) и длина - ЗЗ аршина (23,8м). Иконостас был пятиярусный длиной 21 аршин (15м), высотой 19 аршин (13,5м),построен в 1722 году. Иконы были писаны московскими иконописцами Михаилом Закониным и Андреем Диаконовым в1724 году. Иконостас сей, по своей величине и великолепию резных позлащенных колонн, увитых виноградными кистями, а также позлащенных Царских врат резной древней работы, представлял взору величественный вид и возвышал дух предстоящих в храме к Небу, в сонмы Апостолов, Пророков,Праотцев, здесь изображенных.

    В нижнем ярусе иконостаса, по правую сторону Царских врат, находился образ Спасителя, рядом с ним образ святого Иоанна Предтечи и далее — образ Божией Матери «Живоносный Источник». Полевую сторону Царских врат находилась Казанская икона Божией Матери, с изображением по сторонам разных явлений и чудес ея, украшенная сребро-позлащенною ризою. В середину сей иконы вкладывался явленный чудотворный образ Пресвятой Богородицы. По левую сторону сей иконы находился образ святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, далее — образ святителя и чудотворца Николая и Печерская икона Божией Матери с предстоящими преподобными Антонием и Феодосием Киево-Печерскими. Все эти иконы были старинного письма высотой в 2 аршина и 2вершка (1,5 метра).

    Во втором ярусе иконостаса изображались Двунадесятые праздники, в третьем — лик Апостолов, в четвертом — Пророков, в пятом — Праотцев. Эти иконы были одинакового размера — 1 аршин и 10 вершков (1,2 метра). В 1850 году иконостас реставрировался. Нижние два яруса и Царские врата вызолочены были вновь червонным золотом.

    В киоте из орехового дерева хранилась вышитая по малиновому бархату золотоми серебром святая Плащаница Спасителя. Она была изготовлена в 1849 году усердием помещицы Чембарского уезда, села Щепотьева, Александры Дмитриевны Богдановой.

    Пол в Казанской церкви вначале был деревянным, а при настоятеле архиманд­рите Исаакии заменен чугунным. Стены храма внутри расписаны были живописью и украшены картинами в рамах, писанными на холсте в 1838 году по благословению Преосвященного Амвросия Н-го, при настоятеле архимандрите Анаста'сии акаде­миком Ступиным. Картины изображали священные события из истории Ветхого и Нового Завета. Их было в храме 36. На­ружные стены храма в 1850 году также были расписаны различными изображени­ями Богоматери, Ангелов и святых угод­ников Божиих в назидание приходящего на богомолье народа, особенно в большие праздники. Стекаясь в монастырь в вели­ком числе, и по тесноте не имея возмож­ности присутствовать в храме, народ мо­лился вне храма пред иконами, на стенах его написанными.

    В Казанском соборе, при входе с за­падных дверей, к северной стороне, был погребен князь Василий Сергеевич Долго­руков, скончавшийся в 1803 году. Тут же было захоронение настоятеля архимандри­та Варлаама.

    Богоявленская церковьБогоявленская церковь

    Богоявленская церковь находилась к югу от Казанского храма. Первоначально церковь была деревянная, но в 1759 году, по благословению Преосвященного Пахомия (Симанского), епископа Тамбовского, настоятелем архимандритом Тихоном вмес­то деревянного храма был построен камен­ный одноэтажный. Высота церкви была 35 аршин (25м), длина — 26 аршин (18,5м) и ширина — 23 аршина (16м). Кровля — железная, шатровая, окрашена медянкою. Глава обшита белым железом, «яблоко» из красной меди, золоченное «под огонь». Крест — железный, обложен листовой красной медью, золоченный «под огонь». Стены внутри были расписаны масляными красками, а снаружи побелены белилами на масле. Иконостас сей церкви был одноярус­ным, весь вызолочен червонным золотом, покрыт сплошной мелкой резьбой. Устроен он был в 1880 году, росписан иконописцем Н. Макаровым. В 1890 году, по благосло­вению Преосвященного Василия (Левитова), епископа Пензенского и Саранского, старанием и средствами настоятеля архи­мандрита Гедеона иконостас реставрировал­ся, окна храма были увеличены. Главный престол сей церкви посвящен Богоявлению Господню, южный предел — во имя святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господ­ня Иоанна, северный — во имя святителя и Чудотвор­ца Николая. Находившая­ся в храме явленная икона святого Иоанна Предтечи считалась чудотворной и пользовалась большим по­читанием, из-за чего Бо­гоявленский храм в народе назывался Предтеченским. Вблизи алтаря церкви, с наружной стороны, был погребен настоятель архи­мандрит Антоний.

    Церковь в честь прп. Сергия РадонежскогоЦерковь в честь прп. Сергия Радонежского

    ерковь во имя препо­добного Сергия, игумена Радонежского и всея Рос­сии чудотворца находилась на северной стороне монас­тыря, на крутой высокой горе. Первоначально предполагалось уст­роить ее как надвратную, однако таковой позже стала Всехсвятская церковь (Исто­рия Российской церковной иерархии, т. 5, стр. 171). Сначала она была деревянная, но при настоятеле архимандрите Варлааме, в 1742 году, построена каменная дли­ной — 27 аршин (19м), шириной — 14 ар­шин (10м), высотой — 32 аршина (23м). Иконостас был пятиярусный, резной рабо­ты, 17 аршин высотой (12м) и И — ши­риной (8м). В первом ярусе иконостаса, с правой стороны от Царских врат, находи­лись образ Спасителя и образ преподобно­го Сергия, с левой стороны — образ Бо­гоматери и образ святителя Иоанна Зла­тоуста. Во втором ярусе — Двунадесятые праздники, в третьем — лик Апостолов, в четвертом — лик Пророков, в пятом изоб­ражались Святые и Спасительные Страсти Господа нашего Иисуса Христа. В 1854 году иконостас был реставрирован, украшен новой резьбой и вызолочен. В 1859 году на пожертвование помещицы Тамбовской губернии Спасского уезда Анны Лачиновой вся церковь внутри и снаружи была расписана красками на масле, наподобие церквей Троице-Сергиевой Лавры, с изоб­ражениями явленного чудотворного образа Божией Матери, явления Богоматери пре­подобному Сергию Радонежскому, самогопреподобного Сергия, святителя Николая Чудотворца и других святых угодников. В1887 году поблекшая роспись, по благосло­вению Преосвященного Антония (Никола­евского) — священноархимандрита Казан­ской обители, — была обновлена: внутри храма — художником Н. Макаровым, сна­ружи — живописцем Косогоровым. Купол и глава были покрыты белым железом, оба «яблока», на колокольне и на храме, были из красной меди, золоченные «под огонь».Кресты железные, обложены листовой красной медью, золоченные «под огонь». Сооруженная на величественной горе, с высокой колокольней, Сергиевская церковь по своему благолепию составляла предмет благоговейного внимания богомольцев.

    При Сергиевской церкви издавна погре­бались именитые граждане города Нижнего Ломова и дворяне окрестных мест, почему церковь сия считалась в обители кладби­щенской. В ней большей частию соверша­лись заупокойные Литургии и панихиды по просьбе богомольцев. Около церкви были погребены настоятели архимандриты Лав­рентий, Евпсихий и Гедеон, «и вся вообще гора от Сергиевской церкви, — по свиде­тельству Летописи, — как нива Божия, усеяна гробами с памятниками». Кладби­ще сохранилось до настоящего времени. Вместе с Сергиевской церковью возводи­лась и колокольня, шириной — 12,5 ар­шин (8,9м), высотой — 52 аршина (37м). Прежде на ней находились колокола, но они были перенесены на Всехсвятскую ко­локольню. Купол на этой колокольне был окрашен медянкой.

    Церковь Всех СвятыхЦерковь Всех Святых

    Церковь во имя Всех Святых нахо­дилась на западной стороне обители, на­против Казанского собора, над Святыми вратами. Церковь была каменная, длиною 6 сажень (13 м) и шириной 3,5 сажени(7,5 м), с колокольней над ней. Сооружа­лась с 1761 по 1779 год. Иконостас двухярусный, 6,5 аршина (4,5 м) высотой 8 аршин (6 м) шириной; Царские вра­та — резной работы, вызолочены. В 1849 году на пожертвование пензенского купца Александра Часовникова иконостас был обновлен позолотой и живописью.

     Над церковью Всех Святых была главная монастырская колокольня высотой 47 ар­шин (33,5м), шириной 7,5 аршина (5,3м) и длиной — 18 аршин (почти 13м). На коло­кольне висело 12 колоколов. Первый боль­шой колокол был в 191 пуд и 25 фунтов (более 3-х тонн) с надписью: «1801 год Февраля... дня перелит сей колокол в Нижнеломовский Богородичный монас­тырь благословением Преосвященнейшего Феофила, Епископа Тамбовского и Шацкого священно*Архимандритом и ректором Тамбовской семинарии Доси феем». 17 мая 1889 года, по благосло­вению Преосвященнейшего Антония II, тщанием казначея игумена Анатолия, ко­локол был вновь перелит старанием нижнеломовских заводчиков купцов братьев Приваловых, и имел в себе весу 317 пуд. 20 фун. (более 5-ти тонн). Колокол сей превосходил все городские и окрестные колокола мягкостью и приятностью звука. Второй колокол был полиелейный, весом в 115 пуд. 34 фун. (около 2-х тонн). Тре­тий — вседневный, весом в 73 пуда (более 1 тонны), с надписью на нем: «Лил сей колокол мастер калужский купец Васи­лий Холщевников в сей же монастырь 1766 года Декабря 28-го»; в середине колокола надписано: «во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Прочие 9 коло­колов небольшие, общим весом 60 пудов (около 1 тонны). На колокольне были ба­шенные часы с минутным и четвертным боем в 6 колоколов, наподобие часов на колокольне Троице-Сергиевой Лавры. Во время советской власти колокола перенесли в город Нижний Ломов, устано­вили на тюремной деревянной колокольне, откуда они позднее были похищены.

Опубликовать в социальных сетях