TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Гид-экскурсовод в Пензе Нина Лебедева

 

Спасский район Рязанской области

Указатель говорит о том, что мы с Вами въезжаем в Спасский район Рязанской области. Спасский район очень интересен в историческом плане. На территории этого района , на месте сегодняшнего села Старая Рязань возник город Рязань, который в 1237 году был полностью уничтожен монголо-татарскими завоевателями. На месте древнего города сейчас располагается Историко-археологический музей-заповедник «Старая Рязань» .

Он входит в состав Рязанского историко–архитектурного музея-заповедника и представляет собой древнее городище на месте нахождения столицы Рязанского княжества, которая в декабре 1237 года держала осаду от полчищ хана Батыя. 

Все по-настоящему крупные княжеские столичные города дошли до нас изменившими свой облик, застроенными, потерявшими свои границы.

 Рязань — это уникальный археологический объект.

Старая Рязань — город, где было найдено больше всего кладов, зарытых жителями накануне татаро-монгольского нашествия. Древнее городище Старая Рязань занимает второе место после Киева по числу найденных кладов, состоящих из золотых и серебряных изделий XII-XIII вв. Последний был обнаружен в июле 2005 года: свыше ста серебряных женских украшений, датируемых 13 веком. Большинство находок выставлено в залах Рязанского Кремля.

СТАРАЯ РЯЗАНЬ


Впервые Рязань упоминается в  1096 г. по случаю войны Олега Святославича с Владимиром Мономахом, но,как свидетельствуют археологические данные, она существовала ранее. По летописному сообщению, изгнанный из Чернигова Олег пошел к Смоленску, "и не прияша его смолняне, и иде к Рязаню". К 1096 г. в городе уже сложилась какая-то правящая группа: с "рязанцами" приходилось вступать в соглашения. Князья ведут переговоры с горожанами, заключают мир: так, в 1096 г. княживший в Новгороде Мстислав, сын Мономаха, "сотвори мир с рязанци". Хотя в последние десятилетия XI и первые десятилетия XII в. город уже имел определенное значение в Муромской земле, но на юге Руси Рязань, как территориальный центр была еще мало известна. Время основания Рязани там, где Ока образует резкий изгиб к югу в сторону степи и, приняв Проню, поворачивает на север, что удовлетворяло целям борьбы с половцами, и где срубили крепость, — вторая половина XI в., что подтверждается инвентарём погребенийнекрополя ранней Рязани. Полностью исключается X в., — дата, не подкрепленная никакими материалами. Если говорить о ранних вещах из жилых комплексов и подстилающих слоев на Северном городище и Подоле, то их датировка достаточно широка. Например, подковообразные фибулы со спиральными, многогранными, конусовидными и маковидными концами относят к концу X – середине XII веков.

Древнейшая часть города занимала труднодоступный мыс-останец между Окой и Серебрянкой (рис.1). Достоинствами этого расположения были удобство обороны и возможность расширять город при сохранении стратегических выгод положения. Рязанский Кром имел площадь 0,4 га и первоначально служил крепостью-убежищем. Вероятно, Кром был в основном застроен осадными дворами и, судя по материалам раскопок, не ранее второй половины XI в. Жилые усадьбы помещались на Подоле (площадь – 8 га). Ранняя его часть простиралась от левобережья устья Серебрянки до оврага на стыке Среднего и Столичного города. Как и в современной деревне (слобода "Задол" с церковью Преображения), дворы должны были располагаться на безопасном расстоянии, как от зоны весенних разливов, так и от оползней со стороны береговых круч. К сожалению, Северный мыс Старорязанского городища почти недоступен для археологического исследования, т.к. занят кладбищем, которое существовало здесь уже в XVII в. Тем не менее, по микрорельефу городища можно говорить о нескольких периодах развития крепости. Ее поверхность спланирована так, что образовались две площадки, разделенные сильно оплывшими валом и рвом. Видимо, дворы в северной части мыса некогда защищались с юга стеной из клетей, забитых землей, а со стороны крутых склонов были обнесены частоколом. На втором этапе крепость заняла весь останец. На южном скате городища различимы остатки вала - следы засыпанной грунтом деревянной стены. От того же времени с востока и запада сохранились два пандуса для подъема в крепость. Западный пандус вдоль крутого склона мог заканчиваться башней. Восточный - засыпан обрушившимися сверху земляными массами и перемещен.


Кром имел две воротные башни: одна - на окончании пандуса, со стороны Подола, вторая — с противоположной, южной, стороны замыкала въезд от дороги. От устья Серебрянки, где была открыта пристань (остатки дубовых свай, причалов, настилы мостовых) и могло располагаться торжище, полого поднималась дорога к подножию Крома, вдоль которой размещались усадьбы и земельные угодья владельцев.


Средний город (Северное городище).

Вскоре после создания Крома в связи с ростом численности населения укрепленная часть города увеличивается в 18 раз. Новая часть представляла собой самостоятельную крепость, отделенную ложбиной от Крома: Рязань получила двухчастную планировочную организацию (рис.1). С напольной стороны сохранился вал с сухим рвом, отсекающий часть плато между Окой и Серебрянкой. В результате размыва этого рва на юге образовался разветвленный овраг С возникновением Среднего города оборонительный комплекс совершенствуется. Наблюдения над микрорельефом Среднего города и Крома показали тесную фортификационную связь между ними. Дорога с Подола от устья Серебрянки на середине подъема перегораживалась стеной из городней забитых землей, с устройством проезда, защищаемого воротной башней. От перекрывающей ложбину стены на склонах Крома и Среднего города остались слабо выраженные осыпи валов от засыпки клетей. Этот стык двух крепостей один из ключевых узлов в фортификации города: проникший сюда противник попадал под перекрестный обстрел с двух сторон. Проездные ворота с башней условно названы "Серебряными" — по их выходу к Серебрянке и особой роли в обороне (Серебряные ворота имелись в Киеве и Владимире на Клязьме). Сквозь Спасские ворота (названы по близости к Спасскому собору), от которых в валу Среднего города остался проем, проходила дорога. На планах XIX в. она называется Большой и остается до сих пор главной дорогой через городище. Она рассекала город на две неравные части западную, меньшую, треугольную в плане, и восточную, приближавшуюся к четырехугольнику.


Пространство между Кромом и Средним городом со стороны Оки названо Межградием (площадь 0,7 га). Как свидетельствуют остатки вала от разрушенных городен, обнаруженные на склоне в северо-западном углу Среднего города, Межградие со стороны Оки имело такой же оборонительный узел, как у Серебряных ворот. Проездные ворота из Межградия на Подол обозначены как Подольские. Особенность оборонительного узла заключалась в том, что к этим воротам шел пандус со Среднего города. В случае осады Рязани небольшой участок Межградия, зажатый крутыми склонами обеих крепостей, мог использоваться в качестве загона для скота. Одновременно со Средним городом заселяется Засеребрянье (площадь 5 га) — территория на полого возвышающемся к подножию Соколиной горы правом берегу Серебрянки. Еще большее значение приобретает участок в устье Серебрянки: место торга у пристани и возможной переправы через Оку к дороге на Переяславль-Рязанский.Уже на первых этапах существования Рязани во второй половине XI первой четверти XII в. наблюдается развитая дворовая застройка. В дальнейшем она сохраняется, но, ввиду большой скученности населения в Среднем городе, усадьбы здесь не превышают 200 м2. Как правило, наземные постройки с подпольями и подпольными ямами расположены в системе прямоугольных координат по странам света. Упорядоченность планировки может объясняться близостью дворов к крепостной стене, которая координировала их размещение. Вполне вероятно, существование уличной сети (часть улицы с перекрестком и дворами по ее сторонам открыты при раскопках).


Столичный город (Южное городище).


С превращением Рязани в столицу земли-княжения она становится одним из крупнейших центров древней Руси и по размерам укрепленной площади входит в десятку главных городов того же времени. К старой, укрепленной части практически пристраивается новый город, с чем связан необычайный размах фортификационных работ. От первоначального ядра город расширяется в единственно возможные стороны: на севере его ограничивает овраг, по дну которого

Рис.1.План Рязани начала XIII в.


протекает Серебрянка, на юге- Черная речка. С восточной, напольной, стороны, не имевшей естественных рубежей, создается мощная система укреплений. Столичный город, окруженный стенами, занял площадь около 55-57 га, а в целом с Кромом и Средним городом — свыше 60 га (рис.1). Судя по незастроенным участкам, он был явно открыт для дальнейшего заселения, которое прервало нашествие монголов. В новом планировочном образовании первоначальные крепости оказались на периферии. Они не стали композиционным центром стольного града, который перемещается в юго-западную часть Южного городища. Один из главных структуроформирующих элементов плана (пояс укреплений) представляет собой тщательно продуманную целостную систему. Приглашенные князем «градодельцы» скорее всего использовали метод предварительного проектирования, предусматривающий создание нескольких самостоятельных архитектурных узлов в планировочной структуре. Внешний облик Рязани, парадным фасадом обращенной к Оке, преобразился: подчинение сложному рельефу, контраст вертикалей церквей, теремных строений, башен и массовой застройки вели к разнообразию силуэтов города с разных точек, многоплановости и ярусности его композиции живописности и пластике архитектурных ансамблей. Главным архитектурным узлом стал ансамбль большой площади фланкированной Успенским и Борисоглебским соборами, возможно, возведенными на месте деревянных церквей. Успенский собор возвели на слабо выраженной бровке, на переломе от плоского к покатому микрорельефу. Его продольная ось ориентирована на Южные ворота, от которых шла прямая дорога к храму, проложенная по дамбочке высотой до 0,5 м. Эта дамбочка следы которой удалось выявить при раскопках, обеспечивала путь посуху от ворот к церкви. Благодаря естественному наклону участка к югу, входящему в город через Южные ворота, казалось, что собор словно парит на фоне неба. Также воспринимался и Борисоглебский собор на крутом окском косогоре, к которому также шла дорожка по насыпи. Из южного притвора храма выходили к Борисоглебским воротам, откуда по пандусу спускались на Подол. Портал западного притвора выходил к оборонительной стене. По всей вероятности, после 1198 г. близ собора находился двор епископа со службами. Там же открыты дворцовые строения "княжьих мужей". Другой важный архитектурный узел — квартал вокруг Спасского собора в северной части "набережной", куда в конце XII в. перенесли княжескую резиденцию. Оба ансамбля были связаны улицей, которая от Южных ворот шла в северном направлении через Вечевую ("Соборную") площадь и, минуя Спасскую церковь, — к Спасским воротам. Здесь она сливалась с основной городской магистралью — Большой (Великой) улицей, проложенной с Подола от устья Серебрянки и через Серебряные и Спасские ворота выводившей к Ряжским (Пронским). Можно сказать, что существующая до сих нор грунтовая дорога, соединявшая в ХII- XIII вв. сельские поселения к югу от Рязани вплоть до Ново-Ольгова городка, вела в Пронское Поречье. Проем на месте древних ворот был разрушен оврагом (Старые Пронские ворота), после чего, по-видимому в ХVIII в., сделали новый широкий разрез в валу, так называемые Новые Пронские ворота.


Столичный город обладал развитой уличной сетью. Главные внутригородские магистрали-проезды, выйдя из ворот, переходили в грунтовые дороги, которые связывали как близкие, так и весьма отдаленные населенные пункты. Под прямым углом с востока на запад Большую улицу пересекала улица, на востоке выводящая к Исадским воротам (эта дорога на городище существует и сейчас), а на западе - к Оковским воротам, к которым с Подола поднимались по двум пандусам, выявленным при изучении микрорельефа берегового откоса. Кроме улицы, к Оковским воротам веером сходились переулки. Перед Оковскими воротами, разрушенными оползнями и локализованными по точке схождения улиц города и двусторонних въездов Подола, находилась площадь. Судя по планам многих древнерусских городов, места торжищ тяготели к крепостным воротам, с появлением новой линии укреплений торги входили в черту города. Можно предположить, что так же было в Рязани, так как возле проездных башен интенсивной застройки не наблюдалось. В 300 м к югу от Окско-Исадской, параллельно ей, проходила еще одна уличная артерия — от Окских к Ряжским воротам, существующая и поныне. Очевидно, что основные магистрали в пределах Столичного города прошли по трассам более ранних дорог, расходившихся веерообразно из Спасских ворот Среднего города на первом этапе его существования. Они органично вошли в планировочную ткань стольного града.


Многолетние археологические исследования на городище показали, что интенсивная дворовая застройка тесно связана с дорожной сетью, группируясь по сторонам проездов — улиц, переулков, тупичков. Именно по улицам проходило в первую очередь межевание участков. Дворы основной массы населения делятся на средние (по 300-400 м2) — с избами, мастерскими и хозяйственными постройками и мелкие (по 50-100 м2) - с одним-двумя строениями, иногда с избой. В промежутках между кварталами сохранялись обширные незастроенные участки. Усадьбы чаще всего огораживались сплошным забором с воротами и были обращены в сторону улицы глухими стенами хозяйственных построек. Жилой дом, как правило, размещался в глубине участка. Здесь открыты дворы, обнесенные частоколом, забором или плетнем. На дворах стояло "хоромное строение", известное из летописей Х-ХIII вв., позднее продублированное в писцовых книгах ХVI-ХVII вв.: избы, горницы, сени, клети, повалуши, хлева, мастерские, терема и постройки самого различного назначения. По материалам Рязани господствующая теория деления жилищ на наземные, полуземляночные и земляночные оказалась несостоятельной.


Хоромные строения включали избы с углубленным полом, ошибочно принимаемые за полуземлянки. Внимательная проработка археологического материала показала полное отсутствие последних. Вместо них прослеживаются жилища с подпольями различной глубины. В отличие от Новгорода, в Рязани, где нет высоких грунтовых вод, выявлены жилища с погребом и, ниже, — ледником. Таким образом, двухэтажная изба на подклети получила два подземных яруса, что резко усложнило структуру древнерусского жилища. Одновременно с основанием Столичного города между его стеной и Окой, вплоть до устья Черной речки, протянулся густо заселенный Подол, шириной от 200 м на севере до 100 м на юге. Его застройка, как и размещение дворов современной Старой Рязани, была приспособлена к довольно сложному, изрезанному рельефу первой надпойменной террасы. Только усадьбы, наиболее близкие к реке, затапливались при самых катастрофических наводнениях. Перерезанная небольшими овражками с ручейками, берущими начало от ключей, территория Подола имела террасную застройку, местами гнездами, при общей линейно-прибрежной сельской планировке. Как и в настоящее время, по Подолу проходили две дороги: одна — по кромке берега, у самой воды, и вторая вдоль подошвы обрывистого склона с крепостью на гребне. По обеим сторонам этой улицы стояли усадьбы и проходили поперечные переулки, связывая "гору" с рекой.


Отдельные дворы срубили в южной посадской части, на склонах между пряслами южной стены и нижним течением Черной речки. Эту часть города археологи назвали Южным Предградием. Старая Рязань являлась важным торговым и ремесленным центром Древней Руси домонгольского периода. На территории городища открыты многочисленные ремесленные мастерские. В результате раскопок установлено, что здесь было развито металлургическое производство, обработка железа, дерева, цветных металлов, кости и камня. В Старой Рязани обнаружены сыродутные горны, множество шлаков и криц, около них найдены обломки воздуходувных сопл. Часто встречаются предметы кузнечного ремесла, которое обеспечивало все остальные виды ремесленного труда инструментами. Столь же массовым было изготовление замков и ключей. Что интересно, замки были различных конфигураций (висячие, врезные для ларцов, замки-задвижки для дверей) и некоторые состояли более чем из сорока деталей, каждая из которых требовала своей технологии изготовления. Большое количество и качество ювелирных украшений в рязанских кладах свидетельствует о степени развития ювелирного производства.

Оборонительные сооружения Рязани.

Конструкция городских стен и этапы строительства.

Пространственную структуру города и его силуэт, кроме каменных храмов и палат, определяли крепостные сооружения. В результате изучения разреза вала у Исадских ворот выявлена сложнейшая система фортификации, выделено пять строительных периодов сооружения городских стен из городней, забитых землей

Общераспространенное в прошлом мнение о широком развитии на Руси в X XIII веках укреплений в виде земляных валов с внутренними деревянными конструкциями, оказалось, похоже, в корне неверно. Естественные уклоны валов не являлись непреодолимым препятствием для подъёма на них ни в древности, ни в настоящее время. Валы - это остатки укреплений, когда при исчезновении конструкций стен остаются массы заполнявшего их грунта, расплывшиеся после гибели деревянных конструкций. Разрушение стен происходило как в результате пожаров, так и при естественном гниении венцов. От дерево-земляных оснований укреплений со временем остаются только валы. Остатки деревянных оснований укреплений частей стен в их последовательных перестройках, обнаруживаемые в разрезах валов, доказывают, что конструктивная основа известных крепостей XVII в. имеет четко выраженные прототипы в XII – XIII веках. Как показало изучение рязанских укреплений, особенно вала у Исадских ворот, его образование – результат разрушения городней. Городни – срубы, засыпанные материковым лессовидным суглинком, который брали рядом со стеной, выкапывая ров. С самого первого этапа стороительства укреплений Столичного города забитые землёй городни и ров стали основой оборонительной стены. Клети городён, звеньев “стены городовой”, примыкавших друг к другу, требовали ремонта и восстановления после пожаров: в результате сравнительно простая стена XII века к 1237 году превратилась в развитое военно-инженерное сооружение. Земляная масса вала, т.е. первоначальной засыпки городен, увеличилась во много раз. Внутри вала на всю высоту сохранился частокол первоначального укрепления. Под его защитой рубили город. Возможно, в этот краткий период и вся территория, окруженная частоколом, называлась «Острогом». Заостренные бревна погребенные внутри трех валов с крутыми склонами – это остатки стен, последовательно сменявших друг друга. Раскопками обнаружен тын и с прибрежной стороны Рязани, где над ним позднее выстроили городни.

Первая стена состояла из городней высотой свыше 2-х метров при несколько меньшей ширине и разреженного 3-метрового частокола на расстоянии 1,5 м перед стеной (фото.2). На городнях, вероятно, также стоял «тын стоячий» : проход для защитников перед ним был слишком узок. Сечение клетей определяется, исходя из расплывшийся засыпки. Возможно, укрепления того же типа защищали Кром и Средний город. Частокол перед стеной назывался «предстенницей градской». Чтобы обеспечить возможность отступления из предстенья в город, вероятно, в некоторых башнях или в стенах существовали двери с жестким блокированием входного устройства. «Городники», создававшие первую стену, должны были за короткий срок «срубить город», огромный по площади, - отсюда простая конструкция стены, её минимальная для успешной обороны высота.

Вторая стена оказалась намного совершеннее и мощнее: её создание можно связывать с опытными горододельцами, прибывшими из Южной Руси. Она выступила в напольную сторону за частокол, который оказался в засыпке новых городен, которые стали выше и вдвое шире. С тыльной стороны сохранились старые городни. Возможно, уже на этой стадии к городням пристроили линию клетей, имевших жилое назначение. Перекрытые деревянным накатом и лишенные печей, они служили «осадными клетями», где во время нашествий собирались защитники Рязани и жители близлежащих сел (фото.2). Таким образом, уже на втором этапе нижняя часть стены представляла собой сложную систему (рубка из городней и тристенов). Судя по массивным городням, верхний ярус стены (заборола) представлял собой не просто бруствер. Скорее, это были трех стенные срубы с узкими бойницами – «скважнями» доя стрельбы. Этот нависающий над городнями накат с поперечными перерубами (по поздним документам – «облам») держался на консольных выпусках верхних поперечных брёвен городней, так что через навесные бойницы-стрельницы в полу поражали врага у подошвы стены. Облам перекрывала двускатная кровля. Боевой ход проходил по верху городней. Аналоги подобным стенным заграждениям для защитников – стены и башни сибирских острогов XVII века, сохранивших приёмы и традиции древнего военного зодчества.

Третий, промежуточный этап, видимо, связан с ремонтом крепости, заменой сгнивших бревен. Прежний архитектурный облик сооружения в основном сохранился. Переднюю стену нарастили в высоту на ранее поставленных клетях. Малые городни с тыльной стороны сохраняли несущую способность и не подвергались реконструкции (фото.2.). Рис.2 Развитие оборонительной стены: 1- первая стена Столичного города (около середины XII века.); 2- стена второго периода; 3- третий этап. Стена становится выше, спереди появляется подпорная стенка; 4- стена, уничтоженная Всеволодом III в 1208 году; 5- стена, сожженная Батыем в 1237 году. Примерно на рубеже XII – XIII веков произошла коренная перестройка укреплений: стена приобрела монументальный характер при разнообразии архитектурных объёмов. В 1208 году именно она была сожжена Всеволодом III. Засыпка городен стены третьего периода затекла в старый ров. Общая высота стены достигла 7 метров. Для ослабления распора её засыпанного массива с напольной стороны, где проходил ров, синхронный второму и третьему этапам, прирубили дополнительную линию городен. Таким образом, со стороны поля «стена градская» превратилась в двухъярусную, с тыном на нижнем и с заборолами-облами на верхнем ярусе (рис.2). По восстановлении после пожара укрепления пятого строительного периода, которые штурмовали войска Батыя, стали ещё более мощными. С напольной стороны образовалось несколько линий обороны: стена стала трехъярусной, высотой свыше 10 метров. Самая высокая часть стены, состоявшая из полотно забитых землёй городней с боевыми площадками типа обламов, выдвинулась ещё дальше в сторону поля (рис.2). Как и на четвёртом этапе, кроме заполненных грунтом четырехстенных клетей-городней в основном массиве стены, широко применили систему «тарасов» – конструкций из связанных между собой трех стенных срубов. Тарасы (термин XVI - XVII веков) использовали для прикладки к готовой стене, наращивая её и расширяя. Тарасы для жесткости связывали перерубами со стеной, и так же, как и городни, засыпали землёй, что превращало все фортификационные членения в монолит. Прирубы с обеих сторон, подобно контрфорсам, погашали распор стены. Кроме того, внутренний ярус служил для скрытного перемещения защитников и, судя по разрезу вала в верхней части, эту дорожку для прочности вымостили битым белым камнем и кирпичом. Внутри засыпки этого яруса оказались части ранее уничтоженных укреплений. Узкая подпорная ступень с тыном поверху служила дополнительной преградой с напольной стороны. Крупные города, подобные Рязани, помимо стен и тына перед ними,моли иметь и ограду перед рвом в виде надолб -–заостренных кольев, связанных между собой прогонами – «наметными слегами». Надолбы были простые, двойные, тройные и напоминали разреженный частокол. Они препятствовали подходу к городу конницы со стороны поля.


Мощная стена, противостоящая стенобитным орудиям, состояла из основного объёма и примыкавших к ней и также заполненных плотной глиной оплотов – «опалубок». Чтобы «поставить город» после разорения Всеволодом потребовались дополнительные земляные работы огромного размаха. При выемке грунта для засыпки деревянных конструкций образовался ров, существующий поныне, а старый окончательно исчез под осыпями от предыдущих укреплений. Возможно, для увеличения крутизны откосов рвов их обкладывали деревом, как это имело место в позднейшем крепостном зодчестве. Первоначально простая стена из городен с частоколом наверху, постепенно превращается в мощное фортификационное сооружение с трех стенными срубами – контрфорсами, осадными клетями с тыльной стороны, заборолами наверху для защитников и двумя рядами частоколов и сглубоким рвом с напольной стороны.

По мере совершенствования оборонительной системы Рязани, с усложнением устройства её стен, претерпевали изменения и крепостные башни городских укреплений, особенно монументальные воротные. Башни строили шире стен для обеспечения фланкирующей стрельбы. С целью повышения их прочности нижняя часть, как и городни, засыпались землей. Через башню между ярусами перекрытий, объединенных с разными оборонительными уровнями стен, перемещались защитники. В сохранившихся валах места башен н6е просматриваются именно потому, что осыпи от их нижних частей равны по высоте осыпям стен. Внутри башен устраивали лестницы для переходов с этажа на этаж. Вместе с наращиванием массива стен возрастала и площадь башен, их конструктивная сложность. Это происходило, за счет увеличения длинны брёвен и путем устройства прирубов с образованием «быков» – маленьких срубов внутри башен. Строительство стен на быках известно на Руси с X века. Помимо чисто оборонительных функций, башни, срубленные по углам и в середине прясел стен, оказывали эстетическое воздействие. Без них архитектурная композиция большого города, его силуэт теряют в образности, приобретают монотонность. Ввиду традиционности русской деревянной архитектуры, в том числе крепостной, башни Рязани в начальный период следует представлять наподобие дошедших до нашего времени памятников XVII века: башен и фрагментов стен Якутского, Илимского, Бельского и др. острогов. Чтобы обеспечить фланговую стрельбу, квадратные, прямоугольные или шестиугольные в плане башни укреплений выступали за линию стены на 1- 1,5 метра. В верхней части, как и стены, они имели выступы-обламы, образующие круговой верхний бой. Башни покрывали четырёхгранными или многогранными шатрами: они защищали от стрел и всякого “метательного снаряда”, предохраняли от дождя и снега, разрушавших деревянные конструкции. Специалисты по постройке укреплений уделяли повышенное внимание воротам – наиболее уязвимым местам в обороне города, сложным конструктивным сооружениям. Несущие части воротных башен по сторонам проезда, как городни, засыпали глинистым грунтом. На прочном, массивном основании возвышались верхние этажи с бойницами, отделенные друг от друга балочными перекрытиями.

Проезд, запираемый дубовыми двустворчатыми воротами, был узок – от 2,5 до 3-м метров. Самиже ворота гораздо монументальнее глухих башен – до 12 метров по фасаду. На вышках-смотрильнях дозирали караульщики, предупреждая о появлении противника. Через рвы к воротным башням могли быть перекинуты подъёмные мосты и мостики, легко рабираемые при военной угрозе.Местоположение остальных воротных башен определено по направлению древних улиц, иногда расходящихся от въезда радиально, как от Оковских ворот, а также по заметным при натурном изучении микрорельефа пандусам пологим подъёмам со стороны Подола и Южного Предградья. Один из пандусов вел к Борисоглебским и два – к Оковским воротам, которые, судя по их центральному положению, играли выдающуюся роль как в обороне, так и художественной композиции города со стороны Оки. Анализ микрорельефа на местах ворот позволил выявить особенности их архитектурных решений. Проезд проходил напрямую через башню, мог фланкироваться двумя башнями или образовывал поворот внутри самой вежи. Врата, более широкие, чем примыкавшие к ним стены, состояли из состыкованных срубов с "перерубами". Поворот движения под прямым углом у въезда в город затруднял противнику проникновение внутрь укрепления. Поворот мог находиться перед воротами или внутри башни. Ввиду разрушения валов, возможна любая из гипотез. Направление уцелевших валов, хотя и сильно поврежденных оврагом, помогает воссоздать сложный оборонительный узел Южных ворот, обращенных в сторону поречья Оки, к устью Прони. Их инженерное решение близко въезду Ново-Ольгова городка. В месте въезда концы вала разомкнуты с "захлестом" одного конца за другой, а один из сохранившихся концов загибается под прямым углом. Ось проезда была расположена не перпендикулярно стенам, а параллельно им. Это воротное устройство с параллельными стенами ставило врывавшегося врага под двусторонний обстрел. Чтобы проникнуть в ворота, предстояло преодолеть такой коридор. В письменных источниках XVII в. подобные проходы называли "захабами". Захаб Южных ворот мог иметь две башни.

Сооружение Водяных ворот решало проблему обеспечения жителей Рязани питьевой проточной водой на случай осады. В пределы укреплений Столичного города вошли исток Серебрянки — родник, из которого местные жители до сих пор берут воду, и верховья речки. Трасса древней дороги к Водяным воротам, существующая и в настоящее время, проходила с Подола по "ущелью" между левым берегом Серебрянки и крутым откосом Среднего города. Вероятно, минуя ворота, она проходила по дну древнего оврага, соединяясь с Великой улицей. 

Градостроительный ансамбль в районе Водяных ворот, скрытых в глубоком овраге, отличался четкой продуманностью. Связка между Средним и Столичным городом с водопропускной башней, снабженной решеткой на самом дне теснины, проездными Водяными воротами, угловыми вежами поверху и соединявшим все башни частоколом по обрывам представляла для своего времени уникальный военно-инженерный комплекс. След частокола в виде неглубокой размытой канавки виден на склоне правого берега Серебрянки ранней весной или засушливым летом, когда трава выгорает.

Севернее городища Старая Рязань, на берегу Оки находится Преображенская церковь. Церковь была построена в 1870 году на средства помещика Стерлигова. В нижнем ее этаже находился престол в честь Преображения Господня, а в верхнем - в честь святых апостолов Петра и Павла. Этот же помещик здесь основал 2 училища для мальчиков и девочек. Церкви были утварью достаточны. Историки утверждают, что уникальность храма в том, что он сооружен значительно ниже кладбища, на котором захоронены наши предки. Это как бы дань подвигу людей, защищавших нашу землю от полчищ татар.

Помимо Преображенской церкви в городище Старая Рязань было два других храма, Благовещенский и Борисоглебский.

Благовещенский храм остался как напоминание о Благовещенском монастыре, который был упразднен в 1777 году. В храме было два престола: во имя Благовещения Пресвятой Богородицы и святителя Николая Чудотворца. Украшением храма была каменная колокольня. Внутри храма были благолепные иконы апостолов Петра и Павла и резная – Святителя Николая.

Деревянная Борисоглебская церковь с Богородице - Рождественским приделом была построена в 1863 году. Прежде на этом месте также была деревянная церковь с тем же храмонаименованием, упоминавшаяся ещё в XVII веке. Из памятников древности, которые были в этой церкви, внимание обращала икона Божией Матери, именуемая Борисоглебской - Городищенской. Предание повествует, что в Старую Рязань икона была перенесена из Глебова городка, который находился некогда в Зарайском уезде при речке Воже и Реберке, и упоминался в XII столетии.

Недалеко от Старой Рязани находится село Исады. Есть предание, что будто с. Исады служило временным загородным местопребыванием великих князей Рязанских и составляло вотчину знаменитого боярского рода Ляпуновых, что видно из надгробных плит, сохранившихся около Исадской православной церкви. Самая древняя из них, над могилой Петра Ляпунова — Облачинского, датируется 1587 годом. От времени Ляпуновых в с. Исады сохранилась церковь Воскресения Христова, построенная в 1635 г. Церковь каменная, двухэтажная, тяготеющая к стилю московского барокко. 

Очень большой интерес представляет собой церковь Воскресения Словущего в Сушках.

Впервые село Сушки упоминаются в исторических документах в 1568 году. Церковь Обновления храма Воскресения Христова первоначально была построена в 1683 году. Когда сгорела церковь в с. Засечье, то Воскресенская церковь в с. Сушках была обращена в приходскую.

Вместо обветшавшей Воскресенской церкви в 1752 году была построена новая деревянная. В 1793 году был пристроен Духовской придел. В 1829 году был исправлен иконостас, а в 1831 году на средства прихожан был слит новый колокол. 14 мая 1847 года на построение новой каменной церкви вместо обветшавшей деревянной была выдана храмозданная грамота. В 1851 году был построен Никольский придел и колокольня. Старая деревянная церковь была продана в с. Красный Холм.

В клировых ведомостях за 1913 г. указано, церковь Воскресения Христова в с. Сушки была построена на средства прихожан. Следует отметить, что большую помощь в сборе средств оказал Никон Сушкинский - в последствии основатель Сушкинского Никоновского женского монастыря, который ходил много по деревням и собирал средства на строительство нового храма в с. Сушки.

Престолов в ней было два: главный - во имя Воскресения Христова и в приделе - во имя святителя и чудотворца Николая Мирликийского.

К церкви была приписана одна часовня в сельце Засечье
В приходе имелась земская школа, которая располагалась селе Засечье. В ней обучалось 50 мальчиков и 30 девочек и в с. Сушки, которая находилась в общественном здании, и в ней обучалось 120 мальчиков и 90 девочек.

В селе Сушки народ благоговейно отмечал храмовые праздники. 11 июля в селе Засечье, которое относилось к приходу села Сушки. Ежегодно совершался крестный ход в память страшного градобития, который было в начале XIX в. Крестный ход шел вокруг селения, затем около засеянных полей, а потом шел к храму. 

Юридически церковь не была закрыта ещё в 1941 году, хотя в документах писалось, что в Шелуховском районе в с. Сушки не проводились службы с 1939 г.
Решением облисполкома по многочисленным просьбам церковь вновь была открыта 11.09.1947.
В селе Сушки в лесу находится почитаемый во все времена чудотворный источник по имя Тихвинской иконы Божией матери. Издавна со всех деревень туда стекался народ на праздник Тихвинской иконы Божией матери. Вода считалась святой и целебной.

Недалеко от Сушек находится село Кирицы славу которому принес Замок барона фон-Дервиза.

Удивительный по красоте ансамбль был построен в 1889 г. Сергеем Павловичем фон Дервизом — сыном строителя Московско-Рязанской железной дороги, которого за огромное состояние называли «русским Монте-Кристо». Проект разработал Федор Шехтель — знаменитый архитектор, чьим именем назван целый стиль. Про дворец фон Дервиза современники говорили, что «это ожившая сказка: башенки, орлы, арки, лестницы, спускающиеся к прудам, мост любви и статуи кентавров, гроты с настоящими кораллами, которые привозили со Средиземного моря». В 1947 году здесь снимались эпизоды фильма «Золушка». Дворец совмещает различные стили: готический, псевдоготический, мавританский, русско-классический и др. 

Сейчас в этом здании находится детский санаторий.

Рассказ о стекольной фабрике Кириц и прогулку по замку Золушки можно посмотреть здесь. 

Рязанская область. Поселок Кирицы

 

 

Перейти к экскурсии " Православная дорога к Сергию Радонежскому"

 

Опубликовать в социальных сетях