TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Гид-экскурсовод в Пензе Нина Лебедева

 

Спасо-Преображенский мужской  монастырь

Монастырь был основан в 1655 году. Ансамбль, сложившийся к концу XVIII века, расположен в 7 км южнее города на правом берегу Мокши. Окруженный с севера и востока сосновым бором, он обращен на Мокшу. Юго-западный угол замыкает одноглавая зимняя Успенская церковь (1816), в центре западной части надвратная колокольня с церковью.

В монастыре имеются чудотворная икона Казанской Божьей Матери и чтимая икона Божьей Матери Боголюбская.

Спасо-Преображенский монастырь, или, как он назывался прежде, Спасская пустынь, возник в половине XVII столетия. Не царь, не вельможа, не знатный богач положил первоначальное основание этой обители. Нет, то были “людишки”, жители глухой лесной трущобы, именно один простой монах, которого и знаем только по имени, да еще крестьянин, правда очень богатый, но все же крестьянин… Дело было так. В 1650-х годах, а может быть и раньше того, Бог весть отуда пришел в Красную Слободу “черный старец”, – как говорили тогда, или по нынешнему – просто монах, по имени Дионисий. Один, без товарищей и прислуги, поселился он уединенно в 5 верстах от города в так называемом “большом Мокшанском лесу”6, длину которого и ширину нужно считать десятками верст. Монах сделал келейку и живет себе: справляет по рукописному часослову все церковные службы, кладет установленное число поклонов и трудится ради Бога и ради спасения своей души… Явление пустынника среди глухого леса вызвало в слобожанах мысль основать на этом месте монастырь, а в одном благочестивом, энергичном и вместе богатом крестьянине – желание поддержать его материально. С этой целью крестьянин этот по имени Путилка Дмитриев Баженов7, села Дмитриева Усада, ныне Темниковского уезда Тамбовской губернии, закрепляет в 1652 году за новой пустынкою (так называли келию Дионисия) все принадлежавшие ему земли по соседству с нею; а слобожане, во главе с “Великого Государя дворцовыя Красные Слободы с крестьянином Андрюшкою Агапитовым с товарищи и всяких чинов люди” ходатайствуют пред патриархом Никоном о построении храма в новой пустынке, на что и получают благословение его в особой грамоте от 6 августа 1655 года. Поводом к ходатайству об устроении монастыря и Путилки Баженова и жителей Красной Слободы служили следующие соображения: монастырь вблизи города, по их глубокому сознанию, был положительно необходим. Не говоря уж о том, что монастыри были тогда народными школами в религиозно-нравственном отношении, а потому считались необходимою принадлежностию всякого благоустроенного города, – они были необходимы и по другим причинам. По древлерусскому убеждениею, принятие пред смертью ангельского образа, т. е. пострижение в монашество, считалось самым верным средством ко спасению. А чтобы принять монашество хоть при последнем издыхании, для этого нужен монастырь, и притом такой, который находился бы недалеко от жилья. Итак, монастырь при Красной Слободе был необходим... И он, благодаря монаху Дионисию, крестянину Путилке Баженову и “разных чинов людям Красной Слободы”, явился, официально утвержденный высшей церковною властию 6 августа 1655 года.

Краснослобожане, с целью положить прочное основание монастырю при городе, “отправили посольство в Москву, к патриарху Никону бить челом, чтобы он благословил построить в новой пустынке церковь с тремя престолами, из коих главный престол должен быть освящен в память славного Преображения Господня, а придельные – правый в честь Казанской Божией Матери, а левый в память Усекновения главы Иоанна Предтечи. Как совершен был трудный, далекий путь в Москву, как охлопотано там дело – не известно. Как бы то ни было, но посланные привезли с собой грамоту патриарха Никона. Вот эта грамота.

“Божиею милостью, се аз смиренный Великий Государь святейший Никон, патриарх Московский и всея Великия и Малыя и Белыя России: били нам челом Темниковского уезда государевые дворцовые Красныя Слободы Андрюшка Агапитов с товарищи и всяких чинов люди, а в челобитной их написано: в Краснослободском де кругу вверх по реке Мокше в большом лесу на берегу реки Мокши есть де у них пустынка, а в ней живет черный старец Дионисий, а у них де в Красной Слободе и в Краснослободском присуде во всей волости монастырей близко нет, а которые де у них люди по обещанию своему желают душевного ради спасения и изнемогаючи к смерти пострищися негде, помирают без пострижения, и ныне де они обещались в той пустынке воздвигнуть вновь церковь во имя Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа да в приделах Пресвятыя Богородицы Казанской да Усекновения честныя главы Иоанна Предтечи, и нам бы им пожаловать благословить и велеть бы им на тое церковь и на приделы лес ронить и в том лесу10 в той пустынке воздвигнуть вновь церковь во имя Преображения Господа и Спаса нашего Иисуса Христа да в приделах Пресвятые Богородицы Казанския да Усекновения честные главы Иоанна Предтечи и дать антиминсы, и аз смиренный Великий Государь святейший Никон патриарх Московский и всея Великия и Малыя и Белыя России Темниковского уезда государевые дворцовые Красныя Слободы Андрюшку Агапитова с товарищи пожаловал благословил велел им на тое церковь и на приделы лес ронить и в том лесу в Краснослободском кругу вверх по реке Мокше в большом лесу на берегу реки Мокши в той пустынке воздвигнуть вновь церковь во имя Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа да в приделах Пресвятыя Богородицы Казанския да Усекновения честные главы Иоанна Предтечи, а приделы велел делать по сторонам тоя церкви и вход в приделы был бы из паперти, а главы бы на той церкви и на приделах были круглыя, а не островерхия, а как та церковь и приделы совершатся, и на тое церковь и на приделы велел им антиминсы дать, а освятить ту церковь и приделы попу с диаконом по правилам святых апостолов и святых отец. Писано в Москве лета 7163 августа в 6 день, печатны взяты”. На подлинной грамоте была приложена печать красного воска, на обороте грамоты написано: “Жалованная благословенная грамота.” По склейке на обороте написано: “Дьяк Парфений Иванов”.

Исполнение по этой грамоте не замедлило последовать, что было тем удобнее, что в старину церкви строились и украшались очень незатейливо. Простой деревянный сруб, крытый драньем или соломой, кое-как сколоченный иконостас с навешанными на него образами невзыскательной работы, выбойчатая завеса, такие же ризы и облачения на престол и жертвенник, оловянные или даже деревянные сосуды для священнослужения, – вот церковь и готова. При таких порядках и краснослободские усердники, Андрюшка Агапитов и его товарищи, могли очень скоро исправить дело. Не успело лето смениться летом, а церковь уже была готова; по крайней мере мы достоверно знаем, что придельная Казанская церковь была освящена в феврале 1656 года 14 дня, т. е. чрез шесть месяцев после получения патриаршей грамоты. В подтверждение времени освящения Казанского престола еще раньше о. Беляев писал следующее: “Нам недавно удалось видеть редкость из этой (Казанской) церкви. Дело было так: в с. Хлыстовке Краснослободского уезда перестраивалась церковь, и здание этой церкви, нужно сказать, принадлежало Спасо-Преображенскому монастырю и продано было в Хлыстовку. Когда строгали прежнюю верхнюю доску жертвенника, то заметили, что в средине дубовой доски сделана квадратная вставка из кипариса вершка в четыре. Местному священнику пришла мысль открыть эту вставку, и что же? Под дощечкой оказался четырехугольный кусок полотна, и вот что на нем изображенно: в средине осьмиугольный крест; над ним надпись “Царь славы”; в углах между четырьмя главными рогами креста: iс, хс, ни, ка; по бокам трость и копие и при них надпись “трость, копие”. Над крестом сделано вложение (для святых мощей, конечно), но в нем ничего нет. Вокруг креста с разными сокращениями и титлами следующая надпись: “Освятися алтарь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в церковь Пресвятыя Богородицы явления чудотворной иконы яже в Казани; освящена бысть церковь лета 7164 (1656) году, индикта 9, февраля в 14 день, на память иже во святых отца нашего Кирилла, епископа Казанского, при благоверном царе и великом князе Алексие Михайловиче всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца и при сыне его царевиче Алексее Алексеевиче и при патриархе Московском и всея Великия… России Никоне”. Что это такое – не антиминс ли?11 Время освящения престолов Преображенского и Иоанна Предтечи не известно. Да и был ли освящен Иоанно-Предтеченский престол? По крайней мере в шестидесятых годах XVIII столетия по описям церковь значится двухпрестольной, – главный престол в память Преображения Господня, а придельный во имя Казанской Божией Матери. Хотя о. Беляев делает предположение, что в этих годах (1656–1760) соборная церковь перестроена или построена вновь, но в документах такому предположению нет основания. С положительностию можно утверждать, что в течение первого полустолетия существования пустыни храм в ней был один: в черновом прошении игумена Филарета к царю Петру Алексеевичу постоянно встречается выражение “церковь Божия”, “церковь Божию”, – в единственном числе.

Современному соборному храму основание полагалось два раза: в первый раз в 1792 году по благословенной грамоте Тамбовского епископа Феофила строителю Ионе от 11 февраля того года; а во второй раз – по таковой же грамоте и того же епископа строителю Геннадию от 1 июля 1796 года. Причною двоекратного построения сего храма послужило несчастное обстоятельство: заложенный в 1792 году и приведенный почти к окончанию в 1795 году, новый каменный храм обрушился от непрочной кладки; по преданию, причину разрушения храма многие полагали в том, что гроб старца Герасима, подвижника сего монастыря, оставлен был вне стен храма12. В 1795 году указом Тамбовского епископа Феофила от 24 августа, вследствие прошения строителя Геннадия, велено развалившиеся стены разобрать; а без малого через год благословенной грамотою того же епископа к тому же строителю Геннадию преподано благословение о построении вместо обвалившейся церкви новой каменным же зданием, с тою только разницей, что развалившаяся церковь по грамоте долженствовала быть Спасо-Преображенской с одним приделом во имя Казанской Божией Матери, а второй, 1796 года – с двумя приделами, Казанской Божией Матери и Рождества Иоанна Предтечи. К концу 1799 года новая церковь тщанием строителя Геннадия “от доброхотного подаяния пришла в совершенное окончание и личным присутствием Его Преосвященства (епископа Нижегородского и Арзамасского Вениамина) обозрена”13. Вследствие этого по ходатайству строителя Геннадия от 21 декабря 1799 года означенным епископом дано благословение освятить самому строителю Геннадию два придела – Казанский и Предтеченский, на каковой предмет и выданы два антиминса. Но в исполнение этого разрешения в 1801 году освящен только один придел, Казанский. А придел во имя Рождества Иоанна Предтечи освящен уже по указу епископа Пензенского и Саратовского Гаия в 1804 году на ранее полученном от епископа Вениамина антиминсе14. Главный престол храма освящен тем же строителем Геннадием в том же 1804 году 7 сентября во исполнение указа Пензенской духовной консистории от 28 августа.

В первой половине XVIII века является вторая церковь деревянная, но когда именно, не известно; только в описях 1760-х годов значатся уже две церкви, вторая во имя Успения Пресвятыя Богородицы. Эта церковь в 1763 году сгорела и в том же году построена вновь, так что 2 января следующего 1764 года она уже освящена16. Церковь эта существовала до 1800 года, когда по окончательной отделке нового каменного собора, по неимению в ней надобности, разрешено было строителю Геннадию продать ее. Деревянную же соборную церковь благословенною грамотою Тамбовского епископа Феофила от 1792 года 11 февраля разрешено “охочим людям за сходную цену продать в такое место, где за сгорением или за непостроением вновь церкви не имеется, и деньги употребить на украшение новой церкви”.

Все вышеизложенные сведения о храмах заимствованы нами из двух благословенных грамот, данных строителю Ионе 11 февраля 1792 года и строителю Геннадию от 1 июля 1796 года. Вот текст первой грамоты.

“Божиею милостью смиренный Феофил, епископ Тамбовский и Пензенский, по благодати дару и власти Всесвятаго Духа, данный мне от Самого Великого Архиерея Господа нашего Иисуса Христа, чрез святыя и священныя Его апостолы и их наместники и преемники, благословили епархия нашей Пензенского наместничества Краснослободского Спасо-Преображенского монастыря строителю иеромонаху Ионе с братиею по данному нам от них прошению вместо имеющейся в оном монастыре деревянной Спасо-Преображенской с приделом Казанския Богородицы церкви построить вновь церковь Божию каменным зданием в то ж именование на другом близ оной к той церкви месте, по чину грекороссийскому, и по построении оную церковь с приделом иконостасом и святыми иконами (в числе коих сборных и разномерных, также и неискусно писанных, каковых именным блаженныя и вечныя славы достойныя памяти Государыни Императрицы Елисаветы Петровны Высочайшим указом, состоявшемся февраля 7 дня, писать запрещено, в той церкви отнюдь не было) по подобию протчих грекороссийских церквей благочинно и благостройно, алтарными священноцерковнослужителями облачении непременно шелковыми и книгами всего церковного круга новоисправными с подписанием по листам на имя того монастыря (между коими были б Новый Завет православного исповедания, букварь и духовный регламент) удовольствовать. Престолы построить по указанной мере, а именно: в вышину не менее 1 аршина 6 вершков с доскою в длину аршина осьми вершков, в ширину аршина ж и четырех вершков. По совершению же той новой Спасо-Преображенской с приделом церкви окончания и всего приличествующего ко освящению приуготовления оную церковь с приделом от Краснослободского духовного правления освидетельствовав, описать со всяким обстоятельством, и ту опись представить в нашу консисторию, и ежели по достоверному в оной нашей консистории освидетельствованию оная церковь с приделом, всем принадлежащим до нее будет удовольствована, тогда о освящении оной с приделом церкви имеет быть от нас дано особливое благословение. По построению оной каменной церкви прежнюю деревянную охочим людям за сходную цену продать в такое место, где за сгорением или за непостроением вновь церкви не имеется, и деньги употребить на украшение новой церкви. А где имеется быть престол святый, дабы тому святому месту попрания ни от кого не происходило, сделать деревянный шадрик, при заложении же новой церкви для надлежащего по церковному чиноположению исполнению быть вам, строителю иеромонаху обще с братиею, – во свидетельство чего вам и дана сия от нас храмозданная благословенная грамота, рукою нашей подписана и печатью запечатанная в богоспасаемом граде Тамбове, в крестовой нашей архиерейской палате. Лето мироздания 7299, воплощения же Божия Слова 1792 года месяца февраля в 11 день”.

Подобную форму имеет и вторая грамота.

В юго-восточном углу монастыря стоит храм св. Александра Невского. Он каменный, теплый, устроен на доброхотные даяния тщанием строителя иеромонаха Геннадия по благословенной грамоте Пензенского преосвященного Моисея от 24 июня 1810 года. Антиминс в этом храме выправлен тем же строителем Геннадием, а освящен храм игуменом Сергием в 1817 году по указу из Пензенской духовной консистории от 22 мая того же года.

В колокольне, над святыми вратами, устроен храм святителя и чудотворца Николая, по благословенной грамоте, данной 29 июня 1810 года тем же Пензенским преосвященным Моисеем строителю Геннадию. Хотя иконостас был сделан вскоре по создании этого храма, но икон в нем не было приготовлено до 50-х годов. Только в 1855 году при архимандрите Нифонте иконы были написаны послушником монастыря из мещан г. Козлова Василием Александровым Деминым. Освящен этот храм преосвященным Варлаамом при посещении монастыря 15 июня 1857 года. 

 

 

Перейти к экскурсии " Православная дорога к Сергию Радонежскому"

 

Опубликовать в социальных сетях