TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Гид-экскурсовод в Пензе Нина Лебедева

 

Спасск Пензенской области

 

Спасск Церковь Вознесения Господня Спасск Церковь Вознесения Господня

СПАССК расположен на равнине, на левом берегу р. Студенец. Основан в 1663 г. как вотчина Новоспасского монастыря на земле, принадлежащей мордвину Жданке Богданову в составе Кадомского уезда, отсюда первоначальное название – с. Богданово, впоследствии с. Спасское. 1669 г. здесь насчитывалось 77 дворов, в том числе 34 семьи монастырских, из них 16 переведены из других вотчин Новоспасского монастыря, 18 семей беглых монастырских крестьян, 43 бобыльских (т.е. неимущих, нетяглых) двора, из них 24 из разных монастырских вотчин и беглых – 19. В 17 веке развивалась торговля пенькой, коноплей, медом. С 1673 по 1779 гг. село Богданово входило в состав Шацкого уезда. С 1764 г. Спасское находилось в распоряжении Дворцового ведомства, село экономических крестьян. В 1779 г. определен уездным городом Спасском-на-Студенце Тамбовской губернии. В описании конца 18 в. о нем говорится: «Положение имеет по обе стороны речки Студенца.., окружается с южной стороны мелким лесом, а с прочих трех стороне пашнями. Фигуру имеет продолговатого четырехугольника, коего длина 2 версты, а ширина 300 саженей; церквей в городе две деревянные, самого простого строения… Обывательских домов 487. Купеческий капитал объявлен в 3605 рублей и упражняются в разных мелочных товарах. Обыватели упражняются в кузнечной работе и тем славятся, но происходит сие не от искусства, а от дешевизны уголья. Ярмарка бывает в десятую после Пасхи пятницу; приезжают на оную купцы из ближних городов с мелочными товарами и торгуют один токмо день» Интересные сведения о городе сообщаются в «Историко-статистических сведениях Тамбовской епархии» Георгия Хитрова (Тамбов, 1861): Спасск «переименован городом по воле императрицы Екатерины Великой из экономического села при открытии Тамбовского наместничества в декабре 1779 года. До 1764 г. село Спасское принадлежало к владениям Московского Новоспасского монастыря, находилось в Керенском уезде, и вместе с ним подчинено было в церковном управлении Суздальской епископии до 1758 г., в котором оно поступило в состав тамбовской епархии при ее возобновлении. С половины 18 столетия в Спасске было два деревянных храма. На место одного из них в 1810 г. купцом Тимофеем Самгиным сооружен каменный Спасопреображенский собор с пятью престолами. Другая церковь в Спасске – Успенская, на кладбище, перестроена в 1788 году из местной обветшавшей церкви».

В 1829 г. через Спасск в Москву проезжал В.Г. Белинский, отмечавший, что город «не имеет каменного дома для присутственных мест, которые размещены по разным лачугам, нет ни одного каменного дома, только домов десяток, крытых тесом. Словом, Спасск есть ни что иное, как довольно хорошее село и довольно гнусный городишко. Впрочем, я это говорю-то о наружном, а не внутреннем его достоянии».
Истощение леса, отдаленность от крупных водных артерий, отсутствие железной дороги сдерживали его экономическое развитие. В 1774 г. Богданово-Спасское было захвачено пугачевским отрядом во главе с Яковом Ивановым, они захватили лавки, соляные амбары, казну, повесили нескольких помещиков. Главным усмирителем восставших на этот раз стал полковник Дервиц, командовавший карательным гусарским отрядом. В 1855 г. начато строительство каменной Троицкой приходской церкви «по высочайше утвержденному плану». Спасо-Преображенский каменный собор был построен на средства купца Тимофея Самгина в 1810 г., в нем находилась икона Толгской Божьей Матери – список с иконы 1314 г. вышиной в три четверти аршина; ей приписывалось спасение города от пожаров 1828 и 1839 гг., а также «целебные действия» на больных.
Архитектурно-планировочная структура города прямоугольно-параллельная, сложилась в соответствии с генеральным планом 1827 г.: на левом берегу Студенца располагался собственно-город, на правом – слободы Ломовка, Самодуровка, Бордадымовка, Солдатская и Хутора. Центральная часть города представлялась в виде соборной площади с каменным собором, соединенной улицей Московской с торговой Сенной площадью с двумя гостиными дворами. Кустарные предприятия располагались в северной части города.
Сейчас в Спасске сохранилась Церковь Вознесения Господня построенная в 1859 на средства купцов Спасска Василия Будникова и Николая Макова. Господствующий над окружающей застройкой пятиглавый каменный храм с четырехъярусной колокольней, монументальный объем которого дополнительно утяжелен мощными аттиками, является представителем господствовавшего в то время официально «русско-византийского» стиля в его провинциальной трактовке.

Глава 1
«На диком поле промеж двух Липляев»

В этой главе пойдет речь об истории возникновения поселения, которое в ХVIII веке стало уездным городом Спасском. Об этом неоднократно писалось разными авторами, но есть некоторые разночтения относительно времени возникновения поселения, принадлежности этой земли, происхождения названия села. Когда создавался общественный краеведческий музей, его организаторы Ф.С. Давыдкин, А.С. Мирошкин при материальной поддержке районной власти запрашивали документы из разных архивов страны. Из Российского государственного архива древних актов (РГАДА) были присланы фотокопии документа об отводе земли Новоспасскому монастырю. Но в то время из-за неправильно прочитанного текста (скоропись XYII века) произошло неточное освещение этих событий, которое вылилось на страницы районной газеты, а позже и книг.
Только в 2008 году доктор исторических наук Алексей Владимирович Сиренов изучил текст этого документа и подготовил его к печати. Суть дела такова.
История возникновения города Спасска связана с Новоспасским мужским монастырем города Москвы, основанным в XIV веке. У монастыря в Козловском уезде были земельные угодия, которые в 1647 году понадобились для государственных нужд. Вскоре монастырь отыскал для себя незанятую землю в Шацком уезде Замокшанского стана и обратился к царю с просьбой о выделении ему этой земли. К челобитию присоединился боярин Глеб Иванович Морозов, брат всесильного тогда боярина Бориса Ивановича Морозова, воспитателя молодого царя Алексея Михайловича. Женой Глеба Ивановича была знаменитая раскольница Феодосия Прокопиевна, запечатленная художником В. Суриковым на полотне «Боярыня Морозова». В 1654 году царем была послана грамота в Шацк, в которой повелевалось ту пустошь описать, измерить и доложить в Поместный приказ, ведавший выделением земель. Но по каким-то причинам земля Новоспасскому монастырю не была отписана.
Спустя 6 лет монастырь в лице «архимандрита Иосифа и келаря старца Герасима с братию» снова обратился к царю с той же просьбой и с челобитием Г.И. Морозова. В Шацк к воеводе Григорию Спешневу снова была послана царская грамота. По окладным книгам выяснилось, что земля в районе деревни Дракино записана за Рисанкой (Рузанкой) Богдановым, а в Порумборе (Мордовском Пимбуре) владельцев земли нет. В окладных книгах значился и Жданка Богданов, который имел землю в районе села Потьма (все названые села ныне находятся на территории Мордовии) и сдавал ее внаем овдаловской мордве. Земля же, которую просил монастырь, «дикое поле лежит порозже в поместье и вотчину и на оброк никому не отдано». Границы отведенной монастырю земли с западной и восточной сторон проходили по рекам Студенец и Сухой Липляй, с северной стороны – по реке Парце, а с южной стороны – по дороге, соединяющей Наровчат и Керенск. Эта дорога шла по нынешней границе полей с. Дубровки через Шелдаис. Территория владений упомянутой мордвы находилась на значительном расстоянии.
11 октября 1662 г. царская грамота повелевала шацкому воеводе, теперь уже Павлу Хвостову, послать дворянина и подьячего для измерения пустоши в диком поле. Выбор пал на Ивашку Фролова, подьячего съезжей избы, который измерил землю, взяв в свидетели «тутошних и сторонних людей, старост и целовальников и крестьян, сколько человек пригож». И на «речке на Парце, промеж двух Липляев» подьячий Ивашка Фролов со свидетелями мерил ту землю и намерил «в поле на 200 четвертей, а в дву по тому ж, да сенных покосов на 400 копен, да дворцовых усадеб и животного выпуску и на подгуменье мест». Все поле в длину составляло 8 верст, поперек 0,5 версты по одной стороне и 1 версту по реке Парце. В мерной книге Фролов отмечал, что «лесу к тому дикому полю хороменного и дровяного нет, а лес большой от того дикого поля верст с 7 за мордовскими деревнями…». Это измерение проводилось в октябре и ноябре месяцах при свидетелях – священнослужителях и крестьянах сел Стяжкино, Устье, Никольское, Семивражки (все села, кроме Устья, ныне находятся в Республике Мордовия). «А они мордва деревни Дракины да деревни Порумбор на то дикое поле не выезжали и крепостей никаких не показали и того дикого поля в тех урочищах не спорили…» – писал подьячий в документе1. Остановился Ивашка Фролов, скорее всего, в селе Усть-Парцы, которое существовало уже около 12 лет. Оно принадлежало помещикам Лопатиным, Рогожиным, Лачиновым. Маловероятно, что Фролов со священниками окрестных сел в осеннюю погоду измерял территорию, скорее всего, документ был составлен со слов свидетелей и подписан ими «не выходя из избы». Это подтверждается тем, что повторное измерение и межевание земли показало совсем другие площади.
28 ноября 1662 г. царским указом измеренная земля была пожалована московскому Новоспасскому монастырю. Его представители, получив долгожданный документ, определили на новое местопоселение приказчика и служек, которые выбрали место для будущего села у «источины» на возвышенной местности и назвали его Богданово. «Источина» – это речка Кака (Какова), правый приток Студенца, впадающий в него у с. Липлейка. Неблагозвучное название реки в переводе с древнемордовского означает «осока, тростник».
Тут следует сказать о происхождении названия нового поселения. Конечно, служки монастыря, бывшие здесь после отвода земли, и помыслить не могли, чтобы назвать село именем неведомого им потьминского Жданки Богданова, находящегося в 40 верстах от этого места. Конечно, оно названо Богдановым по старославянскому мужскому имени Богдан, что означает «Богом данный».
Монастырские служащие должны были решать многие вопросы: выделение и вывоз строевого леса на избы и монастырский двор; определение семей, подлежащих переселению, и вывоз их из сел, принадлежащих монастырю; отвод земли под пашню, ее обработка и засев; выделение сенокосов, выгона и многое другое.
Надо сказать, что к моменту заселения села Богданова некоторые населенные пункты Спасского края уже существовали. В пределах территории нынешнего района села и деревни по реке Шелдаис были уже заселены, села Абашево и Устье уже существовали, в 1663 году выделялась земля на месте сегодняшних сел Липяги и Кошелёвка. Отведенная монастырю земля находилась в безопасном от кочевых племен месте, т.к. на юго-востоке государства уже была выстроена засечная черта, проходившая через Керенск, Верхний и Нижний Ломовы.
С весны 1663 г. застучали топоры: рубились новые избы для первопоселенцев. Еще загодя была построена монастырская келья, где останавливались служки, а затем – монастырский двор, в котором проживал приказчик. В течение года монастырь переселил в село Богданово 60 семей. Пополнение новыми жителями происходило и позднее, но меньшими темпами. Вместе с тем разрабатывалась и пашня для прокормления новоселов и скота.
По указу государя темниковскому писцу Владимиру Новосельцеву и подьячему Петру Зиновьеву «велено ехать в Мещерский уезд в Замокошный (Замокшанский) стан в вотчину Всемилостивого Спаса Нового монастыря… переписать во дворех крестьян и бобылей и их детей и братью и соседи, подсоседников и захребетников, с отцы и с прозвищи и из которых вотчин те крестьяне и бобыли из сел и деревень на ту землю переведены, и ту землю против отказных книг пашню и сено и лес и всякие угодья описать и измерить по наказу, каков им, писцам, дан наказ из Приказу Казанского дворца прямо в правду, да что в той вотчине будет дворов крестьянских и бобыльских и в них людей по именам, и пашни и сена и лесу и всяких угодий, и то все велено написать в книгах порознь, да и те переписные книги велено прислать к великому государю в Поместный приказ…».
Бобыли в данном случае – крестьяне, не владеющие имуществом (скот, инвентарь, и т.п.), работающие в качестве батраков. По сведениям историка В.О. Ключевского, крестьяне, переселявшиеся на юговосточные земли, были малоимущими. Землевладельцы, чтобы меньше платить податей государству, часть крестьян зачисляли в бобыли (батраки), поскольку в XVII веке с них податей не брали.
Полностью документ о переписи населения и новом межевании в селе Богданове «Выпись из книг Мещерского уезда» опубликован впервые в «Известиях Тамбовской ученой архивной комиссии» в 1887 году и перепечатан в книге Н.И. Забродиной «Краеведческие записки» (С. 122-139).
Перепись населения в августе 1669 г. зафиксировала в селе Богданове 77 дворов, в которых проживало 315 человек. Считались лишь лица мужского пола да несколько вдов, бывших главами семейств. Обязанностью переселенных жителей было распахивать выделенную монастырю землю, получать с нее доход, отправлять монастырю необходимую продукцию.
Социальный состав села был неоднороден. Он состоял из крестьян (34 двора, 166 человек), бобылей (43 двора, 149 человек).
Семьи были большие, только представителей мужского пола в некоторых из них насчитывалось 7-8 человек, среди них племянники, шурины, пасынки хозяина, так как поднимать целину могли только сильные мужские руки. В ряде дворов селились и, так называемые подсоседники, т.е. семьи, не имевшие своего двора, а помогавшие основному хозяину. Такая договоренность существовала, чтобы меньше платить податей, так как налоги брались с «дыма», т.е. с избы. Наконец, был один нищий Макейка Якимов, который «кормится Христовым именем», и одинокий обрусевший швед Якушка Иевлев, который был подсоседником в бобыльской семье.
Новые жители села Богданова были перевезены монастырем в основном из села Заколпья Владимирского уезда с многочисленными деревнями, причем, многие крестьяне и бобыли попадали в эти деревни из бегов. В частности, несколько семей убежали в Заколпье из села Усть-Парцы от помещиков Лопатиных и Шмаковых, из села Федоровки Верхнеломовского уезда от помещика Федора Мещеринова. Были беглые из Шацкого, Нижнеломовского, Саранского, Алатырского, Темниковского и других уездов. Крестьяне и бобыли бежали как от помещиков, так и из государственных сел.
Крестьяне старались попасть в монастырские села, так как тогда монастыри не могли облагать крестьян больше положенного по закону. Только некоторые из монастырей по челобитью государю могли изменить существующий порядок обложения.
Несмотря на строгие наказания за укрытие беглых, монастырь, видимо, не боялся этого, переселяя устьинских крестьян (12 дворов) в село Богданово, по соседству с их прежним местом жительства. Всего беглые крестьяне и бобыли составляли 35 дворов.
К 1669 году существовали уже две монастырские деревни: Дерябкино, где было 55 дворов, и Хомутовка, в которой был 1 монастырский двор, т.е. деревня только заселялась.
Заселяли ее выходцы из деревни Хомутовки Козловского уезда, молодые жители которой были поверстаны государством в драгуны, а остальные перевезены в монастырские села и деревни Владимирского уезда, позднее переселенные в новые места. Они-то и основали деревню Хомутовку, назвав ее прежним именем.
Строевого леса на отведенной территории не было, поэтому особым распоряжением монастырю предписывалось «въезжать в большой Водовской да в Чууской и Оланборский лес для хоромного и дровяного лесу с мордвой села Зарубкина да деревни Глушковы, а рубить им, крестьянам и бобылям, лесу хоромной и дровяной, опричь бортного деревья». На избы и на дрова монастырские жители рубили лес в районе деревень Баранчеевки, Чиуш-Каменки, Татарского Шелдаиса (Лямбур). На реке Студенце (Мокрый Липляй) была сооружена мельница.
В селе Богданове, которое позднее стало зваться по храму – Спасское, была построена деревянная Спасо-Преображенская церковь. К счастью, сохранилось ее описание2. Церковь срублена, вероятнее всего, в 1663-1664 гг. Церковный причт составляли поп Тимофей Иванов, дьячок Арсений Федоров, просвирница Пелагеица Семенова, пономарь Василий Абрамов. Храму с причтом было выделено 20 четвертей земли в трех полях, сенных покосов 30 копен.
Межевальщики подробно описали границы монастырских владений, а также соседей: землевладельцев сел Усть-Парцы, Липягов и Кошелевки, татар села Шелдаис (Лямбур), мордвы села Мордовский Пимбур и Русский Пимбур. В документе упоминаются дороги, ведущие от Керенска в Темников и Шацк, от Наровчата в Керенск.
Предлагаем вашему вниманию фрагменты документа, в котором освещена история возникновения села Богданова. Его чтение требует некоторого внимания и даже терпения. Зато читатель может узнать о характере стиля документов XVII века.
Послушная грамота царя Алексея Михайловича крестьянам села Богданово с деревнями о подведомственности их властям московского Новоспасского монастыря. 12 мая 7182 (1674) г.
От царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца в Шацкой уезд в Замокошской стан на Дикое поле по речке по Парце промеж дву Липляев вверх до Полумбору и до Липляевских вершин и до речки до Полумбор в село Богданово в деревню Деряпкино на Гремячем ручью, в деревню Хомутовку на речке Парце всем крестьяном, которые в том селе и в деревнях живут и впредь на том Диком поле в тех урочищах учнут жити.
Били челом нам, великому государю, Всемилостивого Спаса Нового монастыря власти архимандрит Иосиф да келарь Герасим з братьею, в прошлом де во 156-м году взято у них на нас, великого государя, в Козловском уезде село Доброе городищо, село Кривец, село Хомутово, село Борисовка, село Ракино, село Каликино, деревня Липовка, а в них пашни тысяча шестьсот семьдесят четь в поле, а в дву по тому же и со всеми угодьи крестьянских и бобыльских триста дватцать дворов, и в тех во взятых в селех и в деревнях крестьяне построены в драгунской строй, а вместо де тех вотчин жилово и пустово в Спасов монастырь им не дано, а у которых де вотчинников и помещиков в том же уезде взяты села и деревни на нас, великого государя, и вместо тех сел и деревень дано им в иных местех.
И ныне де они приискали в Мещерском уезде в Замосковском стану в порозжих землях пустош Дикое поле на речке на Парце промеж дву Липляев вверх до Полумбор и до Лепляевских вершин, что бил челом нам, великому государю, о том Диком поле боярин Глеб Иванович Морозов. А та де пустошь Дикое поле лежит порозжа и никому не отдана и них каким землям не приписана. И нам, великому государю, пожаловать бы их, велеть тое пустошь Дикое поле дати в дом Всемилостивого Спаса в вотчину вместо взятых их жилых вотчин села Доброго городища с приселки. А на челобитной их помета думного нашего дьяка Семена Заборовского 170-го году августа в 6 день.
Мы, великий государь, пожаловали: буде пустая земля, велеть им дать против взятыя их земли и розыскати про ту землю подлинно. А в даче прошлого 171-го году написано: в прошлом во 162 м году послана наша, великого государя, грамота в Шацкой к писцом к Ивану Лодыженскому с товарыщи по челобитью боярина Глеба Ивановича Морозова. А велено им в Мещерском уезде в Замосковском стану про пустошь Дикое поле по речке по Парце промеж дву Липляек да Полумбор сыскати. А по сыску будет та пустошь Дикое поле в поместье и на оброк никому не отдана и в вотчину не продана и к иным ни х каким землям и к мордовским деревням не приписана, и тое пустошь Дикое поле велено описать и измерять в десятины, и сыск и мерные книги прислать в Помесной приказ. А во обыску двесте сорок шесть человек сказали, то де они ведают пустошь Дикое поле по речке Парце промеж дву Липляев вверх до Полумбор на двесте четь есть лежить порозжа никому не отдана и ни х каким землям не приписана, и не владеет тою землею нихто. Да во 169-м году послана наша, великого государя, грамота в Шацкой к воеводе к Григорью к Спешневу по челобитью боярина Глеба же Ивановича Морозова, а велено ему про тое же пустошь Дикое поле сыскать и по сыску измерить, и сыск и мерные книги прислать в Поместной приказ. А во обыску двести пятьдесят четыре человека сказали: в Мещерском уезде в Замосковском стану пустошь Дикое поле на речке Парце промеж дву Липляев вверх до Полумбор есть, а по мере того Дикого поля на двести чети в поле а в дву по тому же сенных покосов четыреста копен да пашенного и непашенного кустами и дубравами поросла и сенных покосов и житинного выпуску в длину меж дву Липляев от речки Парце вверх до Полумбор и до липляевских вершин на восм верст, а поперег на полверсты, а владеют тем диким полем мордва, а никаких крепостей на то Дикое поле не сказали и ничем того Дикого поля не спорили.
А в памяти ис приказу Козанского дворца в приходной книге 171-го году написано: Кадомского уезду деревни Дракины у мордвы у Рисанка Богданова с товарыщи з живущих с пяти четь за отсыпной хлеб за пять четь ржи и овса два рубли, да с тово же хлеба провозных денег двенатцать алтын три денги, а в которых урочищах та живущая пашня за тою мордвою написана и деревни до Полумбор мордвы в той приходной книге не написано, да в той же приходной книге сыскано за кадомскою мордвою пашня и сенные покосы на речке на Парце села Вдалово у мордвина у Попыря Резебитова с пашни с пяти четь да с пятидесят копен сена, что на речке на Парце оброку и пошлин четыре алтына з деньгою, села Овдалова же у мордвина у Егозы Кудашева с пашни со шти четь да сена со штидесят копен на речке на Парце оброку и пошлин шесть алтын две деньги, да Кадомского же уезду у приписной мордвы, которая мордва приписана х Керенской деревни Потьмы у Мумарка Чеватова да у Жданка Богданова с Шинкинского жеребья Кичимкова по реке по Парце с пашни и с сенных покосов, которую пашню и сенные покосы здала им, мордве, Кадомского уезду деревни Дракины мордва же Москалко да Баиско Момолаевы с товарыщи оброку десять алтын три денги, да за отсыпной хлеб за осмину ржи, за только же овса, деньгами пятнадцать алтын две денги, да с посопного хлеба провозных денег пол осмы деньги. А в Кадомских мордовских книгах писма и дозору Офонасия Нармацкого да подьячего Макара Внукова 129-го году деревни Дракины и деревни Полумбор и что к тем деревням земли и всяких угодей и в которых урочищах, и того в тех книгах не написано.
И во 171-м году октября в 11 день по помете на деле дьяка Андреяна Яковлева послана наша, великого государя, грамота в Шацкой к воеводе к Павлу Хвостову по челобитью Всемилостивого Спаса Нового монастыря архимандрита Иосифа да келаря старца Герасима з братьею, а велено в Мещерской уезд в Замосковской стан на пустошь Дикое поле по речке по Парце промеж дву Липляев вверх до Полумбор послать дворянина добра, да с ним от места сьезжие избы подьячего добра, а велено сыскать, а по сыску тое пустошь Дикое поле по речке по Парце промеж дву Липляев вверх до Полумбор буде спору не будет, велено измерять и отказать в дом Всемилостивого Спаса Нового монастыря властем архимандриту Иосифу и келарю старцу Герасиму з братьею в вотчину со всеми угодьи, а в мерных и в отказных книгах Шацкие съезжей избы подьячего Ивашка Флорова 171го году ноября в 28 день написано отказано в дом Всемилостивого Спаса Нового монастыря властем архимандриту Иосифу да келарю старцу Герасиму з братьею в вотчину, что им дано вместо взятых их монастырских вотчин Козловского уезду села Доброго городища с селы да деревни Липовки в Шацком уезде в Замосковском стану по речке по Парце промеж дву Липляев вверх до Полумбор и до липляевских вершин до речке Полумбора, что тем Диким полем в тех урочищах владели без дач мордва деревни Дракины да деревни Полумбор по мере пашни Дикого поля двести четь в поле а в дву по тому же да под усадьбу и по дворы мест и на подгуменья и под выпуск животинной в тех урочищах пашенного и непашенного и лесом поросло и по кустам и возле реки Парцу сенных покосов в длину меж дву Липляев вверх до Полумбор и до Липляевских вершин до речки Полумбора на восмь верст, а поперег середь того Дикого поля от Мокрого Липляя до Сухово Липляя на полверсты, а от деревни Полумбора возле речки Парцы поперег на версту сена четыреста копен, а лес болшой хоромной и дровяной с розными помещики с мордвою вопче.
Да во 173-м году июля в 22 день били челом великому государю Всемилостивого же Спаса Нового монастыря архимандрит Иосиф да келарь старец Варлам Палицын з братьею: в прошлом де во 156-м году по нашему, великого государя, указу взято у них в Козловском уезде монастырские их села Доброго городища с приселки, а в них было четвертные пашни тысяча шестьсот семьдесят четь в поле, а в дву по тому же, крестьян и бобылей триста дватцать дворов.
В прошлом во 171-м году пожаловали мы, великий государь, в дом Всемилостивому Спасу вместо взятых монастырских вотчин в Мещерском уезде в Замосковском стану ис порозжих земель пустошь Дикое поле на реке на Парце промеж дву Липляев вверх до Полумбор и до Липляевских вершин, а по мере того Дикого поля на двесте четь в поле, а в дву по тому же, сенных покосов на четыреста копень да пашенного и непашенного лесу кустами и дубравами поросла и животинного выпуску меж дву Липляев до Липляевских вершин на восмь верст. А того де Дикого поля в те урочища и в по верной мере как роспашетца чаять добротные пашни против их взятых монастырских вотчин и от помесных де и от вотчинных земель та их монастырская земля не отмежевана, а крестьяне де их на той земле поселились из их монастырских вотчин села Заколпья да села Увеса и из ыных де вотчин, а не описаны.
А по нашему, великого государя, указу послан в Темников писать и межевать Володимер Новосильцов да подьячей Петр Зиновьев. И нам, великому государю, пожаловать бы их велеть тое пустошь Дикое поле в тех урочищах вместо монастырских их взятых вотчин справить за Спаским монастырем за тысячю шестьсот семьдесят четь впредь для челобитчиков и тое их монастырскую вотчину от помесных и от вотчинных земель отмежевать и крестьян и бобылей вписать. А на первой их челобитной помета думного нашего дьяка Дементья Башмакова: мы, великий государь, пожаловать велели им тое землю роспахивать, а как роспашут, и за ними тое землю справить в дачю против их взятые земли тысячи штисот семидесят четь. И октября в 12 день по помете на деле дьяка нашего Андреяна Яковлева послана наша, великого государя, грамота в Темников к писцом к Володимеру Новосельцову да к подьячему к Петру Зиновьеву по челобитью Спаса Нового монастыря властей архимандрита Иосифа да келаря Варлама Бакина з братьею, а велено им в Мещерской уезд
в Закошской стан в вотчину Спаса Нового монастыря на Дикое поле на речке на Парце промеж дву Липляев вверх до Полумборьи и до липляевских вершин ехать, да в той вотчине велено переписать дворы и во дворах крестьян и бобылей и их детей и братью и племянников и сосед и подсоседников и захребетников с отцы и с прозвищи, и которых вотчин крестьяне и бобыли ис сел из деревень и ис починков на ту землю переведены, а описав крестьян и бобылей да тое земля Дикое поле в тех урочищах по тому же измерить в десятины и отмежевать, да те описные и мерные книги за руками велено прислать в Помесной приказ, а в описных и в мерных и в межевых книгах Володимера Новосильцова да подьячего Петра Зиновьева 177-го году августа в 21 день написано: вотчина Всемилостивого Спаса Нового монастыря село Богданого, деревня Деряпкино на Гремячем ручью, деревня Хомутовка на речке на Парце да села Богданова да дву деревень монастырские крестьяне пашни паханые шестьсот восмъдесят четь в поле, а в дву по тому же да перелогом и облогом и лесом поросло тысяча триста тритцать три чети с третьником сенных покосов межено и по оврашкам и по конец поля и по дубровам и возле речек и возле речки Парцы по Сухому и по Мокрому Липляю, Студенец тоже, и по тайником тритцать восм тысяч шестьсот копен, а села Богданова и деревни Дерябкины и деревни Хомутовки крестьяном и бобылям въезжать в болшой во Вдовской да в Чеуской и в Ланборской лес для хоромного и дровяного лесу с мордвою вместе села Зарубкина да деревни Глушковы, а рубить им, крестьяном и бобылям, хоромной и дровяной лес опричь бортного деревья, а межа селу Богданову деревням и пашне и сенным покосам и всяким угодьям по урочищам написана, а которую землю спорили Новодевичья монастыря служка Гаврило Логинов да дьяка Артемьев человек Козлова Кондрашко Ляхов Спаскою землею у липляевских верхов идучи до Липляевские Сухие вершины по Норовчатовскую дорогу, а Васильевская то же, и в той земле была у них обчая ссылка на сторонних людей, и по скаске обчие ссылки и по отводу сторонних людей по Норовчатовскую дорогу огранена та земля к Спаской земле, и прибыло в тех межевых книгах в той пустоши Диком поле сверх взятые их вотчины тысячи штисот семидесяти четь триста сорок три чети, и тем перехожим четям по нашему, великого государя, указу и по подписной челобитной за пометою думного нашего дьяка Дементья Башмакова велено быть за Спаским же монастырем вместо взятых их монастырских вотчин тысячи штисот семидесяти четь, и отмежевана, и межи и грани и всякие признаки по урочищам меж Сухово и Мокрово Липляев, Стоденец тоже, учинены.
И всего за Спаским монастырем в той вотчине пашни и перелогу две тысячи тринатцать четь в поле, а в дву по тому же сена тритцать восмь тысяч шесть копен крестьянских и бобылских двести пятьдесят дворов. И ныне били челом нам, великому государю, Спаса Нового же монастыря власти архимандрит Иосиф да келарь Варлам Бокин з братьею. В прошлом де во 156-м году по нашему, великого государя, указу взято у них из дому Всемилостивого Спаса Нового монастыря на нас, великого государя, в Козловском уезде село Доброе городище с села тысяча шестьсот семъдесят четь в поле, а в дву по тому же, крестьянских и бобыльских триста дватцать дворов. И по нашему, великого государя, указу и по подписным челобитным против той их взятой домовой старинной монастырской жилой вотчины дано им в дом Всемилостивого Спаса в Шацком уезде в Замокшанском стану пустой земли и Дикого поля две тысячи тринатцать четь. И на том де Диком поле построили они село Богданово з деревнями, а крестьян де они в то село и деревни перевели из ыных своих монастырских вотчин, а нашие де, великого государя, жалованной грамоты на ту их новопоселеную вотчину на село Богданово з деревнями не дано. И нам, великому государю, пожаловать бы их, велеть им на тое новопоселеную вотчину на село Богданово з деревнями и на всякое угодья дать нашу, великого государя, жалованную грамоту, по чему им тою вотчиною впредь владеть. И мы, великий государь, Спаса Нового монастыря, что на Новом, архимандрита Иосифа да келаря Варлама Бокина з братьею пожаловали: велели им на ту их вотчину на село Богданово з деревнями дать нашу, великого государя, послушную грамоту. И вы бы все, крестьяне, которые в том селе Богданове и в деревнях живут и впредь на том Диком поле в тех же урочищах учнут жить Спаса Нового монастыря властей архимандрита Иосифа да келаря Варлама Бокина з братьею или впредь хто по них в том монастыре иные власти будут, слушали, пашню на них пахали и оброк им монастырской платили. Писано на Москве 7182-го маия в 12 день. Документ дает обильную пищу для размышлений. Следует учесть, что он датирован по летоисчислению «от сотворения мира». Начало года в XVII веке приходилось на сентябрь (до Петра I), поэтому для перевода на современное летоисчисление надо к упоминаемым трем цифрам названного в тексте года прибавить в начало цифру 7, например 7156 и т. д., и от этой цифры отнять 5508, если события происходили в январе-августе, или 5509 – в сентябре-декабре.
Документ позволяет выяснить административную принадлежность села. Вначале это был Мещерский уезд, Замосковский стан, позже – Шацкий уезд, Замокшанский стан. Упомянутые в документе мордовские села Дракино, Овдалово, Потьма относились тогда к Керенскому уезду.
Интересны мордовские мужские имена (Рисанка, Жданка, Егоза, Москалка, Баиско и другие), а также размер оброка. За 5 четвертей паханой земли (около 7,5 десятин – 8,2 га) и 50 копен сена (около 5 десятин) мордва платила в 1663 году оброку и пошлин 4 алтына с деньгою, т. е. 12,5 коп. Площадь отведенной монастырю земли в переводе на нынешнее исчисление составляла около 6 тысяч га, из нее к 1669 году распахано пашни более 1 тысячи га залежной земли.
Упоминаемые «Липляевские вершины» – это истоки рек Сухого и Мокрого Липляев, левых притоков р. Парцы. Другое название Мокрого Липляя – Студенец. При межевании между Новоспасским и Новодевичьим (с. Дубровки) монастырями и владениями дьяка Артемия Козлова (с. Козловка) были споры по межевой черте. Пока не установлено, разрешились ли они мирно или было судебное дело, что пролило бы свет на время основания села Дубровки.
В XVII веке крестьяне не имели фамилий и писались по имени отцов, поэтому трудно сделать вывод, сохранились ли в городе потомки первых поселенцев. Однако писцам было дано задание узнать и прозвища (или уличные именования) семей, позднее ставшие фамилиями. Среди крестьян были Ломакины, Лопыревы, Вороновы, Толкуновы, Воробьёвы, Будыцины, Киселёвы, Курбатовы, Тестовы, Дворецкие и другие. Неизвестно, имеют ли прямое отношение нынешние жители по фамилии Ломакины к тем крестьянам, но в XIX веке Ломакин участвовал в «винном бунте». В XVII веке проживали здесь крестьяне Дворецкие, в XIX веке в Спасске жили старообрядцы Дворецкие, а в 1926 году сотрудник детского дома Дворецкий руководил духовым оркестром и вел кружок изобразительного искусства.
Село оказалось на пересечении многих дорог, активно развивалось, в 1675 году был учрежден торг.
Архимандрит Новоспасского монастыря Макарий бил челом царю Алексею Михайловичу об открытии в селе еженедельного торга для покупки всяких товаров. Он пояснял государю, что ближайшие города Шацк, Кадом, Ломов отдалены от новой вотчины, и для покупки съестных запасов и соли в тех городах крестьянам в деловую пору «в проездах чинится мешкота».
Интерес представляют цены на товары в последней четверти XVII века. 4 пуда муки (пуд – 16,38 кг) стоили 30 коп.; пуд коровьего масла – 60 коп., четырехлетний бычок – 1 рубль, шуба из овчины – 40 коп., овца – 18 коп, рубаха и портки – 12 коп, 100 трехсаженных (6 м) бревен, 13 досок и 100 гвоздей стоили 7 рублей. Основной денежной единицей была копейка и ее части: деньга – 0,5 коп., полушка – ¼ коп., алтын – 3 коп., гривна – 10 коп., полтина – 50 коп., полуполтина – 25 коп3.
В августе 1675 года была подписана царская грамота, которая указывала: «...в вотчине, что они построили на диком поле село Богданово быть торгу и торговать всякими товары, опричь вина и табаку... а торговать в недели два дни, во вторник да в субботу, а таможенную пошлину со всяких продажных товаров и с хлеба, и с соли, и с лошадей, и со всякой скотины, и с лавок, и с онбаров оброк со всяких чинов людей сбирать на монастырь». Открытие торга и сбор пошлины и были главной задачей монастырских властей.
В жалованной грамоте пояснялось, что никто без разрешения монастыря не имеет права торговать в селе, и таможенный сбор с продавцов целовальники и верные головы не имели права брать, да не просто не имели права – им грозили жестоким за то наказанием. Алексей Михайлович благоволил к церковным иерархам, и они активно этим пользовались. От учреждения торга монастырь имел приличный доход.
Царь подписал послушную грамоту всем живущим на монастырской земле крестьянам, чтобы они «Спаса Нового монастыря властей, архимандрита Иосифа да келаря Варлама Бокина с братией… слушали, пашню на них пахали и доход им монастырский платили». Через 3 года население села было снова переписано. Здесь уже 131 двор и 450 человек мужского пола. Кроме того, еще было 4 двора, принадлежавших задворным конюхам, 16 дворов монастырских детенышей, в которых жило 46 человек, да служицких 2 двора, в них 7 человек мужского пола. Всего 153 двора, 507 жителей мужского пола4.
Итак, хронология событий по выделению Новоспасскому монастырю земли выглядит следующим образом:
1647 год Монастырь потерял землю в Козловском уезде и через некоторое время обратился к царю с просьбой о выделении ему незанятой земли в Шацком уезде. К челобитью присоединился боярин Глеб Иванович Морозов.
1654 год Царем Алексеем Михайловичем послана в Шацк грамота, в которой повелевалось выбранную монастырем пустошь описать и измерить.
1661 год Повторная царская грамота в Шацк к воеводе Григорию Спешневу по челобитью боярина Г.И. Морозова об измерении пустоши.
11 октября 1662 года Снова послана царская грамота в Шацкий уезд воеводе Павлу Хвостову по очередной просьбе монастыря. Велено послать дворянина и подьячего измерить пустое поле и отказать его монастырю в вотчину.
Октябрь- ноябрь 1662 года Послан съезжей избы подьячий Ивашка Фролов, измеривший землю «200 четвертей в поле а в дву по тому ж», т.е. всего 600 четвертей с сенными покосами и выпасами для скота. Документ о пожаловании земли подписан государем 28 ноября 1662 года.
22 июля 1665 года Монастырь снова обращается к царю с просьбой отмежевать выделенную землю от соседних вотчинных и поместных угодий, чтобы впредь не было претензий на эту землю, а крестьян и бобылей описать.
12 октября 1668 года Царская грамота в Темников к писцам Владимиру Новосильцеву и подьячему Петру Зиновьеву, в которой велено переписать дворы и все население, землю измерить в десятинах и отмежевать.
21августа 1669 года Владимиром Новосильцевым и Петром Зиновьевым точнее измерена монастырская земля: 680 четвертей в поле, перелогом и лесом 1333 четверти с третником, сенных покосов 38600 копен. Всего 2013 четвертей – на 343 четверти больше, чем было в Козловском уезде.
1670 год Новоспасскому монастырю дана выпись с мерных книг.
1674 год Монастырь обращается к царю с просьбой написать послушную грамоту всем живущим на монастырской земле крестьянам, что и было сделано.
19 июня 1675 года Окончательное оформление царской жалованной грамоты.

 Глава 2

«Об усмирении вотчины Новоспасского монастыря»

 

Около века село Богданово, по храму – Спасское, жило мирно. Но монастырские власти забыли о том, что они не имели права изменять размер податей с крестьянских дворов. Изменение финансовой ситуации в стране в XVIII в. (удешевление рубля) привело к повышению податей.

Монастырские власти в 1744 году заменили оброк барщиной, отрезали у крестьян часть земли – вначале 104 десятины, а потом еще около 90 десятин пашни, урезаны были и сенные покосы. Особенно донимала крестьян подводная повинность. Ежегодно в Москву отправлялись обозы до 580 подвод или саней, запряженных крестьянскими лошадьми.
Крестьяне подняли бунт, перестали работать на монастырь. Тогда из Шацка была вызвана военная команда. Зачинщика бунта Федора Котельникова сослали в Оренбург, а его помощник Мирзин был бит кнутом. Управляющим в селе с 1750-го года стал Алексей Серебряков, патологически злобный человек, который нещадно обирал крестьян. Они в 1753 году обратились к императрице Елизавете Петровне с прошением, где подробно изложили все свои беды: они должны были оплачивать жалование отставным солдатам и служащим канцелярии, которых, в сущности, не было, т.е. мертвым душам, платить за неработающую мельницу. Управляющий деньги требовал немалые – свыше 100 руб. и хлеба свыше 50 четвертей. Серебряков требовал еще и подарки на дни рождения себе и своей родне. Если кто отказывался платить, управляющий «крестьян безвинно захватя к себе, держит в цепях и железах недель по пяти и больше и держав бьет плетьми и палками смертельными побоями…».
В 1750-х годах в жизни спасских крестьян произошли беспримерные события: более трех лет крестьяне сел Спасского, Дерябкина и Хомутовки, сместив монастырские власти, жили под собственным управлением. Были переизбраны выборные и старосты сел. Лидером крестьян был грамотный «лучший мужик» Михаил Мирзин.
К счастью, сохранились документы, опубликованные старания-ми председателя Тамбовской ученой архивной комиссии И.И. Дубасова, уроженца Спасского уезда. Из них видно, что стратегия и тактика крестьян были продуманными, велись успешные военные действия, имели место дипломатические переговоры. Со стороны монастырских властей была организована разведка. В переписке по делу спасских крестьян было задействовано много официальных организаций. Указы императрицы Елизаветы Петровны направлялись на места через Правительствующий Сенат, копии их доставлялись в управляющую контору Святейшего Правительствующего Синода, ведавшего монастырскими делами, в Военную контору, в Воронежскую губернскую канцелярию, в Шацкую, Керенскую и Переяславль-Рязанскую провинциальные канцелярии. Спасские села в то время административно относились к Шацкому уезду Воронежской губернии. Воеводой в Шацке состоял коллежский советник Алексей Ниротморцев. Возможно, из-за бюрократической переписки этих организаций и дальности расстояний дело спасских крестьян длилось столь долго.
Но обо всем по порядку. Установив свою власть, поддерживаемую большинством населения, крестьяне не забывали, что наказания им не избежать, и готовились к обороне. Монастырские власти через Синодальную контору предпринимали огромные усилия для расправы над восставшими и возвращения прежних порядков. Они обращались в Военное ведомство, которое отказалось послать войско для усмирения крестьян без указа императрицы, а затем несколько раз обращались непосредственно к Елизавете Петровне с донесением, что крестьяне «с 753 по нынешний 756 год в доимку запустили подлежащих в казну ея императорского величества… денег и хлеба немалое число, да и в монастырь подлежащих денежных доходов не платят и пашни не пашут и не каковых изделий не определяют и живут в самовольстве своем праздно…». Особенно усердствовал монастырский эконом иеродиакон Евстафий.
Но и крестьяне систематически обращались к императрице с просьбой справедливо решить их спор с монастырем. В 1754 году была создана правительственная комиссия о чинимых монастырским крестьянам обидах и взятках. Одновременно ей было поручено взять с крестьян индивидуальные подписки о возобновлении работ и платежей в казну и монастырю. С такой миссией в село Спасское прибыли 14 декабря 1754 года подпоручики Петр Мячковский и Ефим Ярцев, которые прочитали крестьянам указы императрицы, но крестьяне дали только общую подписку, «крайне неосновательную».
В начале 1755 года Михаил Мирзин написал письмо в монастырь, которое послужило поводом к усиленным требованиям монастыря о его сыске и задержании. К делу подключилась и Тайная канцелярия. В марте этого же года на видных местах в селах были вывешены указы о поимке Мирзина, арестованы несколько крестьян и под караулом отправлены в Воронеж на допрос. Летом от Воронежского драгунского полка в Спасское прибыл драгун Родион Ермолаев, который зачитал крестьянам 3 указа императрицы: о послушании, об уничтожении комиссии о разборе крестьянских дел и о сыске Мирзина. В село для временного правления прибыли прапорщики Иван Медведев и Щекутин и монах Наум, которого прочили в управители. Они также требовали индивидуальных под-писок крестьян. Но на общий сход 3-х сел подоспели из Москвы челобитчики Петр Базяев из Дерябкина и Никита Феоктистов из Хомутовки, которые дали сходу надежду на разбор крестьянских дел комиссией. Сход не принял условия переговорщиков, но те, в свою очередь, выявили имена активных крестьян и в донесении поименно назвали их. Наняв две подводы, посланцы уехали ни с чем.
В Шацке следил за событиями в Спасском келарь монастыря иеромонах Селиверст, собиравший сведения от монаха Тимофея. Иногда Селиверст бывал и в Керенске, поближе к месту событий. Он извещал монастырские власти о настроении крестьян. Монастырь всеми силами склонял императрицу на введение в села войск для расправы с населением и добился своего.
22 августа 1756 года в страдную пору в село был командирован капитан Григорий Северцев с прапорщиками Родионом Касаткиным и Иваном Медведевым и 40 драгунами. Северцев имел при себе список крестьян, подлежащих аресту, во главе с Михаилом Мирзиным и 24 другими. Надо отметить, что в указе военным предписывалось в схватку с населением не вступать и убийства не совершать.
Однако события развернулись нешуточные. Произошел рукопашный бой, ход которого описан в документах: челобитной императрице Елизавете Петровне от монастырских крестьян и донесениях военных. Каждая из сторон описывала происшествие по-своему.
В результате боя драгуны с унтер-офицерами и Северцевым были разоружены. Погиб от пули крестьянин Алексей Лазарев, двое тяжело ранены. Родиону Афанасьеву палашом ранили голову, а Дмитрий Ильин от раны впоследствии умер. Крестьяне приковали труп А. Лазарева к капитану Северцеву и оставили на 3 дня на площади, остальных пленников содержали на монастырском дворе, а позднее заперли их в пустой лавке на соломе в присутствии разлагающегося трупа. Из Керенска по требованию иеромонаха Селиверста в Спасское был послан капитан Семен Карякин, чтобы описать побои и раны драгун и офицеров, о чем им составлено донесение.
Крестьяне, в свою очередь, написали новую челобитную императрице. Из Шацка приехал по поручению провинциальной конторы подканцелярист Кондратий Валуев, который освободил капитана и драгун, подписал вместо крестьян Степана Аксенова и Семена Дмитриева их новое прошение императрице, за что также пострадал от властей. Крестьяне, подавшие прошение в уездную контору, были немедленно арестованы.
Столь невиданная и изощренная расправа крестьян над военными заставила императрицу теперь уже безо всяких колебаний подписать в ноябре 1756 года указ о захвате сел Тенгинским пехотным полком с 3 ротами под командованием секунд-майора Дмитрия Маркова и о жестоком наказании крестьян. Но жители сел войско не пустили, оборонялись ружьями и дрекольем. Командир полка не захотел или не смог силой взять села. Он вскоре получил другой указ – всех до единого изловить, а военной команде прибавить ему войска и «взять одну пушку с принадлежащими ей припасами и людьми».
Монастырские власти тем временем донесли императрице, что Шацкая контора вместе с Воронежской губернской конторой покрывают крестьян, дают зачинщикам паспорта, чтобы они бежали из сел и не попали под расправу, и просили судебное дело перенести в Переяславль-Рязанскую провинциальную контору (ныне город Рязань). Та горячо взялась за дело, затребовав все дела по ослушанию крестьян.
А между тем на дворе был уже 1757 год. Только со второй попытки полковник Г. Хатунский взял село боем и учинил кровавую расправу. Свыше 100 крестьян было арестовано, часть их умерла в тюрьмах, другие были жестоко наказаны плетьми. Был пойман и Михаил Мирзин с товарищами. Их дела рассматривала Тайная канцелярия. Некоторые молодые крестьяне пытались пойти в рекруты, но были схвачены. Управителя Серебрякова тоже отдали под суд, но он в октябре 1758 года бежал из тюрьмы и в Тамбове скоропостижно умер.
Реестр крестьян сел Спасское... замеченных в ослушании и противности, от 15 июля 1756 года.
Села Спаскаго:
староста Володимер Соколов, выборный Степан Караушев, Лаврентий Щипанов, крестьяне: Сава, Безяев, Яков Иванов, Сава Кирасев, Василий Трофимов, Иван Засеренков, Григорей Павлов, Иван Афанасьев, Карп Беляев, Петр Артамонов, Макей Еремеев, Василий Сосновников, Иван Лазарев, Степан Иванов...
Под тем подписано: канцелярист Иван Мыльников… коллежской советник и воевода Алексей Ниротморцов, секретарь Василей Чупреянов.
От 27 декабря 1756 года
Села Спаскаго:
Карп Беляев, Игнат Петров, не явился. Степан Савин, Семен Дмитриев, Никита Климов, Николай Яковлев, оной Яковлев в Провинциальной Канцелярии задержан при отдаче рекрутства.
Подлинной журнал подписан коллежским советником и воеводою князь Михайлою Ухтомским, секретарем Маркою Савиновым с подлинным читал подканцелярист Панкрат Лазарев.
Челобитная крестьян с. Спасское к императрице Елизавете Петровне. Август 1756 г.
Всепресветлейшая, державнейшая, великая государыня, императрица Елизовета Петровна, самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая!
Бьют челом Шацкаго уезду вотчины Новоспаскаго монастыря села Спаскаго с селы крестьяны Степан Аксенов, Семен Дмитриев на Воронежскую сыскную команду; а о чем следуют пункты:
1. Сего августа 22 дня 1756 году в предписанную вотчину в село Спаское приехал капитан Григорий Северцов, прапорщик Родион Касаткин, Иван Медведев, с ними команды драгун многое число и приехав в селе Спаску стал по крестьянским дворам, к которым капитану Северцову и прапорщикам села Спаского староста со крестьяны со обыкновенным поклоном неоднократно приходили и от него капитана Северцова просили: по какому делу с командою в вотчину приехал, токмо он капитан Северцов о себе виду не объявил, государевым и собственным конем сено, овес у Спаских крестьян брал безденежно, а у кого сена нет, вместо сена брали у крестьян из одоней всякаго хлеба снопы и травили озорнически.
2. Ночевав на другой день, то есть 23 дня, он Северцов и прапорщики Касаткин и Медведев и команды своей с драгунами никакова виду о себе не явили, всед на кони, а другие пехотою, вооружася, примкнув штыки и с обнаженными полашами, с барабанным боем, яко неприятели на приступ, устремились за крестьяны и за крестьянскими жены с детьми по улицы и по торговой площади гонять и догоняя бить, палашами рубить, из ружей пулями палить, но и пуще драгун одни капитан Северцов и прапорщики Касаткин и Медведев все троя на площади догнали села Спаскаго крестьян Алексея Федорава из ружья в цель застрелили пулею до смерти и вышло на вылет, Родиону Афанасьеву палашем голову разрубили и ныне едва жив, Дмитрия Ильина догнав невем чем прибили до смерти, которой по приезде ево в дом ево в избе того ж часу умре без исповеди безвременно; и оные Северцов, Касаткин и Медведев, ездя на конех и пеши, на площади кричали велигласно, что де мы на то приехали, что села Спаскаго крестьян всех побить и разорить без остатку.
3. И мы села Спаскаго вотчинные крестьяне, видя такое смертное убивство и слышев их Северцова, Касаткина и Медведева пахвальныя слова, ударили в набат и драгуны команды их, видя такое их командиров своих неистовство и смертное убивство, многия ружья и палаши свои сами пометали и ныне бывают в селе Спаску на властелинском дворе; а капитана Северцова и прапор-щиков Касаткина и Медведева поимали, и по поимке они Северцов, Касаткин и Медведев себя сами арестовали и палаши с себя по-сметали, и ныне содержаны под караулом.
4. И по смерти ево Дмитрия Ильина, через три дня, от происходящаго от мертваго его тела в избе нестерпимаго смрада, невозможно живому человеку в ту избу войти, котораго Дмитрия Ильина мертвое тело боевые раны с постороними людьми с однодворцами и с разночинцами осматривали по осмотру то мертвое тело за нестерпимым происходящим от него страмом погребли в селе Спаску при святей церкви.
И дабы высочайшим вашего императорскаго величества указом повелено было сие наше челобитье в Шатской Провинциальной Канцелярии принять; а для осмотра и описи крестьян застреленаго Алексея Федорова мертвое тело и раненаго Родиона Афанасьева боевые места осмотря описать и для осмотру и описи послать кого надлежит и описав мертвое тело погрести и убиеннаго крестьянина Дмитрия Ильина мертваго тела осмотр и опись принять и сообщить в делу и предписанных капитана Северцова и прапорщиков Касаткина и Медведева о смертном убивстве и обо всем вышеписанном допросить и по допросу указ ученить.
Всемилостивейшая государыня, прошу вашего императорскаго величества о сем нашем прошении решение учинить. Августа дня 1756 году. К поданию надлежит в Шацкой Провинциальной Канцелярии. Подлинную челобитною писал пищик Ефим Шолохов. К подлинному челобитью рука приложена тако: к сей челобитной подканцелярист Кандратей Валуев вместо крестьян Степана Аксенова, Семена Дмитриева и по их прошению руку приложил.
Помета. № 2688. Подана августа 28 дня 1756 году записав в книгу, написать в реэстр к докладу и доложить немедленно.
В журнале записано: 1756 году августа 28 дня господин калежской советник и воевода Алексей Ниротморцов приказал: об осмотре и описи убитаго якобы крестьянина и объявлении капитану с командою, чтоб он подал в Шацк в ответу, послать нарочных, которому дать с полным наставлением и на основании указов инструкцию немедленно, а подателей написав в колодничей реэстр описав измеряя отдать под крепчайший караул и в подтверждение каким способом и случаем убит, взяв в присутствие, обстоятельно допросить и справясь по Канцелярии доложить в немедленном времени. Под тем подписано: коллежской советник и воевода Алексей Ниротморцов, секретарь Василей Чупреянов.
Донесение Переяславль-Рязанской провинциальной канцелярии Шацкой провинциальной канцелярии. 4 декабря 1756 г.
…в доношениях Шатской Провинциальной Канцелярии в 1-м, сентября де 16 дня во оную Провинциальную Канцелярию из Керенской Воеводской Канцелярии доношением представлено, августа де 27 дня ставропигиального Новоспаского монастыря келарь иеромонах Силиверст в Керенскую Канцелярию письменно объявил: оного де августа 25 дня получил он от обретающагося в Шатской помянутого Новоспаского монастыря вотчин в селе Спаском монаха Тимофея репорт, которым представляет, что того августа 23 дня присланного по указом Правительствующаго Сената и Военной Колегии из Контор Капитана Григорья Северцова с командою и при нем присланного ж из Синодальной Экономического Правления Канцелярии прапорщика Ивана Медведева для забрания означеннаго села Спаского и сел Веденского и Козмо-демьянского по имеющемуся делу противности и ослушаниях крестьян, которых по делу надлежит; и помянутых же сел старосты со крестьяны, собравшись многолюдно, оных капитана и прапорщика с командою били смертными побои, от которых побой и едва живы находятца, и бив приковали к убитому неведомо кем телу; и просил тем объявлением в помянутое село Спаское послать и на оных капитане Северцове и прапорщике Медведеве с командою бои и раны осмотря описать. По чему в то село послан был капитан Семен Корякин, которой по возвращении августа 30 дня репортом объявил, для де того осмотру взяв с собою из села Руского Пунбура прапорщика Гаврилу Сакаева да из разных сел и деревень крестьян 21-го человека и не доезжая до того села от проезжающих разных людей уведомился, что в том селе обывателей во улицах находятца в великом собрании и ехать де не без опасности и приехав ночевав близ того села Спаского Керенского уезду в сельцо Лапуховку, из котораго селца крестьянина Давыда Исаева послал во оное село Спаское и велел о себе объявить того села выборному или кто правление имеет, что послан он для показанного осмотру, и не учинили б ему с командою какого озлобления, которой крестьянин Давыд Исаев возвратясь объявил, что того села выборной Степан Караушев велел ему сказать: ежели де он едет с честию, пускай приезжает, и много ли де с ним команды; а как он на другой день с вышеписанными сторонними людьми поехал к тому селу и усмотрел, что на колокольне и по поветям, токо ж и в улицах собрано множество людей послал паки в то село солдата Потапа Малина: где велят остановитца и показали б ему к приезду двор; и пришед к нему вышеписанной выборной да той же вотчины села Дерябкина выборной же Кирил Лукьянов и с ними крестьян человек с пять, и по выслушании данной ему инструкции, сказал, что осматривать как капитана и команду, так и мертвое тело не запрещают, нам де в том нужды нет, ибо от них для требования об осмотре послано в Шатскую провинцию; и как пошел с сторонними людьми где сидят показанные офицеры под караулом, и за ними шли показанной выборной со множеством народу, и по прибытии усмотрел их в великом поругании в пустой лавке без мундиров и никаких постилок под ними не имеется, капитан Северцов скован конскими железами, а прапорщики Родион Касаткин, Иван Медведев скованы ж по ноге конскими железы и лежат на подкинутой под ними соломе и вокруг их множество того села народу с дреколием, к которым он с понятыми насильно протеснился, и весьма от того поругания оные офицеры плачут, а мертвое тело перед ними лежит поодаль, от котораго великий смрад; и объявил ему оной капитан Северцов и показанныя прапорщики, что они лежали прикованы к тому телу 3 дни; а как те офицеры обнажились, скинули с себя рубахи и стали боевые признаки описывать, где опухло и синя, то оные крестьяне весьма чинили в описи помешательство, опухлыя места называли, что де у них жир, а где синие места на соломе перележали, и другие знаки в поругание называли: блохи де наели: и при том осматривании находились в великом опасении; а как он пришел на монастырский двор, где вся команда того капитана Северцова стоит, и на том дворе усмотрил: положено ружей в две линеи лядунки и перевези, барабан в чехле изломан, палаши без ножен, и у многих фузей замки переломаны… Во 2-м посланной де из оной Провинциальной Канцелярии в реченное село Спаское для выручки из под караула вышеписаннаго капитана Северцова с ко-мандою и забрания тех противных крестьян подканцелярист Кондратей Валуев сентября 6 дня доездом объявил, что он в то село Спаское ездил и при посторонних людех мертвое тело осмотрел, котораго описать никак не возможно для того, что тому мертвому телу, как убит, чему уже минуло 10 дней, к тому ж было воздухи летния, от котораго был весьма тяжкой дух и боевых мест не можно было видеть, уже вселился не малой червь и руки прочь отвалились; а капитана де Северцова из под караула крестьянскаго освободил; а к доказательству де того Северцова, якобы в застрелении крестьянина Алексея Федорова, того села Спаского выборнаго села Дерябкина староста, а как зовут означенно Валуев не знает, да и лучшие люди Михайло Мирзин, Роман Денешкин, Иван Лазарев крестьян никого не дали… капитан Северцов с прапорщикам Касаткиным с командою, приехав в вышеписанное село Спаское, и по отводу тамошних крестьян расположились по квартирам, а на другой день оной капитан Северцов с прапорщиком Касаткиным с дрогуны 12-ю человеки приехали к монастырскому двору, у котораго стояло крестьян человек со 100 и более и стал он спрашивать старосту и выборнаго, объявя им указ о забрании их, и они сказали: у вас де указ воровской, вы де наемщики взяли денег 200 рублев, и закричали: бей их всех дубьем, и ухватя его и прапорщика и драгун били дубьем мучительски и потом ударили всполох, то на оной сбежалось народу того села крестьян человек более 1000, и паки оных капитана и прапорщика со всею командою били, которой капитан, вырвався у них да с ним 4 человека драгун, и ушли в избу; а те крестьяне, приступя к той избе, и учели в окны жердми и поленьями в онаго капитана бросать, а он напротив того кричал отстать и потом выпалил из ружья, и они закричали, что он их пужает, ломай избу и зажигай; и он капитан вторично в окно выпалил из ружья и одного из тех крестьян убил до смерти, и убоясь, что они стали избу ломить, вышел из избы, и те крестьяне ухватя его и драгун паки били ж не милостивно и к тому убитому телу на площади, где торговое место, приковали к ноге; а прапорщика и с посланным из Канцелярии Экономическаго Правления отставным прапорщком же сковав в одни железа и содержут при том мертвом теле и завсегда приходят к ним того села крестьнския женки, бьют их по щекам, а драгун всех и государевых лошадей содержит на монастырском дворе под караулом и морят голодною смертию, а ружья и прочую государеву амуницию все у них отобрали и разглашают хотя де и два полка прислано будет, взять себя не дадут… У подлиннаго указу в закрепе пишут тако: секретарь Козма Васков, актуариус Григорей Калесницкой. Подал ямбурскаго драгунскаго полку прапорщик Федор Медведев декабря 4 дня 1756 года.
Уведомление конторы Новоспасского монастыря в Вотчинную канцелярию об отправке бунтовщиков крестьян Петра Бутыцына и Петра Духонина в провинциальную канцелярию Переяславля-Рязанского. 21 марта 1757 г.
Указ Ея императорского величества самодержицы всероссийския святейшего правительстующего Синода з канторы ставропигиального Новоспасского монастыря в Вотчинную канцелярию. По указу Ея императорского величества святейшего правительствующего Синода кантора, слушав оной канцелярии доношения, коим прописав силу правительствующего Сената и канторы оного о усмирении вотчины оного монастыря Шацкого уезду сел Спаского, Веденского и Козмодемьянского крестьян пущи же к возмущению в непослушаниях и прочих непорядочных поступках противников и о сыску оных, розбежавшихся, и о высылке их командированному Ярославского пехотного полку подполковнику Гаврилу Хотунскому определении объявляет. Из оных де злодеев первыя к тому злодейству завотчики известного плута Михаила Мирзина сообщники села Спаского Петр Бутыцын да Петр же Духонин (кои де потребны по имянному реэстру, данному оному подполковнику Хотунскому о забрании их для отсылки к нему или в Переславскую правинциальную канцелярию Рязанского) находятся при канцелярии синодальной Экономического правления. И на оное требует святейшего Синода от канторы определения, приказали означенных крестьян Петра Бутыцына и Петра ж Духонина (которые, как выше значит, потребны по имянному реэстру, данному подполковнику Хотунскому о забранных для отсылки к нему или в Переславскую правинциальную канцелярию Рязанского) яко первых к злодейству завотчиков и известному плуту Михаилу Мирзину сообщников из канцелярии Синодалной Экономического правления для отсылки их во ону Переславля Рязанского правинциальную канцелярию представить святейшего Синода в кантору в самом скором времяни, и о том во оную Экономическую канцелярию указ послан, а взнесенным из Синодальной Экономического правления канцелярии доношением, при чем оныя крестьяня представлены следующим объявлением, что оным крестьяном Бутыцыну и Духонину в силу присъланного Ее императорского величества из святейшего правительствующего Синода указа за предъявленные многие продерзости и коварственные ябеднические проступки, а особливо за недельное в противность многих высочайших Ее императорского величества указов Ее императорского величества дерзновенное челобитьем своим утруждение при оной канцелярии нещадное плетьми наказание учинено, и в силу прежнего святейшего Синода канторы сего ж марта 18-го дня определения для надлежащего с ними в силу посланных о противящихся оному Новоспасскому монастырю крестьянех из правительствующего Сената и из канторы оного указов, яко первых к противлению и злодейству завотчиков и известному плуту Мирзину сообщников поступка отправить Переславля Рязанского в правинциалную канцелярию при указе под крепким караулом, который за караулом дву человек салдат и отправлены, и ставропигиалного Новоспаского монастыря вотчинной канцелярии о том ведать.
Секретарь Алексей Морсовский Канцелярист Прокопий Лукин
Марта 21-го дня 1757 году.
К середине XVII века село официально называлось Спасское.
Длительное незахоронение трупа объяснялось тем, что крестьяне надеялись на скорое патологоанатомическое освидетельствование его, чего не случилось.
Многочисленные выступления монастырских крестьян по всей стране вынудили Екатерину II принять решение об отторжении монастырских земель в пользу государства. Крестьяне были отнесены к рангу экономических крестьян, с 1786 года они стали называться государственными крестьянами. Они вели общинное землепользование, платили в казну оброк до 10 руб. с тягла. Кроме того, вносились платежи на мирские расходы, отбывались и другие повинности (дорожная, постойная, подводная и т. д.). За исправность платежей отвечала община, т. е. была круговая порука. За тех, кто не мог по материальному положению заплатить подати, платил «весь мир».
***
В период пугачевщины село Спасское, как и близлежащие села и уездные города, подверглось нападению пугачевских отрядов в августе 1774 года. Правительственные войска под командованием П.И. Панина шли по пятам основных войск Е. Пугачева. Все близлежащие города, кроме Керенска, сдались пугачевским отрядам. Села Спасского края грабил и разорял отряд Федора Фельшмана, начальника инвалидной команды (так назывались небольшие во-инские подразделения в уездных городах) г. Инсара, перешедшего к пугачевцам. Выборный села Спасского Иван Михайлов сообщал властям, что пугачевцы в селе «забрали безденежно все казенные питии (винные лавки – Прим. авт.) и денежную казну пограбили и множество людей повесили». Учитывая, что в селе не было помещиков, видимо, жертвами пугачевцев стали зажиточные крестьяне и представители государственной власти.
События на северо-западе нынешней Пензенской области были столь тревожными, что сюда прибыл сам главнокомандующий, который сообщал императрице: «Принужден открыться, что содрогается сердце, слыша и видя, какое разорение и убийство по всем без изъятия здешней окрестности дворянским домам и какой общий во всей черни здешней бунтовщический дух поселен». По распоряжению Екатерины II к разгрому пугачевцев присоединился А.В. Суворов, прибывший с турецкого театра военных действий.
Расправой над восставшим населением в спасских краях ведали полковник И.Г. Древиц, капитан Петр Лунин. Действовали они по приказу главнокомандующего, в котором предписывалось в селениях «требовать зачинщиков, в случае отказа… сотого казнить, а остальных… пересечь плетьми жесточайшим образом. Разграбленное и расхищенное имущество должно быть немедленно возвращено, а если у кого оно будет найдено впоследствии, тот будет повешен… Во всех бунтовавших селах поставить орудия казни: виселицу, колесо и глагол... чтобы эти орудия никем истреблены не были». В приказе содержалось требование к начальникам отрядов сообщать о своих действиях в ставку П.И. Панина в Пензу.
Об усмирении бунтующих сел рассказывают документы. Полковник И.Г. Древиц 28 августа 1774 года отправил донесение из села Спасское. Он сообщает, что во все населенные пункты отправлены отряды, но людей не хватает, и просит подкрепления.
Полковником ведется журнал зачинщиков, которых «возможно было в лесах и болотах поймать», и описываются меры применения к ним наказаний. Сам же И.Г. Древиц спасских жителей простил: «…как я сам с сорока человеками в разных деревнях был: мужики в таком страхе, что описать того нельзя; а как я их велел при церквах собирать и им полученное от вашего сиятельства печатное объявление читать, то весь народ в слезах, сидя на коленях, признает свой проступок и просит милосердия ея и.в. над ними, обще с священниками. Почему я не мало таких деревень, между коими и село Спасское, простил и по-прежнему к верности ея и.в. велел всем крест и Евангелие целовать» 

Глава 3

«Всемилостливейше повелеваем… именовать городом»


В последней четверти XVIII века для лучшего управления территориями в России была проведена административно-территориальная реформа. В 1775 году Екатерина II издала закон «Об учреждениях для управления губерниями Всероссийской империи». Согласно этому документу, ликвидированы провинции и вместо них созданы наместничества (губернии).
Основной фигурой в управлении местностями был генерал-губернатор, в руках которого сосредотачивалась военная и гражданская власть. Он ведал управлением нескольких соседних между собою наместничеств. Первым генерал-губернатором нашего края стал граф, землевладелец, в том числе и спасских земель, Роман Илларионович Воронцов, ведавший Владимирским, Тамбовским и Пензенским наместничествами.
Наместничества состояли из уездов. Тамбовское наместничество было образовано 16 сентября 1779 года в составе 15 уездов, среди которых был и вновь образованный Спасский уезд. Официальное торжественное открытие Тамбовского наместничества произошло 4 февраля 1780 года, а 17 декабря этого же года город Спасск стали официально именовать «Спасск на реке Студенце», т.к. в Российской империи имелось несколько городов под этим названием. Площадь нового уезда составляла 372 306 дес., из них пашни 181 599 дес.
Город Спасск стал именоваться уездным, и в нем, согласно екатерининскому закону, были внедрены новые структуры. В Спасске проживало тогда около 3 тыс. человек.
В уездных городах управление осуществлялось сословным порядком. Правящими сословиями были дворяне и зажиточное городское население. Во главе уезда стоял исправник (капитан-исправник), избираемый дворянами. Исправниками в Спасском уезде служили устьинский помещик Матвей Рогожин (1787 г.), в начале ХIХ века – Иван Никитович Хохлов, в середине века – П.А. Батурин, позднее – К.К. Шмиде.
Главным исполнительным органом в уезде был «низший земский суд». Он вместе со стоящим во главе его капитаном-исправником имел всю полноту власти, а именно: наблюдение за выполнением законов, исполнение распоряжений губернских властей и судебных решений, осуществление полицейской власти, контролирование сбора податей и др.
Дворянское сословие управлялось дворянским собранием во главе с предводителем и его помощниками, избираемыми на 3 года. В дворянский суд и опеку избирались заседатели. За все время существования дворянского сословия избиралось более 20 предводителей. Первым был Александр Иванович Лачинов, помещик с. Слаим. Особым доверием среди спасского дворянства пользовались Акинфий Иванович Хохлов, помещик с. Устья, избиравшийся 7 сроков подряд; Дмитрий Николаевич Цертелев, помещик с. Липяги, избиравшийся 3 срока. Последним предводителем дворянства суждено было стать Павлу Акинфиевичу Хохлову (1904-1919 гг.). Предводители дворянства фактически управляли уездом. В уездных городах возникло много чиновничьих должностей, на которые избирались представители дворянства. Финансами в уезде ведало казначейство.
Изменения в структуре уездной власти произошли в результате реформ Александра II. Во главе уезда было поставлено полицейское управление во главе с исправником, назначаемым губернатором. Исправник осуществлял административно-полицейскую власть в уезде и городе. Исполнительными органами были отраслевые уездные присутствия по военным, крестьянским, питейным делам. Во главе их, как правило, были предводители дворянства, заседатели из среды дворян и горожан. Уезд по административно-полицейскому управлению делился на участки, возглавляемые мировыми посредниками, позже земскими начальниками из дворян. Им подчинялись волостные правления с управой и волостным судом. Вновь созданные земские органы решали все хозяйственные и социальные вопросы в уезде, исходя из местного финансирования. В них имели представительство и горожане, в основном купцы: М.С. Воробьев, И.Я. Исачкин, В.И. Вихров, Н.В. Вихров, Г.К. Турусов и другие. Членами городского и уездного присутствий по разным видам податей (по недвижимости, квартирным и другим) избирались Ф.О. Барабошкин, В.Д. Пимбурский, Ф.С. Попов, Ф.П. Турусов. Почетному гражданину П.М. Аристову были поручены обязанности смотрителя городского училища.
Претерпели изменения и судебные органы в уездах. Город и уезд делились на участки, где вершили суд мировые судьи, избираемые из числа дворян и купцов. Главным судебным органом был съезд мировых судей.
При Екатерине II был принят документ «Грамота на права и выгоды городам Российской империи». Город стал самостоятельной административной единицей во главе с городничим, назначаемым правительством. Одним из первых городничих в Спасске был Коровин (1786 г.). Длительное время городничими служили подполковник Карл Христофорович фон Шенк (1828-1842), помещик Керенского уезда Иван Иванович Юрьев.
Городские обыватели по имущественному цензу делились на купцов (по гильдиям), мещан, ремесленников и беднейших жителей города. В Спасске большую прослойку горожан составляли государственные крестьяне. Первичным органом городского самоуправления было городское собрание, куда избирались представители от всех слоев городских обывателей. Оно избиралось на 3 года. В выборах могли участвовать горожане не моложе 25 лет, имевшие доход не менее 50 руб. в год. Собрание избирало городского голову, бургомистров, ратманов, старост и заседателей, которые и вершили хозяйственные и судебные дела в городе. Присутственным местом был магистрат, ведавший сборами податей, рекрутскими повинностями и судебными делами. Городская ратуша ведала хозяйственными делами в городе.
Главами городской ратуши – бургомистрами избирались Тимофей Филиппович Карасёв (1798 г.), Тимофей Иванович Самгин (1800 г.), на которого жаловались спасские крестьяне, что за право производить в базарные дни мелочную торговлю он брал с крестьян от 10 до 30 рублей в год, делая это вопреки законам, а те, кто отказывались платить, «бывали изнуряемы побоями и содержанием в ратуше под караулом». Обязанности бургомистра были каждодневными. Он вместе с ратманами (выборными от городских сословий) и старостами должен был ежедневно решать текущие дела в ратуше, что иногда мешало предпринимательским делам. Должности были выборными и безденежными. Поскольку ратманы были неграмотными, то вместо подписи ставили личную печать со своим именем, подтверждая, что они слушали дела в ратуше и согласились с коллективным решением.
В 1810-1850-х годах бургомистрами избирались Петр Удальцов, Петр Пресняков, Иван Васильевич Красильников, Ивлей Яковлевич Мошкин, Матвей Яковлевич Мошкин, Иван Федосеевич Караушев, Василий Иванович Буренин, Яков Тимофеевич Исачкин и другие. В числе ратманов в городской ратуше заседали Александр Иванович Ясашин, Василий Леонтьевич Кондрин, Иван Пресняков, Дмитрий Емельянович Бундиков, Василий Иванович Вихров (1-й), Иван Васильевич Вихров, Никита Захарович Турусов и другие.
С 1870 года городское управление несколько изменилось. Главным органом стала городская дума, а исполнительным – городская управа. Городской голова избирался на 4 года, он возглавлял и думу и управу. Для небольших городов типа Спасска городское управление с 1892 года упростилось. Думу заменило Собрание уполномоченных, которое избирало городского старосту с помощниками.
Городская дума в Спасске была представлена 38 гласными. Городскими головами избирались купцы Василий Климовской, Ефим Григорьевич Щеглов, Дмитрий Федорович Соболев, Сильвестр Иванович Чернецов; городскими старостами – купец Георгий Кузьмич Турусов, мещанин Степан Климович Девиченский, мещанин Михаил Михайлович Маков.
Кстати, надо сказать, что звание купца не было наследственным. Право называться купцом давала городская дума по заявлению лица и представленным финансовым документам о доходах. Дети купцов, если они не проходили эту процедуру, именовались мещанами или купеческими сыновьями. Мещанин же – звание наследственное.
Лица, прослужившие определенное время в органах городского самоуправления, могли получить статус именитых граждан. Они имели право приобретать в собственность фабрики и заводы, им разрешалось иметь выезд в 4 лошади. Их потомки могли ходатайствовать о присвоении им дворянских званий за заслуги предков. Звание почетного гражданина присваивалось высшей властью. Почетные граждане могли быть потомственными и личными. Личное почетное гражданство не распространялось на детей. Свидетельства о почетном гражданстве в Спасске имели Павел Михайлович Аристов, Василий Федорович Веденяпинский, Николай Владимирович Владимиров, Николай Федорович Казмин, Василий Иванович Карельский, Федор Прокофьевич Малинин, Виктор Скородумов. Все они безвозмездно в течение многих лет исполняли обязанности выборных.
Потомственными почетными гражданами могли быть лица, получившие чин по службе или орден. Они должны были состоять купцами I и II гильдии не менее 20 лет, иметь годовой не ниже 15 тысяч рублей и делать соответствующие денежные вливания в го-родскую казну. Таких людей именовали «Ваше благородие». В Спасском уезде их было немного: Сергей Петрович Суворов, владелец Ширингушской суконной фабрики; Владимир Николаевич Давыдов, Александр Семенович Архантов. Выходцами из Спасского уезда были потомственные почетные граждане купцы Казеевы, владельцы нескольких суконных фабрик в Пензенской губернии.
Для новых управленческих уездных учреждений требовались здания, которых в первые годы не было, поэтому учреждения размещались в частных купеческих или дворянских домах. Нужны были здания присутственных мест, тюрьма, строение для хранения казны, соляные и хлебные амбары и магазины. В наместничествах были образованы «строенные экспедиции», ведавшие строительством этих зданий.
В 1781 году Екатерина II издала указы об утверждении гербов уездным городам. Герб города Спасска был утвержден 16 августа 1781 года. Он имел форму русского щита, в верхней части которого располагалась символика Тамбовского наместничества: «лазоревое поле с ульем и тремя пчелами», символизировавшими трудолюбие. В нижней части – «черный крест в золотом поле, соответствующий сим знаменованию имени города».
Образование уездных городов способствовало устройству путей сообщения, в частности, Большой дороги, соединяющей Пензу со Спасском и далее с Рязанью и Москвой. По возможности благоустраивались дороги, связующие Спасск с соседними городами: Шацком, Темниковым, Наровчатом, Керенском, Краснослободском.
В 1796 году в Спасском уезде проживало 29 881 человек, из них купцов – 127, мещан и цеховых – 119, дворовых крестьян – 886, экономических крестьян – 6520, государственных крестьян – 13 309, черкас казенных – 1 и черкас владельческих – 348.

Глава 4

Город рос и развивался

 

Спасск, образованный в 1779 году как уездный город, особенно привлекал внимание торговых людей из соседних уездов. Купцы и ремесленники из Козлова, Рязани, Борисоглебска, Моршанска, Рыбинска, Арзамаса, Кадома, Темникова приезжали в Спасск попытать своего счастья. Из крестьян в сословие мещан и купцов перешли предки семей Карасевых, Караушевых, Соколовых, которые упоминались еще в 1750-х годах в связи с волнениями спасских крестьян. Они заводили лавки и трактиры, торговали хлебом, мясом, маслом, медом, воском… Базарный день в Спасске был определен в субботу. В городе действовала ярмарка после Пасхи в десятую пятницу, торговали 3 дня (позднее 1 день) хлебом и пенькою. Хлеб отправляли на винокуренные заводы, пеньку – на разные фабрики.
С этого времени развитие города осуществлялось исключительно купцами, мещанами и городскими обывателями, которые платили налоги в местную казну со своих доходов. Купцы облагались сбором в размере 1% от принадлежащих им капиталов.
Судя по «Экономическим примечаниям» 1795 года, в городе было 389 дворов, проживало 3005 жителей. Земля под городом занимала 113 десятин. «Селение расположено по обе стороны реки Студенца, двух оврагов безымянных, на одном 6 прудов, и больших дорог Шацка – Керенска, Ломова и Темникова. В городе 2 церкви деревянного строения, третья – на кладбище. Присутственные места деревянные. В городе бывает ярмарка после Пасхи в десятую пятницу, торгуют 3 дня хлебом и пенькою, хлеб отвозят на винокуренные заводы, а пеньку на разные фабрики, а прочие промышляют хлебопашеством. Женщины упражняются в рукоделиях. Река Студенец в летнее время глубиной бывает в 2-3 четверти (40-55 см – Прим. авт.), шириной в 4 сажени и менее, в ней ловится рыба мелкая: пескари, налимы, плотва и гольцы, в прудах – караси, лини. Вода здоровая», – так записано в документе. Как видно из описания, город был больше похож на село, да и большую часть его населения составляли тогда государственные крестьяне.
Устройство почтово-торгового тракта Пенза-Москва через Спасск способствовало открытию постоялых дворов, харчевен, трактиров. Быстрый рост населения города требовал появления в продаже разнообразных продуктов питания, одежды, обуви и других товаров. Развивалось сапожное дело в Спасске и Хомутовке. В самом городе проживало около 1,5 тысячи крестьян, да и в окрестных селах была нужда в сельскохозяйственном инвентаре. Телеги, лопаты, колеса, оглобли, хомуты, бороны и сохи также составляли предметы торговли.
Большая часть территории уезда, находящаяся теперь в Мордовии, была покрыта лесами. Это давало возможность торговать по-ташем, шкурками зверей в огромных количествах. В Спасск за таким товаром прибывали московские купцы. В торговых книгах середины XVIII века записано, что купцом Журавлевым куплено «13 тысяч зайцев по 30 руб. за 1 тысячу, 100 лисиц по 8 руб. за десяток, 20 волков по 12 руб. за десяток, 200 кошек по 3 руб. за сто, 100 горностаев - 10 руб. за сто, и хорей белых, цена 3 руб., белок зеленых и белых 12 тысяч по 20 руб. за тысячу, мерлушки черной и белой 20 руб. тысяча». Пошлин с купца Журавлева взято 38 руб. 47 коп. Московский купец Белозеров «купил на Спасском торгу меду-сырца на 280 руб. 200 пудов. А пошлины платил 24 руб. 50 коп. и оный мед отпущен до Москвы и дана тому Белозерову зачетная выпись». Воск продавался по 6 руб. 50 коп. за пуд. Круп-ные сосновые бревна по 5 коп. за десяток отправлялись на Дон.
Самой крупной в округе считалась Ломовская ярмарка близ Казанского мужского монастыря. Академик Фальк, посетивший Пензенскую провинцию в 1769 году, писал о ней, что начиналась ярмарка 1 июня и продолжалась 6 недель. Туда съезжались купцы из многих городов, в т.ч. из Петербурга. Насчитывалось до 300 лавок и 8 тысяч покупателей. Нет сомнения, что спасские купцы торговали на этой ярмарке. Непродолжительными по времени были ярмарки в Керенске (2 дня), в Наровчате (3 дня), Верхнем Ломове, даже в некоторых крупных селах. На них купцы приобретали мануфактуру и другой «москатинный товар», продавали товары сельскохозяйственного назначения.
При правлении Павла I в 1798 году проходила новая административная реформа: был ликвидирован Спасский уезд, а город Спасск стал заштатным. Но, к счастью, уезд был восстановлен в 1802 году, уже при правлении Александра I. 
Одно из первых описаний Спасска и уезда дано в энциклопедическом издании «Словарь географический Российского государства» (М.,1807): «Спасск – новоучрежденный уездный город Тамбовской губернии, что прежде было экономическое село сего же имени. Положение имеет по обе стороны речки Студенца. С южной стороны окружен мелкими лесами, а с прочих трех сторон – пашнями. Фигуру имеет продолговатого четырехугольника, длина коего 2 версты, а ширина 300 сажен. Обывательских домов 487, из коих 100 с лишком построены по переименовании в го-род, торговых лавок – 35. Жителей по последней ревизии: купцов – 13, помещичьих людей – 2, экономических крестьян – 1469 душ… Купеческий капитал объявлен в 3605 рублей и обращается в разных мелочных товарах. Обыватели упражняются в кузнеч-ной работе и тем славятся, но происходит сие не от искусства, а от дешевизны угольев. Ярмарка бывает в 10 после Пасхи пятни-цу, приезжают на нее купцы из ближайших городов с мелочными товарами и торгуют один только день…
В Спасском уезде по последней ревизии состоит 27 060 мужских и 28 213 женских душ. Жители упражняются в хлебопашестве, в делании разной бондарной посуды, в рубке на строение судов, кокар, в тесании досок, что все отправляют в Моршанск, также в жжении поташа. Хлеб за продовольствием своим прода-ют в городе Спасске и на пристани реки Выши при деревне того же имени».
В декабре 1829 года 18-летний Виссарион Белинский проезжал через Спасск в Москву для поступления в университет и впечатлениями о Спасске поделился со своими чембарскими друзьями: «…мы отправились на Спасск, в который и приехали ночью. Этот городишко не стоит того, чтобы о нем говорить: представьте себе, он не имеет казенного дома для присутственных мест, которые размещены по разным лачугам, нет ни одного каменного дома, только домов десяток крытых тесом; одна только церковь; словом, Спасск есть не что иное, как довольно хорошее село и довольно гнусный городишко. Впрочем, я это говорю о наружном, а не внутреннем его достоинстве. Постоялые дворы в нем превосходны…». Отчего-то В.Г. Белинский не заметил красивого Спасо-Преображенского собора на главной площади, построенного в 1810 году. Может, оттого, что время было позднее?
Постепенно город с домами с соломенными крышами все-таки преображался. В 1824 году был утвержден план города Спасска законодательным документом Российского государства.
В течение 15 лет городничим в Спасске служил подполковник Карл Христофорович фон Шенк, кавалер орденов Св. Анны II степени и Св. Владимира IV степени. Он способствовал изменению внешнего облика города, при нем началось строительство здания присутственных мест, вначале деревянного на каменном фундаменте. В годы службы фон Шенка улучшилось состояние городского бюджета. В городской ратуше заключались договоры на поставку зерна, поташа, спирта в крупные города путем сплава по рекам Мокше и Выше. Услугами сплавщиков, касимовских купцов Какушкиных, пользовались землевладельцы С.А. Арапов (Абашево), Д.А. Лачинов (Липяги) и др.
Доходным бизнесом было содержание питейных сборов, организация производства и реализации спирта не только в Спасске, но и в соседних уездах. Правительством для этого назначались известные, уважаемые люди. В тридцатых годах в Спасске сборщиками питейных сборов состояли касимовские купцы I гильдии Якунчиковы, надворный советник и кавалер Д.Р. Горяйнов, Голубков и другие. Они получили широкие полномочия по организации договоров на поставку вина от владельцев винокуренных заводов, на реализацию вина в селах Спасского и соседних уездов. Питейные сборщики находили подрядчиков на постройку питейных лавок, трактиров, особенно тщательно отбирали «сидельцев» – лиц, торгующих вином. Договоры содержали жесткие условия по учету продукции и денег, по нравственному облику нанятых людей. Услугами винных откупщиков пользовался С.А. Арапов, имевший винокуренные заводы в Наровчатском уезде.
С 1830-х годов в городе началось строительство купеческих каменных домов, которые сдавались внаем для нужд города. Первые каменные дома построили купцы Никита Леонтьевич Кондрин, Василий Афанасьевич Баженов, Петр Степанович Пресняков, Евсей (Иевлей) Яковлевич Мошкин, который сдал свой особняк под гостиницу. Степанида Удальцова сдала свой дом на улице Подьяческой (ныне Революционной) под земский суд, а Василий Дмитриевич Умнов на этой же улице сдал свой дом деревянный на каменном фундаменте, состоящий из 6 комнат и 2 прихожих, для уездного суда и дворянской опеки. Он же содержал и гостиницу, которую позднее продал Я.Н. Вихрову. Михей Тимофеевич Карасев дом умершего отца сдал в поднаем для правления полицейской и пожарной команды.
Купец Агафон Прохорович Вихров с мещанином Ефимом Григорьевичем Щегловым в 1840-х годах содержали пивоваренный завод при родниках.
После фон Шенка городничим стал титулярный советник Иван Иванович Юрьев, который пробыл на этой службе 5 лет (1842-1847). Он в Новоселках Керенского уезда вместе с женой имел 500 дес. земли, более 100 крепостных душ. За службу был награжден орденами Св. Станислава 2 степени и Св. Анны 3 степени. Вышел в отставку с военной службы штабс-капитаном, жил в Керенске, был судьей Керенского уездного суда, а с 1835 года назначался городничим в разные города России. С его приходом в городе оживилось строительство, убыстрилось возведение Вознесенской церкви. Для присутственных мест решили построить просторное каменное здание. Подряд на его строительство взяла губернская секретарша Мария Федоровна Попова в конце 1842 года.
В городе действовали 10 трактиров. Кадомские мещане, среди них Карп Иванович Киселев, содержали 7 заведений; спасские мещане и купцы, в частности Иван Николаевич Буренин, – 3 питейных заведения. Буренин содержал также гостиницу и трактир, Василий Иванович Вихров (1-й) – гостиницу. Всего же трактиров, харчевен, гостиниц и постоялых дворов было 34. Винные подвалы, ренский погреб содержал Макар Григорьевич Симонов, питейным домом «Красный» владел купец Григорий Иванович Соболев. Штофную лавку содержал Василий Яковлевич Калашников.
Ряд купцов и мещан занимались прогоном скота в Москву, Санкт-Петербург и другие города. Через Спасск ежегодно прогоняли более 2,5 тыс. голов скота. Действовали 7 небольших заводов, из них 4 салотопенных с 9 котлами. Говяжье и свиное сало перегоняли 2 мастера и 6 рабочих. В год изготовляли 3,6 тыс. пудов сала на 8,6 тыс. руб. Сало отправляли в Москву.
3 кожевенных завода с 14 чанами обслуживали 14 рабочих. В год выделывали 2670 кож на 4,5 тыс. руб. Для толчения корья на этих заводиках было 2 толчеи, действовавшие с помощью лошадей. Заводы помещались в деревянных строениях.
Увеличение купеческого капитала благотворно сказалось на благоустройстве города. В связи с антисанитарным состоянием лавок, рядом с которыми находилась и бойня для скота, губернские власти настаивали на переносе бойни и мясной торговли в отдаленное место. Многие торговцы, а именно Никифор Соколов, Василий Пимбурский, Василий Котельников, Семен Вярвильский и др. в городском собрании выступили против перенесения лавок из центральной части города.
Губернский землемер Ушаков настоял на расширении городской площади за счет крестьянской земли. Было отведено место для постройки нового здания больницы, а здание бойни снесено. Подряд на строительство каменных и деревянных построек под бойню взяли спасские купцы Никифор Соколов и Григорий Филимонов. Они построили бойню «ниже течения реки Каковы по правую сторону Большой дороги». Мясные лавки остались на Соборно-Базарной площади, но вскоре перестройка коснулась и их.
Городничим в те годы служил Кузьма Коровин, городским головой – Василий Яковлевич Калашников. В 1854 году коллежский регистратор Тимофей Федорович Толмачев обратился к городским властям с инициативой построить водопровод на Базарной площади Спасска. Воду жители брали из реки Каковы и из загородного родника. Привоз воды из-за дальности расстояния и плохой дороги был затруднен, особенно для домовладельцев, не имеющих лошадей. Планировалось подавать воду из родника на площадь, откуда ее могли беспрепятственно брать городские жители. Городское собрание выразило согласие, а строительная комиссия Тамбовского губернского правления также поддержала эту инициативу и даже содействовала вознаграждению за труды.
К середине XIX века в Спасске проживало около 5 тысяч жителей. Спасский городничий И.В. Кугушев в статистическом отчете сообщал губернским властям, что в городе «потомственных дворян состоит 90 человек, личных 118, разночинцев 267, купцов II гильдии 27 человек, III гильдии 431, мещан 1581, казенных крестьян 1849, дворовых людей 167, внутренней стражи 132 человека. Увеличение земельной площади города составляло теперь уже 275 десятин. Домов в городе 511, из них 25 каменных. Два казенных подвала, каменный и деревянный, 135 деревянных лавок». Городничий сообщал о недостроенном каменном доме, пожертвованном владельцем для помещения присутственных мест. Салотопенными заводами города было вытоплено сала на 14785 руб. Действовал 1 поташный завод, приготовлявший поташа на 1400 руб. в год, 5 кожевенных заводов с небольшим количеством рабочих, выделано кож на 6700 руб.
Поскольку большинство населения пользовалось земельными участками, содержало скот, городничий отчитался и за эту отрасль. В городе жители содержали 270 лошадей, 620 голов рогатого скота, 200 овец, 280 свиней, 85 коз. Урожай картофеля колебался от двух до пяти долей от количества посаженного. К этому следует добавить, что в 1856 году в городе была построена двухэтажная каменная тюрьма на 35 мест. Город арендовал водяную мельницу о двух поставах в Хомутовке. В 1859 году Спасск «прогремел трезвенным бунтом» отнюдь не потому, что жители выступили против пьянства. Они были недовольны винными откупщиками, которые значительно повысили цену на водку, да еще и разбавляли ее. Газета А.И. Герцена и Н.П. Огарева «Колокол», издававшаяся в Лондоне, в номере от 1 апреля 1860 года живописно описала эти события. Они происходили в мае-июле 1859 года. Какой-то неведомый корреспондент, очевидно, с оказией, отправил материал о бунтах в Лондон. Приведем здесь фрагменты статьи.
«Под суд!»
...В Спасский уезд сведения о том, что вино полугарное должно продаваться по 3 руб. серебром за ведро и что откупщик всегда непременно обязан иметь оное для продажи и ни в каком случае не должен отказывать в продаже этого полугара, зашли из соседних уездов Пензенской губернии следующим образом. 30 мая в г. Спасске, во время базара, на который съезжается значительное число жителей Наровчатского, Керенского, Краснослободского и Ломовского уездов Пензенской губернии, по соседству сих уездов с Спасским, между народом пронеслись слухи, что в Пензенской губернии вино продается по 3 руб. за ведро...
Как бы то ни было, но часу до 1 или до 2 этого дня базар шел своим обычным чередом, не прерываясь никакими особенными явлениями. К этому же времени, когда масса народа, как бывает везде, более или менее была перехвачена рядом пьяных и охмелелых людей – человек 5 или 6, из которых положительно можно указать на двоих государственных крестьян: Ламакина (после того бежавшего) и Харлошина, двоих бессрочно отпускных нижних чинов Жарикова и Уханова и двоих мещан Урошлева и Щеглова, явившись в «водочный магазин» (название питейного дома), потребовали отпуска вина в 3 р. серебром – им отказали. По привычке русского человека, они, побранившись с сидельцем, отправились в контору акцизно-откупного комиссионерства.
...Между ними и прислугой откупа завязалась на дворе драка, и что как будто бы они пришли с умыслом произвести буйство и драку... Драка эта со двора перешла на улицу и, так как и водочный магазин и дом конторы находятся на той же площади, где существует и базар, то около дравшихся весьма быстро образовалась целая толпа, которая, раздражившись отказом в продаже вина по таксе и нападением на просителей конторской прислуги, соединилась в единодушную массу, решившуюся действовать силой, и бросилась в ближайший от места происшествия питейный дом «штофную лавочку», и потерявши всякое сознание и уважение к чужой собственности, тащила вино, большая часть которого была разбита и разлита, а меньшая унесена и вылита, не столько из намерения к ограблению, сколько из озлобления.
К этому питейному дому вскоре явились для усмирения вся градская полиция и спасский окружный начальник Давыдов (вступивший в эту должность только в последних числах мая месяца); но ни увещания их, ни явившаяся впоследствии инвалидная команда (21 человек) не в состоянии были удержать нападение, и народ, покончивши штофную лавочку, перенес свои действия на прочие питейные дома города Спасска: «Красный», «Плакущий» и «Липлейский», находящиеся в 3 верстах от города в казенной деревне Липлейке, а состоящий в пригородной Ламовской слободе (рядом с городом) питейный дом постигла подобная участь в то время, когда происходило опустошение городских кабаков и, говорят, разбитие его совершено, по преимуществу, женщинами и детьми обоего пола, почти без участия мужчин. К пятому часу в городе было все покойно, но все питейные дома (четыре), за исключением водочного магазина, были разбиты.
...Начальник губернии тотчас же командировал в г. Спасск и его уезд корпус жандармов подполковника Дурново и своего чиновника особых поручений Лебедева для строжайшего произведения по сему предмету следствия и принятия строгих и решительных мер к прекращению беспорядков... С 30 мая в г. Спасске и с 3 июня в Спасском уезде не повторялось никакого тревожного явления: кабаки были уже починены, и в них производилась продажа. He менее того, городничий вытребовал в город войско в составе одной роты, а гг. Дурново и Лебедев, прибывшие 5 июня, тотчас же вновь потребовали 4 роты войска, которые разместили в села: Хомутовку, Дракино и Кириллово, в пригородную слободу Ломовку, составляющую одно сплошное поселение с г. Спасском, где уже квартировала рота войск...
Сведения о водворении спокойствия в Спасском уезде дошли до Петербурга после последовавшего высочайшего повеления о назначении генерал-адъютанта Толстого исключительно для прекращения беспорядков. Генерал-адъютант Толстой… по прибытии в г. Тамбов тотчас же распорядился передвинуть в Спасск Казанский пехотный полк. 9 июля [в Спасск прибыл] Толстой, а 10-го начальник губернии Данзас и остановились в одной квартире в доме купца Карасева... Назначено было к наказанию в Спасске 13 человек крестьян. На поле перед Спасским тюремным замком поставлен был Казанский пехотный полк развернутым фронтом, в середине которого было построено каре; в нем навалены кучи розог и выстроены привезенные из острога арестанты... Перед развернутым фронтом был собран народ, городское и сельское сословие, стоявшим на коленях с выговором за дурное поведение. Затем последовало от Толстого приказание «не жалея наказывать». Все 13 человек были положены и сечены при барабанном бое в течение с лишком часа времени без счету, и даже некоторые солдаты били вместо концов комлями розог, а главнейшими поощрителями усиления наказания являлись сам начальник губернии, чиновник Лебедев, исправник Батурин и подполковник Дурново, бывшие в каре во все продолжение наказания...
По решению комиссии, окончившей свои действия к 22 июля (в 6 дней), было подвергнуто по приговорам ея наказанию розгами 66 человек по указанному выше обряду и 5 человек при волостном правлении, аресту 4 человека, преданы военному суду нижних чинов 10 человек, а один унтер-офицер Лука Иванов, сознавшийся в участии в разбитии питейных домов в селе Кажлотке и городе Спасске, прощен генерал-адъютантом Толстым, как предъявил председатель комиссии Дурново, и оставлен без суда и наказания, и гражданскому уголовному суду предан один мещанин. 23 июля закрыта комиссия, а к 1 августа выведены войска из Спасского уезда.
...Этим закончилось все дело. Начальник губернии остается в убеждении, что все эти распоряжения составляют меры кротости. Народ с горестию и страхом вспоминает это время. Несколько человек из мещан и бессрочно-временно отпускных нижних чинов доселе томится в тюрьме и под судом. А откупщики, устраненные от всякой ответственности, продолжают продавать вино в г. Спасске и его уезде по 6 или 7 руб. серебром за ведро, а в Тамбове по 10 руб., и, не глядя ни на что, отказывают всем в отпуске полугара по таксе».
Статистическое обследование населенных пунктов России, проводившееся в 1862-1864 годах Министерством внутренних дел, дало краткое описание Спасска и его пригородов: «В Спасске 541 дом, 4693 жителя, 3 православные церкви, 2 раскольничьи молельни, 2 училища, ежегодная ярмарка, почтовая станция, базар по субботам, 5 заводов (4 салотопенных и поташный). В слободе Солдатской при реке Студенце 23 двора, 172 жителя; в Самодуровке 42 двора, 645 жителей, поташный и 12 кирпичных заводов; в Бордадыновке 14 дворов, 177 жителей; в слободе Ломовке 271 двор, 2450 жителей, имеется маслобойня»13. Итого в Спасске к этому времени вместе со слободами – 8137 жителей.
Активизация строительства каменных зданий заставила купцов на местном материале открыть небольшие предприятия, выделывавшие кирпич, чтобы не завозить его из других мест, удорожая тем самым постройку зданий.
После крестьянской реформы 1861 года увеличилось количество купцов в городе. Часть крестьян переходила в мещанское или купеческое сословие. Многие мещане, увеличив свои капиталы, записывались в ранг купцов.
Со второй половины XIX века облик маленького провинциального Спасска значительно изменился. В конце 1850-х годов в городе возведена Вознесенская церковь. В начале 1860-х годов городской властью на Соборно-Базарной площади построены два каменных торговых корпуса – Гостиный ряд – площадью в 420 кв. саженей, которые отданы купцам «во всегдашнее пользование на правах собственности с платой по 45 коп. за кв. сажень». С течением времени плата повышалась и достигла к началу XX века 60,5 коп. Общая сумма аренды достигала 316 руб. в год.
В 1867 году в Спасске числилось уже 359 купцов, 87 торговых точек, 132 мастера-ремесленника, в том числе около 30 булочников, 26 портных, 21 сапожник, 15 кирпичников, столяры, кузнецы, мастера золотых дел. Горожане построили 29 каменных домов, в центре города появились тротуары. В 1870-1880-х годах были построены здания городской управы, городского общественного банка, телеграфной станции, городского училища, казенных присутственных мест. Большинство зданий до сих пор используется: в них расположены административные, учебные и культурные заведения.
«Памятная книжка Тамбовской губернии» за 1873 год сообщает, что в Спасске в прошедшем году произошло 6 пожаров, сгорело 12 домов, погиб 1 человек; убытка пожары принесли свыше 47 тыс. руб. В городе много мастеров разных профилей. Всего ремесленников 233 человека, из них 29 булочников, 9 крендельщиков, 26 портных, 26 сапожников, 8 печников, 13 столяров, 6 кузнецов, 23 плотника, 15 кирпичников и 6 мастеров золотых дел.
В 1878 году в Спасске действовали 16 предприятий: 3 винных завода (27 рабочих), 2 пивоваренных завода (3 рабочих), 7 кожевенных (9 рабочих), 3 по изготовлению щетины (22 рабочих), канатно-прядильная фабрика (5 рабочих), 2 салотопенных пункта с двумя рабочими.
Доход города составлял 11 тысяч рублей, расход – 13,6 тысячи рублей.
Спасск стал крупным торговым пунктом. Зимой на Котельническую пристань в Кадом привозились: зерно, мука, конопляное и льняное семя, кожи, щетина, шерсть, пух, перо, а оттуда – промышленные товары. Спасский товар сплавлялся до Рыбинска и Санкт-Петербурга. В Саратов и Астрахань отправлялись лыко и другие лесные изделия, обратно привозились рыба, арбузы и другие товары. Кожи поставлялись на Нижегородскую и Ростовскую (Владимирская область) ярмарки.
Характер торговли почти не изменился, лишь увеличилось число промышленных товаров. По-прежнему на первом месте стояла торговля хлебом (зерном). Крупными торговцами по этой части были Никита Захарович Турусов, купец I гильдии Киприан Васильевич Карасев, Иван Петрович Киселев, Василий Степанович Буренин, который имел еще и шерстомойное производство. Купцы Соболевы, Барабошкины, Иван Дмитриевич Бундиков также занимались торговлей хлебом. У И.Д. Бундикова действовала пенько-канатная фабрика, он содержал постоялый двор и хозяйственную лавку. Пенькоканатное и пенькопрядильное заведения в 1880-х годах содержались купцами II гильдии Петром Ивановичем Чернецовым, Иваном Николаевичем Маковым, последний с братом Михаилом Николаевичем торговал кожами и зерном.
Несколько меньше стали торговать зерном после устройства железной дороги в Торбееве: там образовались хлебные склады, и торговля переместилась в удобное для транспортировки место. Городские власти и уездное земство, конечно, понимали все преимущества железной дороги. Они неоднократно обращались с ходатайством к правительству по вопросу подведения ветки от Торбеева к Спасску, но получали отказ из-за невыгодности предприятия.
Производством вина и винной торговлей занимался купец Федор Алексеевич Сазонкин, имевший больше 6 тыс. руб. дохода. В селе Дубасово он с сыном Иваном Федоровичем содержал винокуренный завод с 45 рабочими и 2 паровыми двигателями в 17 л.с., продавал продукции на 80 тыс. руб., имел больше 1000 дес. земли, в Спасске держал мануфактурную и гастрономическую лавки.
Появляются новые сферы деятельности торговцев. Семен Прохорович Воробьев и Игнатий Афанасьевич Филинов открыли кожевенный завод, где трудились 50 рабочих, выделывавших в год 550 штук кож. В 1900-х годах заводом владели 3 сына Воробьева: Василий, Андрей и Михаил. Кожами торговал также Иван Иванович Исачкин.
Мануфактурные лавки в торговых корпусах в 1890-х – 1900-х годах содержал Бадраддит Сафетдинович Бибиков. Бакалейными и гастрономическими товарами торговали Василий Иванович Вихров, Василий Дмитриевич Пимбурский, Александр Васильевич Соколов, Георгий Кузьмич Турусов, Аграфена Алексеевна Турусо-ва, Иван Николаевич Конояров, Михаил Филиппович Андронов, Егор Петрович Карягин, купцы Исачкины и др. Иван Иванович Попов и его сыновья специализировались на торговле железными изделиями. Вярвельские выделывали и продавали замечательные колбасы, Николай Адольфович Хельгрен – кондитерские изделия. Бердниковы (Берниковы) славились как бахчеводы. Петр Бердников в пригороде Спасска и в деревне Ржавцы у помещиков Лачинова и Енгалычева арендовал землю. С гектара он собирал по 5-6 тыс. вилков капусты, которую продавал по 2,5-3 руб. за 100 вилков, по тысяче мер огурцов, которые продавал по 20 коп. за меру. Германский подданный Ревер в своем заведении «Птичий двор» занимался переработкой пуха и пера.
В 1870-х годах в Спасске открылся книжный магазин Анны Ивановны Самгиновой, книжные лавки держали Дарья и Андрей Удальцовы. Темниковский мещанин Андрей Иванович Кожевников открыл типографию, А.И. Гольберг – частную (вольную) аптеку, А.И. Конопко – аптекарский магазин. В 1903 году в городе действовали 4 книжных магазина, 2 из которых содержали крестьяне А.И. Крючков и Д.Д. Названов.
С открытием в 1870 году городского общественного банка увеличился бюджет города. В 1898 году доходы составляли около 14,4 тысячи руб., запасный капитал около 20 тысяч, в 1902 году – 32,5 тысячи руб., на благотворительные нужды расходовалось около 24,5 тысячи руб. Первым директором банка был купец II гильдии Михаил Степанович Медведев. Директорами банка неоднократно избирались И.И. Россети, А.В.Чернецов, И.Д. Бундиков. Помощниками директора в разные годы служили И.С. Соболев, М.В. Буренин, И.Н. Маков.
В Спасске действовали 7 мельниц, из них 2 паровые на кожевенном заводе у братьев Воробьевых и у Г.Г. Гальчевского и Денисова. Ветряные мельницы были у Филимона Осиповича Барабошкина, Алексея Семеновича Корытцева, Михаила Степановича Попова, Василия Дмитриевича Соболева, Ивана Степановича Вилкова. Купцы сами становились владельцами земельных угодий и лесов, скупая их у разоряющихся помещиков.
Знаменитый «Энциклопедический словарь» Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (Т. 31. – СПб., 1901) так характеризует экономику Спасска: «Ныне в Спасске жителей 6024 (2809 мужчин и 3215 женщин), между ними много крестьян, по приписке принадлежащих к сельским обществам подгородней волости. Церквей право-славных 5, единоверческих 2. Торговля и промышленность весьма незначительны. Городской общественный банк. Еженедельный базар. Предметы торговли: хлеб (рожь и овес), льняное семя, пенька, сало, рогожи, щетина, мерлушка и лесной товар. Обороты некоторых купеческих домов значительные, но со времени проведения Московско-Казанской железной дороги, ближайший пункт которой к Спасску – ст. Торбеевка, торговля, в особенности хлебная, постепенно переходит из города к этой станции. 2 кожевенных завода, 1 канатопрядильня и 10 кирпичных заводов, на них работало в 1898 г. 75 рабочих, производство 12 000 руб. …Бюджет Спасска на 1898 г.: доходов обыкновенных 11 446 руб. и чрезвычайных 3 019 руб., расходов постоянных всего 11 131 руб. и единовременных 2 048 руб. Из них на содержание городского управления 3269 руб., на учебные заведения 3617 руб., на полицию 1765 руб., на мещанскую часть 57 руб. Особенное развитие получили разные промыслы в подгородних селениях (Спасско-городская волость): кожевники, сапожники, рукавичники, валяльщики, шапочники, кирпичники».
План города Спасска к началу 1900-х годов представлял собой вытянутый с севера на юг прямоугольник с четкой планировкой улиц. По городу проходила Большая дорога, ведущая в Шацк и далее на Москву. Улица, по которой она проходила, называлась Московская. Она соединяла главную Соборную площадь с Сенной, или Конной, площадью. Купцы с большим достатком строили свои дома ближе к Соборной площади, большей частью они были двухэтажными, на первом этаже располагались торговые заведения. Основная часть торговых точек находилась в Гостиных рядах, построенных на площади. Собственные дома купцы строили на Московской, Тамбовской, Карасевской и Пресняковской улицах.
Украшали город сады. Они были почти в каждой городской усадьбе. Огромные сады принадлежали Карасевым, Барабошкиным, Велиным, Соболевым. В соболевском саду росли 170 яблонь разных сортов, дававших хороший урожай. Сады сдавались в аренду. Отдыхали горожане в парке, где могли погулять по тенистым аллеям, посмотреть спектакль в Летнем театре, полакомиться сладостями. В летнее время горожане отдыхали и на прудах, которых было несколько в городе.

Глава 5

Турусовы


Турусовы появились в Спасске, видимо, после образования города в 1779 году. Старообрядец Захар Иванович Турусов решил попытать своего счастья во вновь образованном городе. Его сыновья Пётр и Никита к середине XIX века были уже довольно известными в городе торговцами. Никита Захарович торговал хлебом (зерном и мукой), активно участвовал в городском самоуправлении. Купечество избирало его ратманом (помощником бургомистра) в городское собрание. Он обосновался на улице Московской (ныне Ленина), где выстроил дом с флигелем и лавкой. Дети следовали по его стопам.
Пётр Никитич торговал бакалейными товарами в своей лавке на Тамбовской (ныне Коммунальной) улице. Семья Кузьмы Ни-китича в 1864 году погибла от холеры, кроме 7-летнего Георгия (Егора) Кузьмича (1857-1915). Торговое дело брата и воспитание его сына взял на себя бездетный Антон Никитич Турусов. Георгий Турусов получил домашнее воспитание, в 20 лет женился на православной дочери спасского купца Елизавете Ефимовне Щегловой, с которой счастливо прожил около 40 лет. На свадьбу своей молодой жене Георгий Кузьмич подарил пианино, которое с-хранилось до сих пор в доме Турусовых. У них была большая и дружная семья (7 детей). В доме звучала музыка, было много книг, выписывались столичные журналы. Семья отличалась хлебосольством.
Георгий Кузьмич торговал продовольственными и галантерейными товарами. Его имущественный ценз в 1907 году составлял 1050 рублей. Уже в тридцатилетнем возрасте он принимал участие в городском самоуправлении – избирался членом городской думы и уездного податного присутствия, занимался вопросами налогообложения, в 1890 году избирался гласным уездного земского собрания. С 1894 по 1902 годы Георгий Кузьмич исполнял по выборам обязанности городского старосты, то есть осуществлял исполнительные функции главы города. В это время он избирался почетным мировым судьей.
Будучи городским старостой, Георгий Кузьмич ходатайствовал об открытии в городе общественной библиотеки. Она была открыта в 1903 году. В правлении этой библиотеки Георгий Кузьмич исполнял обязанности казначея. В библиотеку были переданы безвозмездно книги из домашнего собрания и более 100 номеров журналов, которые выписывались для домашнего чтения.
Георгий Кузьмич дал возможность детям получить образование не только в гимназиях, но и в университетах. Две старшие дочери: Юлия Георгиевна (1878-1948) и Людмила Георгиевна (1879-1955), по мужу Макова, получили педагогическое и медицинское образование в университетах Санкт-Петербурга и Москвы. В молодые годы они помогали организовывать общественную библиотеку, безвозмездно выполняли обязанности библиотекарей, участвовали в любительских спектаклях в ее пользу. Юлия Георгиевна позднее работала в женском училище и разных библиотеках города, а Людмила Георгиевна стала врачом-невропатологом и трудилась в местной больнице.
В советское время публиковались статьи об Александре Георгиевиче Турусове (1880-1905) как распространителе газеты «Искра». Но в семье его увлечение марксизмом считали несчастьем. В 1903 году он был осужден в числе 26 московских студентов и сослан в Нижнеудинск Иркутской губернии, позднее в Ростов-на-Дону, где трагически погиб.
Прославил свой город и свою семью Константин Георгиевич Турусов (1883-1937), театральный актер и режиссер. Он, как и старшие дети, окончил Пензенскую гимназию, в которую поступил в 1893 году. У Турусовых в Пензе был свой дом на нынешней улице Ключевского. В гимназии по успеваемости и поведению Константин занимал места в первой пятерке. Еще в гимназии он участвовал в любительских спектаклях, без сомнения, был зрителем спектаклей Пензенского драматического кружка. По окончании гимназии Константин стал студентом медицинского факультета Московского университета. Приезжая на каникулы, он устраивал в городе любительские спектакли. Сохранилось несколько афиш этих представлений, в частности, распространенных тогда одноактных комедий по пьесам И. Потапенко, Константинова и других, пьесы А.Н. Островского «В чужом пиру похмелье». В спектаклях участвовали в 1901-1904 годах все вышеупомянутые дети Г.К. Турусова, чиновники М. Александровский и Н. Соколов, Б. Исачкин, дети священников М. Дубровская и Ястребов. Прослужив несколько лет врачом в Подольске, К.Г. Турусов все же решил, что театр важнее медицины, и поступил в студию Московского Художественного театра в 1913 году, где судьба свела его с будущим другом и единомышленником Н.М. Церетелли, ставшим в 1920-х годах звездой театра и кино. Исследованием творческой деятельности К.Г. Турусова занимался историк и краевед В.А. Мочалов, опубликовавший в журнале «Сура» (1996, №4) статью «Отец», «сын» и абашевские игруш-ки».
В МХТе Турусов играл в знаменитых спектаклях по чеховским пьесам «Три сестры», «Вишневый сад», «Иванов»; «На дне» М. Горького; «Горе от ума» А.С. Грибоедова, правда, эпизодические роли. В начале 1900-х годов набирал силу Московский камерный театр, где ставили драмы и трагедии, оперетту и комедии, где актерам надо было уметь петь и танцевать, быть акробатами и жонглерами, уметь выразить не только лицом, но и пластикой самые трагические и комические роли. В 1916 году режиссером театра А.Я. Таировым была поставлена пьеса И. Анненского «Фамира Кифаред», где главную роль блистательно сыграл Н.М. Церетелли, талант которого «старики» МХТа не разглядели и вынудили его уйти из театра. Через три года в Камерный театр перешел и Константин Георгиевич, которого сразу ввели в спектакль «Король-арлекин» на роль Панталоне. Главную роль играл Н.М. Церетелли вместе с блистательной Алисой Коонен. В этом театре Турусов занимался и режиссурой, которая его очень привлекала. Вместе с труппой театра он был на гастролях в Германии и Франции.
В трудные 1919-1920 годы актеры московских театров находили приют в доме Турусовых, ставили спектакли в Летнем театре Спасска под режиссурой К.Г. Турусова. В частности, в августе 1919 года была поставлена пьеса Р. Бранно «Вокруг любви» с участием актеров различных московских театров Н.Г. Егоровой, Н.М. Церетелли. В 1920 году в Спасске играли артисты Камерного театра: А.Л. Миклашевская, которой С. Есенин посвятил цикл стихов «Любовь хулигана»; И.П. Щирский, Г. Лемлейн, П. Пуругова, Н.М. Церетелли. В семье Турусовых сохранилось несколько фотоснимков того времени.
Но Камерный театр был театром одного режиссера – А.Я. Таирова. К тому же к концу 1920-х годов сложно стало делать оригинальные спектакли, и Турусов перешел в детский театр к Н.И. Сац, где стал заведующим труппой и режиссером. Здесь он поставил несколько спектаклей. Н.И. Сац в своей книге «Дети приходят в театр», выходившей несколько раз, отмечала работу К.Г. Сварожича (во всех театрах Константин Георгиевич выступал под этим псевдонимом), его любовь к театру, умение сплотить коллектив.
В 1934 году по ложному доносу режиссер был арестован и сослан на строительство Беломоро-Балтийского канала. Освобожденный в августе 1937 года, он вернулся к родным в Спасск (тогда Беднодемьяновск) с подорванным здоровьем и 7 декабря того же года умер.
Младший сын в семье Турусовых, Пантелеймон Георгиевич (1893-1971), получил домашнее образование. Его зрелая жизнь пришлась на советское время. Он трудился в банке, но жителям города запомнился как музыкант и театрал. Пантелеймон Георгиевич вместе с сестрами жил в родовом доме, был женат на К.А. Какушкиной. У них родилось трое детей: Кира, Александр и Дмитрий. Дома всегда звучала музыка. П.Г. Турусов хорошо играл на скрипке. Надо сказать, что глава клана Г.К. Турусов дал возможность детям получить и музыкальное образование. Юлия и Людмила во время учебы в Пензенской гимназии брали уроки у знаменитого музыканта Л.С. Шора по классу фортепиано. Александр и Дмитрий Турусов также обучались музыке и были кларнетистами.
Другая увлеченность Пантелеймона Георгиевича – театр. Он участвовал в спектаклях с артистами московских театров, о чем говорят фотоснимки, позднее организовал при Доме культуры драматический кружок, который действовал много лет. Артистами были В. Шпагин, А. Рязанцева, В. Сидорин, А. Галишникова и другие. О кружке неоднократно писала районная газета. По сведениям пензенского журналиста А. Дорошина, некоторые кружков-цы стали профессионалами. Это Н.А. Герман – режиссер детских передач Всесоюзного радио; Н.Н. Муратов – режиссер Кишинёвского драматического театра; купеческий сын Н.С. Девиченский, ставший преподавателем ВГИКа.
Дмитрий Пантелеймонович Турусов (1929-1982) всю жизнь посвятил музыке. Он окончил Пензенское музыкальное училище, был преподавателем и директором детской музыкальной школы. Вместе с братом Александром, позднее профессиональным музыкантом Ленинградской филармонии, играл в городском духовом оркестре. Жена Дмитрия Пантелеймоновича, Галина Михайловна, тоже посвятила свою жизнь культуре: работала вначале в РДК, потом была директором Дома пионеров (ныне Дом детского творчества).
С музыке связали свою жизнь и их дети Кира Дмитриевна и Людмила Дмитриевна Турусовы. Они учат детей музыке в детской школе искусств и дошкольных учреждениях.
В заключение отметим, что семья Турусовых внесла весомый вклад в развитие культуры города, сохранила семейные культурные традиции. Кира Пантелеймоновна Кузьмина, урожденная Турусова (1923-2010), жила в Москве, трудилась во Внешторге. Она передала часть семейного архива в Музей народного творчества г. Пензы, в том числе уникальные письма К.Г. Турусова и Н.М. Церетелли в Спасск. Ныне копии этих документов находятся в фонде Спасского музея народного творчества. Благодаря семье Турусовых жители Спасска могут познакомиться с экспонатами, характеризующими культуру их города в XIX – начале XX века.

Глава 6
«За каждого советского работника будем сметать с лица земли тысячу…»

 

События революции 1917 года и гражданской войны коснулись и Спасска. В «Архиве Тамбовского губернского комиссара Временного правительства» за 1917 год есть сведения о том, что горожане после сообщения об отречении Николая II 5 марта собрались на митинг, организованный местной интеллигенцией под руководством частного адвоката Н.Н. Старова, представлявшего интересы партии социалистов-революционеров (эсеров). Участники митинга приветствовали политические изменения в стране, вынесли постановление о разоружении полиции, об аресте исправника и документации полицейского управления. Если бы они могли знать, какие разочарования и потери ждут их впереди! Но, как говорится, за что боролись... На следующий день из Тамбова пришла телеграмма о назначении уездным комиссаром председателя земской управы П.А. Хохлова.
В ноябре 1917 года горожане приняли участие в выборах в Учредительное собрание. Из 2,5 тысячи избирателей в голосовании приняли участие 958 человек. Голоса распределились так: партия кадетов набрала 44,8% голосов, эсеры – 35,7%, народные социалисты – 7,6%, земельные собственники – 3,5%, большевики – 1,6%.
Желающих властвовать среди политических партий было немало. Осенью 1917 года власть в столице захватили большевики. В Спасске же еще несколько месяцев противоборствующие силы организовывались и готовились к бою. В результате вооруженных стычек крестьян, поддержавших представителей местных большевиков, и кавалерийского отряда, посланного защищать интересы Временного правительства, власть в городе захватили большевики. Был образован уездный совет представителей крестьян, солдат и рабочих. Об этом много писалось, действия советской стороны преподносились как героические. На самом деле кавалеристы отряда были выходцами из народа. Вряд ли им хотелось положить свои жизни на защиту уже свергнутого правительства.
2 (15) февраля 1918 года спасские большевики отправили в Петроград телеграмму, в которой сообщали, что власть перешла к совету. «…Сейчас в городе полная тишина. Власть постепенно укрепляется…». Телеграмма подписана Шикиным.
Новое правительство страны под руководством В.И. Ленина выстроило жесткую вертикаль власти, которую большевики обосновали тем, что большинство руководящего состава на уровне губерний и уездов было малообразованным и «нуждалось в по-дробных инструкциях сверху». В условиях ненадежности своей власти, непризнания ее другими государствами большевистское правительство не могло оказывать материальную поддержку регионам. Действовал ленинский лозунг: «Грабь награбленное». В условиях разразившейся гражданской войны, повсеместного голода, особенно в городах, жестких требований поставки зерна в столицу, местной власти ничего не оставалось делать, как «отнимать и делить».
В первую очередь в Спасске были национализированы предприятия и дома зажиточных граждан. Население было обложено денежным налогом в сумме 15 миллионов руб., большую часть которой пришлось уплатить «капиталистическим элементам». Запрещалась торговля продуктами питания. Помещичьи имения еще летом 1917 года были разгромлены и разворованы. Многие бежали из города.
Когда дело дошло до изъятия продотрядами хлеба из крестьянских закромов, стали возникать очаги сопротивления новой власти. Не приветствовалась крестьянами и мобилизация на фронт. В адрес В.И. Ленина из города отправлялись телеграммы о нарушении законодательства местной властью, о низком прожиточном минимуме, о несвоевременной выдаче жалованья и пайков служащим. Кстати сказать, Пензенская, Тамбовская и Симбирская губернии были первыми, где опробовалась продразверстка, перенесенная потом на всю страну.
В Пензенской губернии (по сведениям историка В.В. Кондрашина) за 1918 – 1920 гг. зарегистрировано 54 крестьянских выступления, в том числе в 1918 году – 27, в 1919 году – 16, в 1920 году – 11. Всего арестовано 5520 человек, из них расстреляно 584, заключено в лагеря 196 человек.
Одним из первых декретов советской власти был Декрет СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви, принятый 23 января 1918 года, а 24 августа было принято постановление народного комиссара юстиции «О порядке проведения в жизнь Декрета об отделении церкви от государства. Согласно этому документу церковное имущество переходило в ведение местных советов, которые должны были иметь его опись. Фактически была дана санкция на изъятие храмовых ценностей. Правящая власть искала разные пути реквизиции любых материальных ценностей для обмена их на продовольствие, т.к. в стране начался голод. При реквизиции храмовых ценностей, особенно в столичных городах, многое прилипло к рукам конфискаторов, многое, как выяснилось позже, ушло за рубеж.
На местах, где руководители уездов не блистали образованием, поняли задачу описи имущества как непосредственное изъятие культовых предметов из храмов, из-за чего служители культа не могли совершать требы. Изъятые ценности должны были храниться вне храма, в сельском совете или у жителей. Это вызывало взрывы недовольства населения, случались организованные выступления. Так произошло и в селе Хомутовке с Троицкой православной церковью, священником которой состоял Павел Михайлович Кедрин (1867-1918). Отметим, что село Хомутовка было скорее промысловым, чем сельскохозяйственным. Большинство жителей занималось кожевенным и сапожным ремеслом, который славился в округе, а землю, кроме приусадебной, многие жители сдавали в аренду. Достаточно зажиточные хомутовцы оказывали храму солидную материальную поддержку. По воспоминаниям жителей, в храме был позолоченный иконостас, Евангелия в золоченых окладах, кресты из драгоценного металла. И совсем неслучайно Троицкая церковь стала первым объектом описи церковного имущества, в уезде.
По поводу трагических последствий этого акта в печати были публикации, мягко говоря, не совсем объективно отражающие события, отчасти по незнанию действительных фактов, отчасти по идеологическим причинам. Хомутовцы во главе со священником изображались как бандиты, восставшие против советской власти, а чекисты и красноармейцы – как светлая сторона, храбрые защитники этой власти.
Прежде чем непосредственно описать ход восстания крестьян, вспомним, что рухнувшая экономика края, начавшаяся гражданская война, полуголодная жизнь вынудили руководство запретить торговлю хлебом, обложить население чрезвычайным налогом. В селах с помощью комитетов бедноты и продотрядов «выколачивали хлеб винтовкой». Продотрядовцы порой вели себя нагло, отнимали не только хлеб, но и скот, унижали граждан. Сумма чрезвычайного налога чаще всего комбедчиками распределялась неравномерно и субъективно, что вызывало недовольство большей части крестьянства. В Спасском уезде произошло несколько крестьянских волнений.
Но вернемся к хомутовским событиям, которые, конечно, были не случайными, и рассматривать их надо, принимая во внимание экономическое положение крестьян, сложившееся в Спасском уезде. Благодаря сотрудникам Управления ФСБ по Пензенской области И.Н. Абрамову и С.М. Гридчиной, наконец-то стала ясной картина произошедших в селе трагических событий. Приводим материал о восстании, предоставленный названными сотрудниками.
«В материалах архивного уголовного дела содержится информация о крестьянском восстании, произошедшем в селе Хомутовке Спасско-Городской волости Тамбовской губернии. Ход событий восстановлен из свидетельских показаний. В сведениях имеется много разночтений и неточностей, как по датам, так и в восприятии целостности картины происшествия, грамотности в составлении процессуальных документов и стилистике.
26 октября 1918 года к священнику села Хомутовки Кедрину Павлу Михайловичу приехали 3 представителя из волостного совета: Бычков, Волков, Цыбизов. Они сообщили ему об отделении церкви от государства, предъявили постановление о необходимости произвести опись церковного имущества. Представители предупредили священника, чтобы он подготовил к их приезду во вторник, 29 октября, опись церковного имущества в 3-х экземплярах, опись метрических книг в 2-х экземплярах, а также список прихожан – около 20 человек выборных, которые согласятся принять церковное имущество на сохранение и обязуются нести за него ответственность.
27 октября, в воскресенье, в церкви священник озвучил перед прихожанами требование представителей власти и попросил всех собраться на сельский сход. На сходе выступили священник Кедрин и дьякон Николаев и просили прихожан не препятствовать власти в учете церковного имущества. С подачи священника сходом было принято решение, что все «общество» примет на себя ответственность за церковь и церковное имущество. Было составлено прошение в Спасский уездный совдеп о совместной ответственности жителей села за имущество Троицкого сельского храма и молельной, которое было подписано всеми православными и старообрядческой общиной села.
Кулаки, чтобы возбудить «темную массу», несколько дней распространяли среди сельчан слух, что приехавшие будут отбирать и описывать имущество церкви, так как власть нуждается в золоте и серебре, которое осталось только в церквях.
Во вторник, 29 октября 1918 года, в село приехали 2 представителя из волостного совета брать на учет имущество церкви и приказали председателю сельсовета собрать общий сход жителей села, а сами прошли в помещение комитета бедноты. Граждане села собрались перед комбедом. Старший из представителей волости по фамилии Бычков предложил жителям собраться перед церковью, но сельчане, подстрекаемые зажиточными жителями села, стали шуметь и отказались подпустить кого-либо к церкви, стали требовать предъявить декрет об отделении церкви от государства, которого у представителей власти не оказалось, и поэтому они были вынуждены уехать из села. За ними до конца села бежала толпа разъяренных женщин.
29 октября Спасский городской волостной совет направил в Чрезвычайную комиссию Спасско-Городской волости телефонограмму с сообщением, что в селе Хомутовке «не все благополучно». В село от ЧК для выяснения дела был откомандирован Максаков Г.Д. с воинским отрядом. Немногочисленный отряд – 25 человек – Спасской волостной ЧК выехал на конях и с обозом.
В материалах дела содержатся сведения о следующих членах отряда: командир отряда ЧК – Подъяпольский (полных данных и сведений о возрасте нет), члены отряда: Викторов Максим Ива-нович 22 лет, Мацнев Яков Сергеевич 24 лет, Комаров Сергей Андреевич 22 лет, Ерохин Дмитрий Иванович 21 года, Шитов Владимир Васильевич (сведений о возрасте нет), Злобин Александр Ми-хайлович (сведений о возрасте нет), Гладышев Петр Федорович (сведений о возрасте нет), Попов Дмитрий Васильевич 19 лет, член ЧК Максаков Григорий Данилович 25 лет, следователи Куликов и Дмитриев (других данных нет), а также председатель волостного совета Кошляков Василий Григорьевич 31 года.
Действия отряда носили неорганизованный, спонтанный характер. Не были поставлены в известность о выступлении отряда ни военный комиссариат, ни комитет партии. Руководством отряда не был выработан план военных действий в условиях чрезвычайной обстановки.
Когда отряд въехал в село, возбужденные жители стояли возле своих домов. Улицы были забаррикадированы боронами, вдоль улиц натянута проволока. Отряд разбился на 2 части и выставил формальное охранение.
Следователи и председатель волсовета остались в помещении комбеда, а Подъяпольский с пятью другими сотрудниками прошел к церкви в дом священника для производства у него в доме обыска. Остальные члены отряда разбились на маленькие группки и не знали своих обязанностей.
Священник с сыном были арестованы и направлены на допрос в комбед. Когда священника выводили из дома, в селе ударили в колокольный набат. Зажиточные жители села побуждали толпу оказать сопротивление представителям власти, призывали брать вилы, топоры, оружие, угрожали физической расправой тем жителям, кто отказывался их поддержать и прятался в подвалах домов и на огородах. Четверо жителей села стреляли по отряду из огнестрельного оружия. Сельчанами были повреждены телеграфные столбы и разбит телефонный аппарат, чтобы окруженный отряд не смог вызвать подмогу из города Спасска и со станции Торбеево. В массовых беспорядках участвовали также жители мордовского села Кажлодка, которые пришли на подмогу по удару колокола. Тютин Григорий Федоро-вич в разгар событий бежал в соседнее село Устье и звал на помощь, но был арестован местным сельсоветом. По приблизительным подсчетам, в беспорядках участвовало около 1000 человек.
Четыре члена вооруженного отряда были убиты: двоих растерзала разъяренная толпа, один погиб от огнестрельного ранения, другой от травмы головы из-за удара колом. В деле содержатся только фамилии убитых: следователи Куликов и Дмитриев, устьинский комиссар Васяев, член отряда Столяров.
Васяев Родион проживал в селе Устье и был комиссаром Устьинской волости по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией. Из показаний свидетелей следует, что когда в селе Хомутовке ударили в набат, то председатель Устьинского волкома партии, комиссар Васяев и председатель волсовета Платон Лешкин выехали на тарантасе в село Хомутовку, но на мосту села Хомутовки попали в окружение восставших и не заметили, как с тарантаса стащили комиссара Васяева. В деле содержатся сведения, что житель села Хомутовки стрелял из винтовки и убил комиссара Васяева.
Документально подтвержденных сведений о жертвах среди восставших нет, хотя в показаниях членов отряда имелись сведения, что они также вели ответный огонь по восставшим, когда ситуация вышла из-под контроля и толпа стала неуправляемой.
Представители ЧК были окружены возбужденной толпой возле дома священника, по ним стреляли разрывными пулями, бросали камни, наносили удары по телу заточенными деревянными кольями. Конные сотрудники спешно покинули село и отказались оказать помощь окруженным в селе пешим членам отряда ЧК. Отряд неорганизованно отступил в направлении села Кажлодка и укрылся в оврагах за селом, где ждал воинского подкрепления из волости. Подъяпольский выехал в волость за подкреплением и вернулся с пулеметчиками. Численность воинского подкрепления в деле не указана.
Когда повторно в этот же день отряд вошел в село и стал производить массовые аресты, местные жители не оказывали ему сопротивления.
В ходе следствия были выявлены активные подстрекатели к восстанию, но их действия в восстании не носили организованного характера, они не руководили жителями села, каждый действовал самостоятельно и стихийно под влиянием момента. По-этому в некоторых протоколах допросов свидетелей встречаются сожаления о произошедшем и непонимание, как это могло произойти. В материалах дела не содержится сведений о недовольстве, притеснениях или претензиях материального характера жителей села Хомутовки к новой власти, которые есть в протоколах допросов жителей села Устья, где у некоторых состоятельных жителей было изъято имущество или реквизирован скот. Из-за политической неграмотности председателя сельсовета села Хомутовки в общих сходах и собраниях принимали участие священнослужители и зажиточные жители, влияние которых на сельчан было велико.
29 октября 1918 года состоялось чрезвычайное объединенное заседание Комитета партии с Чрезвычайной комиссией и президиумом исполкома под председательством Лапина. На заседании обсуждались вопросы о контрреволюционном выступлении кулаков в Хомутовке и заслушивался доклад Максакова. Было принято следующее решение: «…для выяснения обстоятельств дела и подавления контрреволюции в селе Хомутовке, а также на станции Торбеево расставить вооруженные отряды. Всех граждан, убегающих из Хомутовки в другие села, арестовывать, а также поручить это делать на местах партячейкам и комитетам бедноты. Священника и кулаков села Хомутовки 30 октября 1918 года всех собрать и расстрелять, конфисковать у них все имущество и наложить контрибуцию на село в сумме 500 000 руб-лей. Жандармов и урядников всего уезда собрать и расстрелять в ответ на террор контрреволюции. В село Кажлодку послать усиленный отряд и произвести арест священника и всех кулаков и по выяснении виновности расстрелять на месте, также расстрелять арестованного священника села Кириллова.
Семьи убитых сотрудников отряда обеспечить материально согласно декрету. Похороны назначить на 31 октября 1918 года в 13 часов. Для салюта привезти орудие из Торбеева. Всем советским учреждениям участвовать в похоронах, хоронить без попа. Предложить всем советским учреждениям, партячейкам и комбедам произвести подписку в пользу семей погибших в борьбе, а комбедам в первую очередь снабжать продуктами питания семьи убитых».
Следствие велось с 29 октября 1918 года. В первые дни после восстания были арестованы и допрошены практически все жители села Хомутовки и часть жителей сел Устье и Кажлодка. Часть участников восстания укрылась в окрестных селах, поэтому их арест, допросы и выяснение обстоятельств дела производились до января 1919 года. Следствие на основании разрозненных показаний свидетелей выясняло картину происшедшего, детализировало вину участников восстания. На основании свидетельских показаний были составлены схемы действий восставших. Выявлены участники, совершившие убийства членов отряда».
13, 16 и 19 ноября 1918 года состоялись заседания Чрезвычайной комиссии в составе Осташкова, Суркова, Шеффера, Симонова, Максакова, где решалась судьба восставших – кого расстрелять, кого отправить в тюрьму в Тамбов, кого временно освободить. В частности, был отпущен диакон села Хомутовки Николаев, потому что чекист Максаков свидетельствовал, что Николаев призывал толпу к подчинению и старался уладить конфликт. Всего освобождено 14 человек, временно освобождено до выяснения обстоятельств дела 10 человек.
В постановлениях Чрезвычайных комиссий отсутствовали сформулированные индивидуальные обвинения подследственных, решения принимались коллегиально и с учетом политической целесообразности.
20 ноября в 15 часов был произведен расстрел на Советской площади г. Спасска десяти «главарей Хомутовского восстания»: Замотина Григория Ионовича 23 лет, Замотина Павла Ивановича 22 лет, священника Кедрина Павла Михайловича 50 лет, Кондрина Степана Осиповича 26 лет, Кощаева Федора Павловича, Кощаева Василия Николаевича 22 лет, Мамушкина Григория Васильевича 44 лет, Мамушкина Феофана Михайловича, Орлова Евдокима Афанасьевича 22 лет и жителя села Кажлодки Потапкина Гаврилы Степановича 65 лет.
В 22 часа были расстреляны 30 других участников восстания: Богачев Иван Васильевич 49 лет, Борискин Савелий Константинович 23 лет, Вавилов Василий Никифорович 37 лет, Васюкин Митрофан Сергеевич 50 лет, Влюшин Филипп Карпович 22 лет, Гришанов-Семачкин Василий Никифорович 51 года, Гатков Павел Прокофьевич, Демин Петр Павлович 25 лет, Ефремов Василий Алексеевич 19 лет, Завозяев Степан Сергеевич, Заводяев (Завозяев) Тихон Федорович 30 лет, Зеленцов Тимофей Иванович 43 лет, Качалкин Семен Иванович 27 лет, Кащаев Андрей Максимович 35 лет, Князев Николай Степанович 42 лет, Кондрин Осип 35 лет, Конкин Иосиф Иванович, Мамушкин Трофим Михайлович 60 лет, Макейкин Афанасий Семенович, Моксин Василий Никитич 30 лет, Орлов Гаврил Афанасьевич, Офтин Иван Васильевич, Паршин Яков Максимович, Пловунов Трофим Емельянович 57 лет, Пластинин-Антипкин Егор Николаевич 48 лет, Прошин Максим Архипович, Рязанов Никита Андреевич, Синдяев-Ванюхин Егор Никитович, Тимошин Федор Николаевич, сельчанин с. Устья Козелков Павел Максимович 21 года.
Продолжаем цитирование материала: «Где был произведен расстрел в 22 часа, в деле не указано. Сведения о месте захоронения расстрелянных, о выдаче их тел для захоронения родственникам в материалах дела не указаны.
21 ноября 1918 года Спасским чрезвычайкомом было принято объявление-воззвание № 26 к «товарищам и гражданам», где были перечислены фамилии расстрелянных участников Хомутовского восстания.
В воззвании дословно сообщалось: «Граждане, обратите серьезное внимание на последствия восстания против Советской власти, и чем оно заканчивается. Не идите по следам буржуев, кулаков и попов. Мы сами не рады таким происшествиям, но долг наш заставляет это делать, дабы не дать погибнуть светлому будущему (социализму). И помните, буржуи, кулаки и другие вредные элементы Советской власти, что мы не допустим никогда бедняков в обиду и за каждого советского работника будем сметать с лица земли тысячу...».
14 декабря 1918 года на заседании Спасской уездной чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем было принято постановление следующего содержания: «Оштрафовать граждан села Устья, которые приняли участие и поддержали восстание жителей села Хомутовки, на 100 тысяч рублей, каковые взыскать с них в двухнедельный срок и дело о них производством прекратить».
В 2001 году заключением прокуратуры Пензенской области были реабилитированы участники восстания в с. Хомутовке (см. список расстрелянных), а также получившие разные сроки заключения: Андреева Меланья Ивановна, Бринюшкина Анна Макаровна, Бурденко Фёдор, Влюшин Иван Николаевич, Влюшин Иван Никитич, Гарандина Матрена Леонтьевна, Ерошев Степан Степанович, Ильгасова Меланья Дмитриевна, Исаков Герасим Степанович, Карасев Антон Иванович, Козелкова Евдокия, Контаев Федор Павлович, Лешкина Елизавета, Луконина Прасковья Макаровна, Маркова Мария Матвеевна, Медведкин Василий Васильевич, Саламадин Филипп Павлович, Старов Прокофий Евдокимович, Шавин (Шовин) Леонтий Фролович.
По жестокости расправы над крестьянами Хомутовское восстание было показательным. Действовала система «децимария», т.е. расстрела каждого десятого в воинском соединении, если были дезертиры. Об этом писал «демон революции» Л.Д. Троцкий, уже будучи в эмиграции, когда у него не было причин скрывать подобные меры, используемые в период военных действий. «Нельзя вести массы людей на смерть, – писал он, – не имея в арсенале смертной казни. До тех пор, пока гордые своей техникой злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади». Подобная система применялась не только в период военных действий, но и в годы «красного террора». В описываемых событиях та же система: за 4-х убитых с одной стороны – 40 расстрелянных с другой.
Всего было арестовано 73 человека, из них 14 освобождено по ходатайствам родственников и представителей власти. Были освобождены два двоюродных брата убитого Р.К. Васяева и другие с мотивировкой «как невменяемые», «по старости и малолетству». Индивидуальная вина осужденных в убийстве советских работников не обоснована следствием, обвинения звучали следующим образом: «ругался матом», «бежал с колом», «кричал: «Бей их!» и т.п. Следствие велось комиссией в составе 5-ти человек всего 20 дней. Следователи не удосужились даже правильно записать фамилии допрашиваемых, в ряде случаев отсутствуют полные имена обвиняемых.
Чрезвычайное объединенное заседание уездного партийного комитета и ЧК приняло решение о наложении контрибуции на жителей сел, а также о расстреле священников некоторых сел, не имевших никакого отношения к описываемым событиям, что было противозаконно. Растрел 10 участников восстания проводился на Советской площади у задней стены торговых рядов прилюдно в качестве назидательного мероприятия для горожан. Вам это не напоминает акции гитлеровцев на оккупируемой территории? Остальные осужденные расстреляны недалеко от тюрьмы в овраге, там же в вырытом ими рву и захоронены. Весной 1919 года часть останков расстрелянных была перезахоронена в Спасске на городском кладбище, часть – в своих селах. Неизвестно число убитых и раненых крестьян в перестрелке в Хомутовке.
Погибшие чекисты и члены отряда Василий Максимович Куликов, Родион Климентьевич Васяев, Дмитриев и Столяров торжественно похоронены в городском парке. Надо отметить, что один из усмирителей восстания, И.В. Самсонкин, оставил рукописные воспоминания, в которых написал, что двое суток шел бой и у восставших, кроме винтовок, был пулемет «Максим». Теперь ясно, что это не соответствует действительности. Да и личность мемуариста несколько сомнительна. Материалы областного архива (отдел общественных организаций) говорят о том, что он в 1918 году был зав. реквизиционным отделом в уезде в продовольственном комитете, в конце года добровольно ушел в Красную Армию, награжден орденом Красного Знамени. В 1922 году был исключен из партии за самоуправство и пьянство, служил в волостной милиции в Наровчатском и Керенском уездах, в Городищенском районе, органах НКВД. Некоторое время работал прокурором в Беднодемьяновске, вышел на пенсию в 1946 году. Что же побудило пенсионера оставить подобные воспоминания, не соответствующие действительности? Желание оправдать действия власти?
Трагические события в селе Хомутовке способствовали исходу из него жителей. Большое работящее село (2 тысячи человек) постепенно пустело и одним из первых исчезло из списков населенных пунктов района.
Память убиенных «за Божий храм» почиталась среди части горожан. Братская могила на городском кладбище, где после эксгумации захоронены останки, содержится в порядке, а в 2008 го-ду инициативная группа горожан (Л.А. Пигарева, А.Н. Грушина, Н.Т. Лысова) начала сбор средств на памятную плиту. Материальную поддержку оказали В.А. Козлов, С.В. Денисов, А.В. Денисов, А.И. Духленков, И.С. Архишин. Изготовление плиты, ее установка и оформление захоронения осуществлены при помощи П.В. Корнилова, А.В. Корнилова, Н.В. Заркова, Д.А. Бакулина, А.В. Семёнова. Это гражданский и богоугодный поступок.
***
16 марта 1925 года Спасский уезд укрупнился за счет ликвидации Наровчатского и Керенского уездов. Площадь нового региона составляла 9 тысяч кв. км. В уезде было 512 населенных пунктов, население – свыше 400 тысяч человек. К руководству уездом пришли новые люди: председатель уисполкома Вершинин, ответственный партийный секретарь И. Саврасов.
19-20 апреля 1925 года на партийной конференции было принято решение переименовать город в честь популярного поэта Демьяна Бедного. Уездный съезд советов присоединился к этому решению и ходатайствовал перед губисполкомом о переименовании города. По утвержденному губисполкомом решению 7 сентября 1925 года декретом ВЦИК и постановлением ЦИК СССР город Спасск с более чем 260-летней историей без согласия населения был переименован и в быту стал именоваться Бедный. Видимо, для руководства уезда агитационные стихи Д. Бедного были высшим достижением русской поэзии. Между тем личность Д. Бедного среди литераторов слыла одиозной.
Демьян Бедный (Ефим Алексеевич Придворов, 1883-1945) родился в Херсонской губернии, учился в сельской школе, затем поступил в военно-фельдшерскую школу. В юности писал верноподданнические стихи в духе казенного патриотизма. Судьба свела его с великим князем Константином Константиновичем, стихотворцем, печатавшимся под псевдонимом КР. Как лучшему ученику военно-фельдшерской школы, великий князь в порядке исключения разрешил Придворову сдать экстерном экзамен за курс гимназии и поступить в Петербургский университет. Ефим Придворов хранил письма великого князя и сочинил легенду о том, что он внебрачный сын Константина Константиновича, что фамилия Придворов означает якобы «рожденный при дворе».
Д. Бедный свое творчество связал с революционерами, печатался в большевистских изданиях. Наиболее распространенные жанры его поэзии – басни, частушки, агитки и т.п. Их тематика направлена на разъяснение политических лозунгов большевиков в разные годы. Он приложил руку и к издевательствам над церковью и Священным писанием, причем в грубейшей, хамской форме. Годы гражданской войны и 1920-е годы – пик популярности поэта. На его стихи пели песни в каждом селе, чаще всего – «Как родная меня мать провожала». За эту популярную песню, агитирующую на борьбу с дезертирами, не желавшими участвовать в брато-убийственной гражданской войне (только в Пензенской губернии их было 15 тысяч) по представлению Реввоенсовета Республики, Д. Бедный был удостоен ордена Красного Знамени.
В борьбе И.В. Сталина с оппозицией Д. Бедный стал на сталинскую сторону, быстро освоил форму поэтического доноса на бывших друзей-оппозиционеров. Отношение писателей-современников к нему было неоднозначным. Будучи в дружеских отношениях с семьей Ульяновых, Д. Бедный жил в Кремле, отдыхал на курортах, любил роскошную жизнь. В печати ходили эпиграммы Н. Горбачева, в которых он называл Д. Бедного «Ефим Лакеевич Придворов».
Как ни старался Д. Бедный идти в своем творчестве за лозунгами большевистской партии, все же однажды он не успел попасть в ногу, чем вызвал недовольство И.В. Сталина. Постановление Секретариата ЦК ВКП(б) в 1930 году осудило творчество Д. Бедного. Он написал покаянное письмо вождю. В 1938 году Д. Бедный был исключен из партии «за резко выраженное моральное разложение», после смерти М.И. Ульяновой выселен из Кремля. Вот тогда-то беднодемьяновское районное начальство забеспокоилось и стало ходатайствовать перед обкомом ВКП(б) и Президиумом Верховного Совета РСФСР о переименовании города Беднодемьяновска в город Дубровск. Но ходатайство успеха не имело.
Вскоре грянула Великая Отечественная война, и агитки Демьяна Бедного вновь пригодились. Он активно печатался в «Правде» и «Красной Звезде», был награжден орденом Ленина. Полное собрание сочинений Демьяна Бедного в 19 томах выходило в 1920-1930-х годах, издавались его произведения и позднее. Вышли в свет «Воспоминания о Демьяне Бедном», составленные его сыном.
Несмотря на неоднократные приглашения, Демьян Бедный так и не приехал в Спасск, ссылаясь на нездоровье и занятость. В 1978 году в город приезжал его сын, спецкор журнала «Крокодил», журналист и сценарист. С ним велась переписка. Одна из улиц города носит имя Демьяна Бедного. А историческое название было возвращено городу в 2005 году.

Глава 7

«Ликвидировать как класс»

После 1917 года купечество как сословие было ликвидировано, хотя в годы НЭПа (новой экономической политики) в 20-х годах производилась частная торговля в небольших объемах. Клич В.И. Ленина «Учитесь торговать!» дорого обошелся спасским предпринимателям. Крупные торговцы города после установления советской власти были лишены своей собственности: земли, лесов, заводов, торговых заведений. Часть их уехала из города, некоторые подверглись репрессиям и были высланы, некоторые умерли, часть выжидала, как будут развиваться события.

Мелкие же предприниматели пытались приспособиться к новым порядкам. Была разрешена торговля по патентам и со столов на базаре, кустарная деятельность с реализацией своего товара. Не забудем, что в Спасске было много пекарей, специалистов по производству мясных продуктов, бахчеводов, кожевников, сапожников и других мастеров.
До 1923 года еще действовал кожзавод как государственное учреждение, на котором продолжали трудиться рабочие и служащие. Позже завод был сдан в аренду бывшему его владельцу Воробьеву и Конпошину до 1928 года, а когда и их лишили работы по специальности, завод окончательно захирел и в 1932 году был переведен в Кузнецк.
В городе появилось несколько новых коммерческих организаций, в том числе потребительские общества, торговые приемно-закупочные пункты. В них иногда по специальности, а иногда заготовителями и рабочими трудились бывшие спасские мещане и кустари. После 1925-1927 годов названные общества стали сворачивать свою деятельность и ликвидироваться.
Был взят курс на ликвидацию НЭПа, в прессе развернулась жесткая агитация против кулаков, кустарей, торговцев. Еще раньше многие из спасских жителей были лишены избирательных прав, к 1929 году списки лишенцев пополнились новыми именами. В них включались не только владельцы торговых или кустарных патентов, но и торговцы мелочью (семечками, рукоделием и др.). Работающие люди из этих списков буквально все были уволены с работы. Встал вопрос – как существовать, как кормить семью? Небольшие приусадебные участки земли были не у всех, торговля была запрещена, да и чем торговать?
Между тем налоговые органы приносили повестки о неотложных выплатах на тракторный взнос, на взносы в потребительское общество, в семенной фонд до 40 пудов зерна, на промышленный налог и прочее. Те, кто не мог заплатить налоги, подлежали раскулачиванию. Налоговый инспектор Денисов был грозой жителей.
В число раскулаченных попал 65-летний Дмитрий Михайлович Соколов, известный в городе предприниматель, который заготовлял пеньку на канатное производство и имел лавку. К 1929 году в его семье было 5 нетрудоспособных детей. После революции он несколько лет проработал в государственных органах, в Наровчатском совнархозе по закупке пеньки для артелей, позднее сам организовал отделение конторы от Нижнего Новгорода по закупке пеньки, закупал конский волос, щетину, шкуры животных для акционерного общества «Востваг» от Воронежа. Когда эти организации ликвидировались, Д.М. Соколов занимался сельским хозяйством, имел 2 лошади, корову, дом с надворными постройками. Предчувствуя, что все могут отобрать, продал скот, за что был обвинен в разбазаривании имущества и уклонении от налогов и взносов. У него был отнят дом, борона, 2 плуга, домашняя обстановка, веялка и даже самовар. Дмитрий Михайлович был судим, отбывал срок на лесозаготовках.
Суду подлежал и его старший сын Николай за то, что он вместе с И.А. Вихровым и В.Г. Казеевым на подводах привезли из Аркадака муку и продали ее. Их осудили с конфискацией имущества.
В 1930 году Д.М. Соколов жил в Беднодемьяновске и ходатайствовал о восстановлении его в избирательных правах. Ему было отказано. Семья скрылась от местных властей «неизвестно куда».
Была раскулачена семья Ивана Аксеновича Петрунина, приказчика и пекаря в прошлом. Он торговал колбасой собственной выделки, успел продать скот, за что также был привлечен к уголовной ответственности. Раскулачены Александр Петрович Самсонкин, Андрей Тимофеевич Устьинский, который имел до революции ренский (винный) погреб и хлебопекарню. После революции занимался хлебопашеством. Его семья была выслана за пределы района, а дом продан горторгу.
За невыполнение хлебопоставок были раскулачены Николай Филиппович Равувин (Рабубин), Григорий Павлович Казеев, Ни-колай Михайлович Караушев. Алексей Кузьмич Уханов до революции имел крупное мясоперерабатывающее производство, «мясо и колбасу отправлял в Москву вагонами». Раскулачен за невыплату тракторного взноса, у него отобран дом и все имущество.
За злоупотребление властью районное начальство было наказано: освобождены от занимаемых должностей председатель городского совета Мартынов, финансовый инспектор Рыпрев, райинспектор Стадник; председатель налоговой комиссии Денисов снят с должности и предан суду. Создана городская комиссия по исправлению искривления классовой линии при раскулачивании. Председателем ее был назначен Андрианов, членами Торкин, Костылев, Алимочкин и Климовский.
Заявления от граждан, лишенных избирательных прав, посыпались в комиссию как из рога изобилия. Ведь в городе 463 человека были попраны в гражданских правах. Некоторые из них и ранее подавали заявления о пересмотре решений городской власти, обращались в окружную избирательную комиссию, в Центральную избирательную комиссию и даже во ВЦИК к М.И. Калинину. Но по сложившейся вертикали власти их заявления пересылались на места с правом решения там их вопроса. Обращался во ВЦИК и Федор Поликарпович Турусов, лишенный избирательных прав в 1929 году как торговец кожсырьем по патенту 2-го разряда. В этом же году он был выслан по линии ОГПУ в Акмолинск. Позднее местом его ссылки стало село Выездное Арзамасского района Горьковского края. Вернувшись из ссылки через 5 лет, Федор Поликарпович начал ходатайствовать о возвращении ему гражданских прав. В заявлении в высшие инстанции он писал: «…мне нужно существовать и воспитывать моих малолетних детей, а на работу меня никто не принимает». В просьбе ему было отказано.
Надо отметить, что жители, подававшие заявления в высшие инстанции, старались проявить себя сторонниками новой власти, которая существовала уже более 10 лет, обзавестись справками и другими документами, подтверждающими, что они состояли членами профсоюзов, МОПРа, общества: «Долой неграмотность» и других. Но все это не помогало.
Решения городской власти о лишении избирательных прав касались и членов семей лишенцев. Какие драматические коллизии возникали! Вера Дмитриевна Бундикова, будучи замужем за священником Н.И. Бобровым, вместе с ним была лишена избирательных прав. Она развелась и написала в горсовет покаянное письмо о своей «ошибке молодости» и желании работать и воспитывать детей «в духе современной политики».
Раскулаченный Н.М. Караушев в заявлении написал, что служил в советских финансовых органах, но был уволен Лабзенковым, торговал мясом по патенту и «даже не подозревал, что из-за этой торговлишки лишил своих детей коровы, одежды и домашней обстановки». А Наталья Степановна Красильникова официально отказалась от родителей, которых выслали по линии ОГПУ с семьей в 7 человек, и только тогда была восстановлена в правах.
Комиссия по восстановлению граждан в правах работала с 1929 по 1939 год. Когда в Москве сочли, что социализм в основном построен, большая часть лишенцев была восстановлена в правах при подготовке выборов в Верховный Совет СССР в 1937 году.
Заслуживает внимания дело о восстановлении в избирательных правах Михаила Михайловича Макова, сына известного купца М.Н. Макова, у которого было 5 сыновей. Михаил был старшим. Его жена Людмила Георгиевна, урожденная Турусова, была врачом-неврологом. Дело М.М. Макова рассматривалось в 1932 году, когда ему было 35 лет. Судя по анкете Макова, до революции он служил по выборам городским и мещанским старостой, в августе-декабре 1917 года избирался городским старостой, при советской власти трудился в горфинотделе заведующим канцелярией и счетоводом. Был сокращен как лишенец. С 1925 года жил на случайные заработки: от финотдела на дом давали кое-какую работу, точил жителям инструменты. После смерти отца дом на Интернациональной улице (ныне улица Ленина) был продан, а Михаил Михайлович с семьей жил в доме Умновой. Земельный надел отца продали еще до революции. После нескольких обращений в 1930 году М.М. Маков был восстановлен в правах. 

В деле Алексея Николаевича Вярвельского, сына знаменитого спасского колбасника, представлено его заявление, в котором сообщается комиссии, что в советское время он работал по патенту председателем артели мясников вместе с братьями, имел колбасное производство с одним рабочим, но после разорения из-за налогов «жил на продажу своего имущества и дошел до нищеты». Временно работал в Керенском и Беднодемьяновском потребительских обществах, по найму в селе Зарубкино в артели инвалидов, состоял агентом по закупке мяса в Торбеевском приемно-закупочном пункте, в лесхозе на переработке леса, у частника в Кошелевке по колбасному делу, даже разбирал кирпич в горсовете. Специалисту не нашлось соответствующей работы. На его иждивении находились 3 малолетних ребенка, которых трудно было содержать случайными заработками. «Я сознаю, – пишет он в заявлении, – что на мне клеймо, что я сын торговца».
Известные в городе мельники братья Алексей и Андрей Корытцевы тоже описывали в заявлениях свои злоключения при новой власти. Долго добивались восстановления своих прав Иван Федорович Ломакин, Петр Матвеевич и Татьяна Николаевна Саунины, сын дворянина Валерий Александрович Шмиде, братья Хомутовские и представители других известных в городе фамилий.
Многие после отказа комиссии скрылись из города: братья Соболевы, К.Ф. Сазонкин, А.И. Красильников, А.С. Воробьев, Д.И. Вихров и другие, всего более 30 семей. В 1920-х годах ряд купеческих фамилий по решению местной исполнительной власти подлежали ссылке по линии ОГПУ. Среди них И.А. Вихров, Вярвельские (Сергей, Георгий, Николай), Н.Н. Котельников, Ф.П. Турусов, М.Г. Хомутовский, А.Р. Барабошкин, И.А. Петрунин, Н.А. Хельгрен, Ф.А. Велькин, Д.М. Медведев, И.В. Клочков. Около 20 семей были высланы в Казахстан и на строительство Беломоро-Балтийского канала. 

Так в Спасске было ликвидировано купеческое сословие, сословие мещан и цеховых мастеров. Плодами их трудов, построенными ими зданиями горожане пользуются до сих пор. Из купеческих семей вышли известные люди: художник Алексей Дмитриевич Соколов, ученый-языковед Борис Васильевич Маков, преподаватель ВГИКА Николай Степанович Девиченский. Из семьи Турусовых служили народу артисты, врачи, музыканты, учителя.
В 1930-х годах, наряду с насильственной коллективизацией сельского хозяйства, голодом 1933 года, яростной борьбой с религией, шло и политическое противостояние с оппозицией, с троцкистами. В 1933 году в докладе И.В. Сталина на объединенном январском Пленуме ЦК и ЦКК впервые прозвучал тезис: «По мере успехов социализма происходит обострение классовой борьбы». Эта мысль была принята как руководство к действию. Одобренный Пленумом тезис вылился в лозунг борьбы с вредительством в разных отраслях народного хозяйства и в идеологической сфере. Кинодеятели, театральные режиссеры, писатели и журналисты в своем творчестве эту тему сделали главной. 1937 год стал годом активной борьбы с руководящими кадрами в хозяйственной, военной и идеологической сфере.
В 1936 году была принята новая «сталинская» Конституция. Было объявлено, что социализм в стране построен. Политическая оппозиция была окончательно разгромлена. Шумные процессы над врагами народа в столице дополнялись «огнем по штабам» в областных и районных центрах. Руководителей районов, отдельных предприятий и организаций судили за «экономическую контрреволюцию», за «вредительство».
В Беднодемьяновском районе этому предшествовали трагические события. В декабре 1936 года в д. Таракановке из обреза был убит Ножкин, ответственный член Рус.-Шелдаисского сельсовета, в д. Малиновке Монастырского сельсовета убита член пленума райкома партии Долгаева. Прокурор района В.А. Медведев был снят с должности и осужден. Начальник политотдела Беднодемьяновской МТС Алкснис доносил Постышеву, секретарю Куйбышевского обкома ВКП(б), и в редакцию газеты «Правда» о вредительской работе в районе. Райкомом партии в 1937 году руководил И.П. Некрасов, председателем райисполкома был С.М. Буканов. В район были присланы представители Оргбюро ЦК ВКП(б) Артемов и Бас, которые изучали экономическую и политическую ситуацию. Все районное руководство было освобождено от своих обязанностей и привлечено к суду.
11 октября 1937 года состоялось заседание райкома партии, которое вел новый прокурор Молодкин. На этом заседании были исключены из рядов партии первые лица района, а также директор свинсовхоза Шабакин (подлежал публичному суду и расстрелу), Митрохин – представитель НКВД, Исаев – руководитель комсомола и ответственный за цензуру, судья Неплохов, обвиненный во взяточничестве, Асташов – директор МТС. Заведующего районо Зайцева обвинили в том, что дети на руках рисуют свастику и играют в «белых» и «красных». А.М. Поспелов, парторг техникума, обвинялся в плохом питании студентов. За контрреволюционную деятельность в газете был обвинен и осужден редактор Макаров, а Макарова, зав. детским домом, отстранялась от работы и подлежала суду за растрату. Пашин, ветеринарный врач, обвинялся во вредительстве за падеж скота от сибирской язвы. Врачу больницы Волкову припомнили связь с эсерами и обвинили его во вредительстве, как и Валяева, заведующего трахоматозной лечебницей.
Особенно неистовствовал на заседании Алкснис. Он обвинил в экономическом вредительстве первых лиц района за то, что они распорядились на севе засевать поля вручную и пахать на коровах, не вносили удобрения, организовали поборы с населения с целью личного обогащения, а сами «устраивали банкеты и пьянство». Бывший прокурор Медведев за неуплату налогов отбирал у населения коров. Но скоро был осужден как враг народа и сам Алкснис.
Многие из перечисленных лиц понесли административные и уголовные наказания, несколько человек поплатились жизнью. В.А. Медведев был реабилитирован 12 июля 1957 года посмертно, первый секретарь райкома партии И.П. Некрасов, как свидетельствуют очевидцы, был расстрелян в Наровчате при попытке бегства вместе с первым председателем дубровского колхоза Ф.З. Барышевым. Председатели колхозов района также понесли наказание.
Председателем райисполкома была назначена Е.И. Венедиктова, первым секретарем райкома партии выбран Четырин, а второй секретарь райкома Энохов пытался покончить жизнь самоубийством. Третьему секретарю райкома Лешкину намекнули, что он неправильно выбирал себе жен – дочерей урядника и попа. Народным судьей стала А.Н. Рамжаева, директором свинсовхоза – Свиридов, заведующим районо – Батарин.
Вновь назначенное начальство «сидело на краешке стула», боясь дальнейших репрессий. Царила атмосфера страха и доносительства. В районе прошли кустовые партконференции. В Устье упомянутая Рамжаева на полном серьезе докладывала, что больше всего врагов народа в Липягах, а устьинский председатель колхоза тоже враг народа, так как он не дал ей лошадь для каких-то нужд.
С начала 1939 года Беднодемьяновский район вошел во вновь образованную Пензенскую область. В городе в это время проживало 6788 человек. Действовали маслозавод, пекарня, выпекавшая 4,5 тысячи т хлеба в сутки, швейная и кожевенно-сапожная промартели, промартель инвалидов по выделке колбасы. Электростанция обслуживала 158 домов из 900, водопроводом пользовались 18 домов. Жилищный фонд в городе составлял 4 тысячи кв. м, была телефонная станция на 100 номеров, 200 радиоточек, 14 магазинов, среди них раймаг, культмаг, 2 столовые и ресторан. Образование и культура были представлены двумя школами, школой для взрослых, районной колхозной школой, техникумом, двумя детскими садами на 125 детей, домом социалистической культуры, библиотекой. Районная газета выходила тиражом в 2,5 тысячи экземпляров.
***
Население г.Спасска. 1795-2010 гг.
1795 г.— 3005 человек, 1862 — 4693, 1897 — 5740, 1926 — 6899, 1939 — 6788, 1959 — 6192, 1970 — 7512, 1979 — 7900, 1989 —8299, 2002 — 7625, 2010 — 7438.

Глава 8
По площадям и улицам города


Приглашаем уважаемых читателей совершить экскурсию по памятным местам города, обращая внимание на сохранившиеся здания с более чем вековой историей, отмеченные архитектурными особенностями; на дома, в которых жили когда-то горожане, прославившие свой край, на памятники истории и культуры, предприятия и социальные объекты.
Следует отметить, что много сведений из истории города, особенно топонимических, утрачено, так как эти сведения в свое время не собирались, а документы городской управы, городского совета до 1960-х годов утрачены.
Лишь в 1960-1970-х годах при организации общественного музея Ф.С. Давыдкин и А.С. Мирошкин пытались собрать сведения по истории и топонимике городских объектов путем опроса старожилов. Но собранные факты в большинстве своем противоречат друг другу, видимо, многое из дореволюционной и начальной советской истории забылось.
Сведения из знаменитого справочника «Вся Россия», издания А.С. Суворина 1899 года, проливают свет на места расположения ряда малых предприятий и торговых заведений города, некоторые сведения найдены в архивных документах; частично использовались факты, полученные от старожилов города, публикации в дореволюционных изданиях. В частности, часть сведений удалось почерпнуть из статьи священника И.Ф. Ястребова, опубликованной в «Тамбовских епархиальных ведомостях» (1880, №16).
После организации уездного города Спасска Тамбовской губернии в 1779 году, еще при Екатерине II, были разработаны планы уездных городов, а в 1824 году был вновь составлен план города, помещенный затем в «Полном собрании законов Российской империи» в 1839 году.
По этому плану и развивался город. Сохранился план 1900 года, согласно которому город представлял собой вытянутый с севера на юг прямоугольник с четкой планировкой кварталов. В то время в городе было 15 улиц и 3 площади. С юго-запада город был ограничен оврагом. Северо-восточную часть огибала река Кака (Кока, Какова), впадающая в реку Студенец под Липлейкой. Спасск окружали пригородные слободы: Малиновка, Выселки, Низовка, Ло-мовка, Самодуровка, Хутора, Бордадыновка в восточной части города, Солдатская – на северо-западе.
***
Историческим центром города являлась Соборная, или Базарная, ныне Советская площадь, с которой мы и начнем наше путешествие.
Свое название Соборная площадь носила более 250-ти лет. Так ее называли по Спасо-Преображенскому собору. До 1919 года у нее было и второе название – Базарная – по основному месту расположения торговых заведений в городе.
Именно от этой площади начали строиться основные улицы города. По юго-западной стороне площади проходила дорога, соединяющая Спасск с другими уездными городами Тамбовской и Пензенской губерний.
Именно на этой площади горожане узнавали об основных событиях в государстве: войнах и победах. Здесь формировались ополчения в Отечественную войну 1812 года и для заграничных походов 1813-1814 годов, в Крымскую кампанию 1853-1856 го-дов. Здесь, на паперти собора, жители узнали о «воле» – отмене крепостного права. На площади происходили военные столкновения противоборствующих сторон в 1918 году.
Сердцем площади был Спасо-Преображенский каменный собор, возведенный в 1810 году стараниями бургомистра города, купца Тимофея Ивановича Самгина. До его возведения монастырские власти еще в XVII веке построили деревянную церковь Преображения Господня, о которой сохранились сведения в архивах. В начале XVIII века Преображенская церковь была обновлена, а в середине века выстроена теплая деревянная Покровская церковь. Расположены они были на площади примерно напротив того места, где ныне находятся музей и районный архив.
В 1811 году в городе случился сильный пожар, и деревянные храмы тоже сгорели. Позднее на их месте были построены три каменных памятника в виде часовен. В особых случаях, например при сильной засухе, сюда совершался крестный ход из церквей города и служился общий молебен.
Каменный Спасо-Преображенский храм был холодным. Освящен он был в 1817 году, уже после смерти Т.И. Самгина.
Бургомистр выбрал для размещения собора очень удачное место: на краю довольно крутого и глубокого спуска к речке. Вид храма с юго-восточной стороны был очень живописным и величественным. Соборная церковь располагалась на юго-восточном краю Базарной площади, в линию с улицей Арзамасской (ныне Володарского).
Колокольня была построена отдельно от храма. В ней Тимофеем Ивановичем была устроена небольшая теплая церковь, освященная во имя Святого Благоверного Великого князя Александра Невского еще при жизни Самгина.
Архитектурный стиль Спасо-Преображенского собора соответствовал классическому. Храм был пятиглавым, со всех четырех сторон оформлен портиками. Купола были выкрашены в голубой цвет. Внутренняя отделка отличилась роскошью и благолепием.
Собор неоднократно менял свой внешний вид. К нему была сделана пристройка – Сретенская церковь, чтобы увеличить площадь теплой церкви.
Для собора по подписке среди прихожан был приобретен большой колокол весом около четырех тонн, звон которого был слышен и в соседних селах. В городе даже сложилась поговорка: про громогласного человека говорили: «Орет, как колокол соборный!» Вокруг храма была сделана ограда: каменные столбы, а между ними массивные чугунные решетки. Собор был освящен на пять престолов.
В 2010 году исполнилось 200 лет со дня возведения Преображенского храма. Около одноименной часовни, возведенной в 2005 году на месте храма, вывешен баннер с цветной фотографией собора. На ней видно, каким величественным был собор.
Самая полная на сегодняшний день история храма написана и опубликована протоиереем И.Ф. Ястребовым в 1880 году. С копией документа можно познакомиться в городском музее. 
С историей собора тесно связаны имена спасских купцов, которые жертвовали немалые средства на его благоукрашение. Это В.И. Буренин, Н.Г. Маков, Е.С. Жданов, В.Д. Умнов, Е.В. Суворова, помещица с. Кошелёвки А.Л. Арцыбашева, спасские крестьяне 2-го мирового участка в вечное воспоминание об освобождении от крепостной зависимости.
Много доброго сделали для жителей города священнослужители храма: А.И. Новосельский – первый законоучитель приходского училища; С.Ф. Славин – наставник крестьянских детей, Г.И. Реморов, И.Ф. Ястребов.
Ястребов был рукоположен в сан священника в 1860 году. Открыл церковноприходскую школу для девочек в 1891 году, школу грамоты в Липлейке, в 1893 году был председателем Спасского отделения губернского училищного епархиального совета, земским деятелем, членом правления Спасской публичной библиотеки. Награжден орденом Св. Анны 3 степени. В 1880 году в «Тамбовских епархиальных ведомостях» им была опубликована «Летопись Соборной Преображенской церкви города Спасска Тамбовской епархии».
2 октября 1929 года в Беднодемьяновске рассматривался вопрос о закрытии Соборной церкви и передаче ее под культурные нужды. 16 октября повторно слушалось дело о закрытии этой церкви. Жители города Беднодемьяновска обращались с жалобой на неправильные действия властей по отношению к верующим. 23 марта 1930 года во ВЦИК было отправлено письмо верующих о неправильных страховых сборах (оценке имущества церкви), а 12 июня этого же года религиозная община обращалась в окрисполком о разрешении колокольного звона в соборе, на что последовал ответ, подписанный секретарем Ковалевым: «...если собор не закрыт, то запрещать звон нет оснований». В конце года президиум Беднодемьяновского горсовета принял решение о приглашении специалистов для снятия колоколов с собора «для нужд индустриализации». В 1929 году собор был закрыт.
В 1967 году здание храма было взорвано. 20 сентября все жители города собрались вблизи собора. Среди полной тишины вдруг раздался нарастающий гул, более похожий на стон. Здание дрогнуло и, казалось, начало приподниматься над землей. Потом окуталось клубами пыли и рухнуло. По городским преданиям, на месте алтаря несколько ночей теплилась свеча.
На месте взорванного Спасского собора возведена часовня, открытие которой произошло 2 сентября 2005 года. Еще задолго до этого события архиепископ Пензенский и Кузнецкий Филарет отслужил в Вознесенском храме Божественную литургию и обратился к населению: «Мне бы хотелось, чтобы здесь была установлена часовня, потому что здесь стоял собор, было кладбище. Мы буквально по костям ходим… Мы здесь ходим и как бы плюем в лица людей, живших здесь до нас. Ведь здесь, в соборе, крестились, венчались, здесь отпевали людей – вдумайтесь, что здесь было! А дошло до того, что на месте храма танцплощадка. Но это же все равно, что плясать на гробах своих родных и близких, на кладбище!»
Строительство часовни длилось более двух лет усилиями предпринимателей и районного руководства. На ее открытие собрались горожане, съехались именитые гости: владыка Филарет с архиерейским чином, губернатор области В.К. Бочкарев, заместитель председателя Законодательного собрания области Ю.А. Лаптев, начальник УВД генерал-майор А.Д. Гуляков, ныне председатель Законодательного собрания области.
Недалеко от собора на север располагалось здание приходского училища. Оно было открыто в 1834 году. Первый учитель – священник Степан Фотиевич Славин, здесь работал С.П. Райский. В 1873 году в училище обучалось 50 детей обоего пола. Учителем был Михаил Федорович Платонов, законоучителем – Иоанн Филиппович Ястребов. В 1885 году обучалось около 80 детей обоего пола.
На месте, где располагались деревянные церкви, в советское время (примерно в 1950-е годы) было построено здание общежития ПТУ № 10, переданное впоследствии районной библиотеке. Сегодня в нем располагаются районная финансовая служба, музей и архив района. Ранее музей был расположен в здании «красной школы». Его работа была организована в 1967 году.
Много сил и труда на создание музея затратил партийный работник, учитель истории Федор Сергеевич Давыдкин (1904-1976). Вместе с А.С. Мирошкиным они переписывались с архивами, получали фотокопии интереснейших документов, разрабатывали экспозицию музея. Многие жители помогали музею сформировать его фонды: приносили старые вещи, фотографии и документы. Изначально музей планировался как историко-этнографический, который должен был показать посетителям историю края, развитие хозяйства и культуры, представить выдающихся земляков. Первым общественным директором музея стал Ф.С. Давыдкин, проводивший многочисленные экскурсии для жителей города и сел. Особый интерес музей представлял для детей, которые с восторгом рассматривали экспонаты народного быта: их они могли раньше видеть только на картинках или знать о них по рассказам взрослых.
В 1980-х годах под руководством директора школы В.А. Шпагина экспозиция музея была обновлена. Музей занимал три комнаты. В первой была представлена история края до 1917 года со многими экспонатами этнографического характера. Во второй комнате находились материалы советского времени и о спасских земляках (правда, с ярко выраженным идеологическим уклоном того времени). В третьей комнате находилась самая ценная коллекция керамических изделий абашевского мастера Тимофея Никитича Зоткина (1930-1988): игрушки и скульптура малых форм.
С 1993 года музей изменил свой статус – стал филиалом областного музея народного творчества. С 2007 года музей стал самостоятельным муниципальным учреждением культуры и называется «Музей народного творчества Спасского района». Его возглавляет Елена Васильевна Бормашова.
В архиве Спасского района находятся дела 140 местных организаций с 1920 по 2000-е годы. В большинстве случаев это сведения о личном составе. Архивисты Т.С. Гулякова и О.Н. Мошкина выполняют все запросы населения.
На месте современного магазина «Центральный» находились пожарная каланча и пожарный сарай. Поэтому склон, ведущий к реке сзади магазина, бывшего Дома быта, здания районной администрации, среди старожилов называется «под пожаркой».
В центре площади располагаются несколько сооружений, также заслуживающих внимания.
В 1854 году коллежский регистратор Тимофей Федорович Толмачев обратился к городским властям с инициативой построить водопровод на Базарной площади Спасска. Воду жители брали из реки Студенца и из загородного родника. Привоз воды из-за дальности расстояния и плохой дороги был затруднен, особенно для домовладельцев, не имеющих лошадей. Планировалось подавать воду из родника на площадь, откуда ее могли беспрепятственно брать городские жители. Городское собрание выразило согласие, а строительная комиссия Тамбовского губернского правления также поддержала эту инициативу и даже содействовала вознаграждению за труды.
8 июня 1854 года водопровод начал действовать. Водонапорная башня до сих пор снабжает водой большую часть города. Она располагается на территории парка, который был заложен 26 апреля 1932 года на Базарной площади. Комсомольцы и пионеры много раз проводили субботники и воскресники, работая на территории парка. В 1947 году парк стал называться парком имени 30-летия ВЛКСМ.
На территории парка расположен памятник В.И. Ленину, который был открыт в 1937 году. Около памятника на протяжении многих лет проводился прием в пионеры. В 1959 году памятник обветшал и был заменен новым – памятники в те времена изготавливались массовыми тиражами. В настоящее время на этом месте находится уже третий памятник. Ранее он стоял на площади около здания районной администрации, был открыт 22 апреля 1975 года (скульптор Тугаринов. Художественный фонд г. Москвы). Памятник был перенесен в парк, когда возводилась часовня.
Святым местом для каждого жителя города является Мемориал памяти, расположенный в восточной части парка. Он посвящен памяти горожан, павших в годы Великой Отечественной войны, и возводился несколько лет. 9 мая 1969 г. был открыт памятник воинам-землякам. 9 мая 1970 г. на средства населения был открыт памятник-обелиск воинам – участникам Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. (автор Шпак).
7 мая 1985 г. была открыта аллея памяти героев Великой Отечественной войны. 9 мая 2000 года открыта стела с именами погибших воинов-беднодемьяновцев (архитектор Федотов).
В 1852 году в г. Спасске провели опись купеческих заведений. Всего было описано 135 лавок и других заведений, расположенных на Базарной площади. Среди купцов упоминаются К.З. Бундиков, A.M. Карасев, С.Ф. Карасев, К.Г. Котельников, Н.З. Турусов, К.Н. Турусов и др. Лавки и другие торговые точки были перестроены по единому образцу.
В начале 1860-х годов городской властью на Соборно-Базарной площади были построены два каменных торговых корпуса – Гостиный ряд – площадью в 420 кв. саженей, которые отданы купцам «во всегдашнее пользование на правах собственности с платой по 45 копеек за кв. сажень». С течением времени плата повышалась и достигла к началу XX века 60,5 копейки. Общая сумма аренды достигала 316 рублей в год.
Мануфактурные лавки в торговых корпусах в 1890-1900-х годах содержал Бадраддит Сафетдинович Бибиков. Бакалейными и гастрономическими товарами торговали Василий Иванович Вихров, Василий Дмитриевич Пимбурский, Александр Васильевич Соколов, Георгий Кузьмич Турусов, Аграфена Алексеевна Турусова, Иван Николаевич Конояров, Михаил Филиппович Андронов, Егор Петрович Карягин, купцы Исачкины и другие.
После октябрьской революции в торговых рядах располагались магазины потребительской кооперации. В 1918 году у стены торговых корпусов принародно были расстреляны 10 участников Хомутовского восстания, среди них священник П.М. Кедрин.
В 1970 году деревянное здание, располагавшееся между корпусами, было заменено кирпичным, и в корпусах открыли цех №18 Пензенского дизельного завода.
В 2004 году был построен комплекс магазинов, получивший название «Торговые ряды».
На площади и прилежащих к ней улицах в январе 1918 года проходили военные стычки между крестьянами, организованными большевиками в военный отряд, и кавалеристами, защищавшими интересы уездной власти. Эти события были неоднократно отражены в работах разных авторов.
Обратимся к истории некоторых сохранившихся старых зданий, выходящих фасадами на площадь.
Дом № 2 принадлежал купцу I гильдии Василию Степановичу Буренину, который торговал хлебом, имел две шерстомойни на улице Заводской. Видимо, в доме была и лавка, т.к. вход в дом располагался со стороны площади примерно на месте первого от угла окна. После революции дом занимали различные учреждения, в годы войны там располагалась средняя школа, ныне в доме находится корпус №3 аграрного техникума.
В доме № 6 располагался главный административный орган уезда – полицейское управление. Это памятник архитектуры местного значения. Здание снаружи и внутри претерпело значительные изменения. Оно было построено во второй половине XIX века. Здание двухэтажное, кирпичное, прямоугольное в плане, с двумя крыльями перпендикулярно к основному зданию, уходящими во двор. Имеет позднейшие пристройки. Первый этаж рустован. Уличный фасад украшен приемами кладки с использованием фигурного кирпича. Подоконный пояс с нишами, этажи расчленяются горизонтальной тягой. В 1918 году здесь размещался исполком уездного, а с 1928 года – районного Совета. Ныне в здании работает районный суд.
Дом № 8 – муниципальное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №1 г. Спасска». Типовое здание школы было построено в 1967 году, позднее к зданию был сделан пристрой, где размещены начальные классы.
Дом № 10 – дом купца Е.Г. Щеглова. В архитектурном отношении ценности не представляет. Ныне здесь располагается военкомат.

 

До постройки нового здания школа находилась вдоль ее северной стороны. Это здание, которое вошло в историю города под названием «красная школа». Здание двухэтажное, кирпичное. Главный южный фасад, обращенный к площади, симметричен. В центральной части расположен парадный вход, над ним три окна выделены пилястрами, так же как и крайние оси. Окна оформлены лучковыми перемычками. Фасад дополняют горизонтальные членения в виде междуэтажной, надоконных и подоконных тяг, подоконных ниш и венчающего карниза, украшенного в средней части фасада поясом ширинок. По бокам фасад украшен близко посаженными друг к другу кронштейнами, переходящими на боковые фасады и крылья здания. Планировка типична для учебных заведений: вдоль всего здания проходит коридор, который на первом этаже соединяется большой полуциркульной аркой с вестибюлем. Красивая чугунная лестница на второй этаж находится в восточной части коридора. По обе стороны от коридоров расположены классы.
1 октября 1881 года в этом здании было открыто городское трехклассное училище. Финансировали его земская и городская управы. Городское собрание ежегодно отпускало училищу 1640 рублей, земство – 1610 рублей. Ученики платили за обучение 5 рублей в год. Учащихся набрали 105 человек, из которых детей дворян и чиновников – 18, духовного звания – 3, горожан – 82. Начала формироваться библиотека, в которой было 115 томов, приобретались математические инструменты, глобусы, географические карты и учебники.
В 1881 году училищный совет уезда возглавил А.Р. Глазенап, членами училищного совета состояли: спасский почетный гражданин Павел Михайлович Аристов, от земства – чиновник Николай Васильевич Криволуцкий, отдавший свой собственный дом приходскому училищу; от Министерства народного просвещения – священник Иоанн Ястребов. Инспектором народного училища служил М.Г. Веденский, и в этом же году его сменил член училищного совета Александр Емельянович Починский. Учителями служили А.А. Яковлев, И.В. Дмитриевский.
С 1 июля 1912 года училище было переведено в ранг высшего начального училища. Оно стало четырехкомплектным, содержалось уже на государственные средства, подчинялось Министерству просвещения.
В училище 7 учителей обучали 125 мальчиков. Инспектором училища с 1896 года служил Георгий Федорович Немешайлов.
В 1914 году в учебном заведении служили 8 преподавателей, обучались 150 учеников, из них большая часть – дети мещан, городских обывателей (40%) и крестьян (50%). Число детей крестьян ежегодно увеличивалось. В фондах ученической библиотеки было около тысячи книг.
В 1915 году, во время первой мировой войны, в здании одновременно располагалось реальное училище, которое было переведено из г. Вильно.
С 1918 года здесь располагалась школа 2 ступени (директор М.Н. Осичкин), затем школа колхозной молодежи, с 1932 года – средняя общеобразовательная школа № 1. С 1957 года школу возглавлял заслуженный учитель школы РФ, почетный гражданин г. Беднодемьяновска В.А. Шпагин. При нем было построено новое трехэтажное кирпичное здание школы (1966-1967 годы), открыт школьный краеведческий музей и картинная галерея. Много лет отдали школе учителя А.Я. Шпагина, Г.Г. Казарина, А.Ф. Поспелова.
Среди выпускников школы герой Сталинградской битвы В. Кочетков, Герои Советского Союза Ф.Г. Коробков, И.М. Аляпкин, В.Ф. Шишков, Д.П. Иванов; ученые Р.А. Вярвельская, Р.Е. Щеголькова, Н.В. Давыдова, В.М. Соколова, Н.В. Андрюнина, В.А. Петрунин, Д.В. Максимов, В.Н. Пустовалов, А.Л. Киселев, С.В. Сапелкин, Д.И. Исаков, Н.А. Зоткина; писатель В.Н. Гришаев, поэт Н.Г. Криванчиков, художник В.Г. Рябов; писатель и журналист, капитан 1 ранга В.А. Митин, председатель областного Законодательного собрания А.Д. Гуляков и другие.
Рядом с «красной школой» жила Мария Николаевна Цыбульская (дом № 24). Мария Николаевна – почетный житель города, отличник народного образования, учитель словесности, завуч Беднодемьяновской средней школы. Сюда каждое лето приезжает ее внук А.В. Сиренов, доктор исторических наук, принимающий активное участие в изучении истории города.
***
Здания, располагающиеся на южной части площади, в административном отношении относятся к улице Ленина. До 1970 года это была улица Интернациональная, до 1919 – улица Московская. В 1927 году после убийства Войкова часть улицы от Пролетарской до Базарной площади называлась ул. Войкова, примерно до середины 1930-х годов. А потом вновь называлась Интернациональная.
По улице проходил почтово-торговый тракт «Большая дорога», открытый в 1793 году (ныне это Федеральная трасса М-5). По этому тракту спасские купцы и мещане гоняли скот в Москву и другие города – до 2,5 тысячи голов ежегодно.
В доме № 32 располагается МОУ ООШ г. Спасска. Второй этаж здания в прошлом занимало Крестьянское (Поселенческое) училище, о чем говорит мемориальная доска. В 1918 году оно было реорганизовано в Единую трудовую школу первой ступени.
С 15 ноября 1942 года в здании размещались подразделения Управления строительства № 1 ГУШОСДОР НКВД СССР, более известного среди старожилов города как Вяземлаг, которое занималось строительством дороги Рязань-Пенза. Вначале в районе разместился участок №1, объект №17, который занимался органи-зационными вопросами и разработкой песчаных карьеров для строительных работ. Начали разбирать на строительные нужды бывший монастырь близ Кошелевки, но потом его передали беднодемьяновской МТС. Заключенные разбирали ограду кладбища, фундаменты старых купеческих зданий.
Штаб управления размещался в здании горкомхоза, в доме пионеров, бывшем райфо. Лагерные подразделения – в помещениях неполной средней школы, техникума механизации сельского хозяйства (ныне – корпус №3 аграрного техникума), бывшего общежития техникума по ул. Коммунальной, дом №32, в помещении по ул. Советской, дом №3, и трех комнатах ДСК (ныне Дом культуры). В 1945 году организация была перемещена из города.
Сейчас в здании находится муниципальное общеобразовательное учреждение «Основная общеобразовательная школа г. Спасска». На фасаде здания укреплена мемориальная доска в память о выпускнике школы Пирогове Александре, погибшем при прохождении военной службы в Чечне.
Дом № 34 – старое здание почты, в котором до революции располагались присутственные места, т.е. уездные учреждения.
На месте современного здания почты 16 ноября 1952 года в бывшем купеческом доме была открыта детская библиотека, ею заведовали К.М. Князева, М.Ф. Субботина.
Рядом находился трактир Григория Алексеевича Бирюкова, владевшего еще двумя гостиницами, теперь в здании размещается детская школа искусств.
В доме № 11 в 1940 году начала работать первая городская электростанция мощностью 50 кВт.
В сквере около четвертого корпуса техникума мы видим памятник воинам – выпускникам техникума, погибшим в годы Великой Отечественной войны. В здании открыт музей техникума.
На месте магазина «Мир продуктов» и хлебопекарни располагался дом № 33, где жил податный инспектор Н.А. Соколов, организатор и председатель правления городской общественной библиотеки, участник городского драматического кружка. Его семья после революции перебралась в Наровчат. Сын Н.А. Соко-лова Михаил Николаевич родился в г. Спасске в 1911 году, начал трудовую деятельность в финансовых органах, а потом всю жизнь заведовал Наровчатским домом культуры и возглавлял драмкружок. Жители города помнят его как участника и режиссера театральных постановок, проходивших неоднократно в Спасском доме культуры. М.Н. Соколов удостоен звания «Заслуженный работник культуры РСФСР». Его имя внесено в «Наровчатскую энциклопедию».
Дом № 35/42 на пересечении улиц Ленина и Решетника был построен в конце XIX века. Он принадлежал зажиточному крестьянину Дмитрию Михайловичу Соколову.
Дом одноэтажный под вальмовой крышей с горизонтальной обшивкой тесом. В плане дом представлял собой крест с раздельными входами через веранды во всю длину дворового фасада. На главном фасаде окна обрамлены накладными фигурными наличниками, поддерживаемыми пилястрами в виде балясин. Более крупные, но аналогичные по рисунку детали украшали пилястры на углах зданий. Карнизы здания с подзорами на консолях. Первоначальный вид дома полностью не сохранился, часть здания отделана современными материалами.
Семья Соколовых подвергалась в период коллективизации репрессиям и была вынуждена бежать из города. В этом доме в 1912 году родился заслуженный художник РСФСР Алексей Дмитриевич Соколов. Любимый жанр художника – натюрморт, по большей части это природа, которая окружала его с детства. Он часто бывал в Мордовии у своих знакомых, возможно, заезжал и в Спасск посмотреть на свой дом, где жили уже чужие люди. А.Д. Соколов – участник всесоюзных и республиканских выставок, которые проходили в Москве, Ленинграде, Ялте, Подольске, Саранске. Искусствоведы отмечают оригинальность, лиричность и музыкальность его работ.
Дом № 45 принадлежал купцу Ивану Николаевичу Коноярову. Он торговал вином, содержал трактир на улице Конной и постоялый двор на улице Дворянской.
Это одноэтажное каменное здание располагается на углу улиц Криванчикова и Ленина в непосредственной близости к рынку. Сейчас в доме Коноярова находится частный магазин «Первый».
Дом № 52 на углу современных улиц Ленина и Пролетарской принадлежал купцу Никифору Васильевичу Ананьину. Он был заместителем директора городского банка (1877 год), гласным городской Думы. Есть предположения, что в этом доме проходил 1-й съезд Советов (по данным В.В. Бодрина), ныне здесь находятся магазин промтоваров «Глория» и квартиры.
В доме № 60 жили и живут Турусовы. Это деревянная на кирпичном фундаменте одноэтажная постройка. Дом обшит тесом с двускатной крышей, построен на месте сгоревшего двухэтажного здания.
В доме № 64 проживает почетный гражданин города, ветеран Великой Отечественной войны, бывшая медицинская сестра ЦРБ Наталья Гуреевна Рыбникова.
В доме № 68 долгое время размещалось райпо. Скорее всего, дом в 1900-х годах принадлежал Андрею Тимофеевичу Устьинскому, который владел ренским погребом и хлебопекарней. Позднее дом был передан горторгу.

Улица Московская соединяла две площади города – Соборную и Конную. Последняя называлась также Сенная, а в 1920-х годах – Нацменская (нацмены – национальные меньшинства – представители нерусского населения). Свое название площадь получила по Сенному базару, где торговали сеном, лошадьми, телегами, сбруей, сельскохозяйственным инвентарем.
От Конной площади на север шла улица Конная. В 1996 году она была переименована в улицу Криванчикова.
На этой улице в доме № 34 родился и жил поэт и драматург Николай Григорьевич Криванчиков (1926-1978). Он окончил среднюю школу № 1, уехал для получения профессионального образования в Пензу, откуда был призван в Красную Армию. Участник Великой Отечественной войны, был радистом на Балтийском флоте. В 1949 году окончил военное морское авиационное училище, служил штурманом в авиации Черноморского флота. В 1957 году окончил Военно-политическую академию.
Стихи писал еще в детстве. Член Союза писателей СССР, автор двадцати поэтических сборников: «Летчики», «Орлиный край», «Небо и море». Автор пьесы «Севастопольская песня». Несколько стихов посвятил родному городу. Приезжал на родину, дарил сборники стихов в городскую и школьную библиотеки. О творчестве Н.Г. Криванчикова ряд статей опубликовал краевед В.П. Саунин. Он же передал в музей МОУ СОШ №1 фотографии и документы, связанные с творчеством Н.Г. Криванчикова.
Улица Конная заканчивается Конным прудом. Раньше пруд был глубоким. По воспоминаниям старожилов, конь со всадником могли уйти под воду с головой. Дно пруда было заасфальтировано. До революции на берегу пруда стояли мельницы.
***
Улица Красная, ранее Пресняковская, была переименована в первые годы советской власти. Это одна из центральных улиц города. Свое название она получила в первой половине XIX века по фамилии купцов Пресняковых, активно участвовавших в городском самоуправлении.
Угловой дом № 1, где ныне располагается Районный отдел внутренних дел, ранее принадлежал купцу Василию Ивановичу Вихрову, который имел две бакалейные лавки: торговал напитками, колониальными товарами, гастрономией, бакалеей.
Дом был построен во второй половине XIX века. Это двухэтажное кирпичное здание, прямоугольное в плане, с двумя крыльями, уходящими во двор. Общий угол главного входа округлен и отмечен лучковой нишей на втором этаже. Над ней на крыше расположен аттик. Первый этаж рустован. Уличные фасады украшены фигурным кирпичом.
Дом № 2, возможно, принадлежал Устьинскому Андрею Дмитриевичу, которому, видимо, принадлежал и дом № 22 по улице Ленина (Московской).
В начале улицы располагаются дома №№ 4, 5, 6, принадлежность которых установить пока не удалось, но, судя по архитектуре, это были дома зажиточных людей. Может быть, это были доходные дома, которые сдавались в поднаем.
Дом № 7 – бывший дом Николая Адольфовича Хельгрена. На первом этаже здания располагались пекарня и кондитерская. Слава о выпекаемых здесь калачах и сайках распространялась далеко за пределы города. На втором этаже жили хозяева. В разное время в здании располагались районный отдел народного образования, музыкальная школа. С 1 октября 1955 года – районный Дом пионеров, ныне Дом детского творчества.
Дом № 10 и дом № 14 похожи по архитектуре. Их построили в период НЭПа торговцы нитками, иголками и другой «мелочевкой». Дома были построены как бы по образцу каменных городских построек. Об этом напоминают резные деревянные украшения. На доме №10 они были утрачены во время капитального ремонта.
Дом № 17 – административное здание автотранспортного предприятия. Оно было создано 3 декабря 1945 года. Первым директором был Сергей Васильевич Цепляев, который и организовал службу с нуля. В распоряжении коллектива нового предприятия оказалась одна машина – «летучка». А работниками были три водителя, диспетчер, сторож и курьер-уборщица. Хозяйство размещалось в старом купеческом доме и складах. Вскоре поступили 20 машин марки «Форд». Первыми пришли на работу в АТП и проработали всю жизнь шоферы М.Г. Тростянский, Г.Т. Воеводин, А.И. Горюнов, Я.Г. Раскин, Г.А. Ляшенко, С.С. Швецов; слесарь А.С. Рублёв; начальник автоколонны В.М. Афонин. На предприятии в первые годы работали бывшие заключенные Вяземлага. В основном они были уроженцами западной Украины и западной Белоруссии и после освобождения домой возвращаться не захотели или возвращаться было некуда. Поэтому в городе появились фамилии Раскины, Перебейнос, Кий, Купава, Никитенко, Ляшенко и другие. Все они были прекрасными специалистами.
Постепенно новое предприятие стало комплектоваться оборудованием, автомобилями, оказывало услуги по ремонту сельско-хозяйственной техники. Спустя девять лет в автохозяйстве было уже 69 грузовых автомобилей.
В 1959 году работники предприятия М.Г. Тростянский и В.Н. Скородумов были награждены Большими серебряными медалями ВСХВ. Орденами Трудового Красного Знамени награждены Ю.М. Плаксин, Г.С. Моштаков, А.Т. Метальников, орденом «Знак Почета» – В.М. Босамыгин, А.В. Названов; многие водители награждены медалями и ведомственными наградами.
Директорами предприятия в разные годы были Н.А. Бурмистров, Н.Т. Пополин, Ю.М. Плаксин, Ю.В. Орлов, М.М. Скворцов, В.А. Названов. С 1998 года предприятием руководит Николай Александрович Белов.
Основную прибыль предприятию давал автобусный парк. Ныне в нем эксплуатируются отечественные и зарубежные марки автобусов. Предприятие по показателям работы занимает одно из первых мест в области и активно помогает детским домам города и медицинским учреждениям. Столь многочисленные примеры меценатства не остались незамеченными. Международный благотворительный фонд «Меценаты столетия» в 2005 году наградил трудовой коллектив «Золотой грамотой мецената», а директора предприятия Н.А. Белова – орденом «Меценат» с занесением его имени в «Золотую книгу наций».
5 мая 2000 года на здании появилась мемориальная доска, посвященная памяти Героя Советского Союза И.М. Аляпкина, который работал на предприятии.
Дом № 18 – бывшие ясли-сад, сейчас жилой дом. Предположительно до 1918 года принадлежал купцу Виноградову. Рядом (по сведениям И.Г. Коробкова) находился постоялый двор Вихрова.
Дом № 22 ранее принадлежал купцу Федору Алексеевичу Сазонкину. Он имел также 2-этажный дом на улице Московской, который не сохранился («старая контора совхоза»).
В селе Дубасово Ф.А. Сазонкин с сыном Иваном Федоровичем содержали винокуренный завод с 45 рабочими и 2 паровыми двигателями в 17 лошадиных сил, продавали продукции на 80 тысяч рублей, имели больше 1000 десятин земли, в Спасске держали еще мануфактурную и гастрономическую лавки.
В этом доме жил старейший местный учитель и краевед Афанасий Семенович Мирошкин (1902-1997), почетный гражданин города Беднодемьяновска. Он был инициатором создания народного краеведческого музея, собрал значительный материал по истории края, который опубликовал на страницах районной газеты, в том числе по истории с. Абашево. В 1980 году вышла в свет его книга «Беднодемьяновск» (в соавторстве с В.С. Годиным). Много сил отдавал А.С. Мирошкин общественной работе. Написал воспоминания «Красное знамя над Спасском», подробную автобиографию (рукописи хранятся в Доме детского творчества).
Дом № 24 – теперь жилой многоквартирный дом. Ранее здесь располагалась начальная школа имени 5-го Октября. Здание построено из бревен, перевезенных в город после разорения Женской общины во имя иконы Казанской Божьей Матери.
Еще раньше на этом месте стоял трехэтажный дом купца Ивана Дмитриевича Бундикова, директора городского общественного банка. На первом этаже располагались лавки, где торговали зерном, мукой, другими хозяйственными товарами. Кроме того, И.Д. Бундиков имел пенько-веревочное производство.
Украшением города является здание № 26/20, в котором сейчас располагается городская администрация. Предположительно оно принадлежало купцу Исачкину. Но сохранилось это здание в памяти старожилов как казначейство. Расположено оно у пересечения улицы Красной и Красного проспекта, выполнено в классическом стиле, богато украшено лепным декором.
Здание двухэтажное, каменное, юго-восточным фасадом выходит на улицу Красную. На каждом этаже расположено по пять прямоугольных окон. Окна обрамляются штукатурными наличниками. Простенки между окнами второго этажа разделяются филёнчатыми пилястрами. Такое же оформление имеет и юго-западный фасад, выходящий на Красный проспект. Стены уличных фасадов венчаются лепными карнизами с кронштейнами, украшенными растительным орнаментом. Под кронштейнами расположена сплошная полоса растительного орнамента. Горизонтальное членение дополняется междуэтажной и проходящей под окнами тягой. Северо-западный фасад имеет щипцовое завершение. Здание покрыто крышей с односторонним вальмом. Внутренняя планировка изменена, но в ряде комнат сохранились лепные украшения потолков и потолочные плафоны.
В здании бывшего казначейства долгое время располагались государственный банк, районный отдел образования, отдел ЗАГС.
Отвлечемся на некоторое время от истории улицы Красной и уделим внимание единственному в городе проспекту. Красный проспект раньше назывался улицей Вихровской в честь купцов Вихровых, многие годы безвозмездно участвовавших в городском самоуправлении.
В доме № 3 длительное время проживал Герой Советского Союза А.Ф. Лёвин.
На месте домов №№ 22, 24, 26, 26-а, 28 раньше располагался сад, обнесенный кирпичной оградой. Ограда была разобрана в годы Великой Отечественной войны заключенными Вяземлага и использована при строительстве федеральной трассы.
Дом № 30 – сохранившаяся сторожка при казначействе, ныне используется как жилой дом.
Дом № 31 был построен в начале XX века фотографом И.Е. Печенкиным и представляет собой здание, выполненное в стиле модерн. Это одно из немногих зданий модернистского стиля, сохранившихся не только в городе, но и в области.
Дом расположен по линии застройки улицы в глубине палисадника. Одноэтажный, рубленный в лапу, обшитый тесом по горизонтали, с вальмовой крышей. Вход расположен ассиметрично и выделен по высоте в виде башенки с шатром. Хозяйственные помещения находятся в специальной пристройке под двускатной крышей, сдвинутой по отношению к основному зданию вглубь двора. Углы здания отмечены накладными пилястрами. Прямоугольные оконные и дверной проемы выделены рамочными наличниками с резьбой. Такой же рисунок на венчающем карнизе.
В здании с 1900-х годов располагалось самое модное в городе фотоателье Печенкина. В настоящее время оно частично перестроено, в нем проживает почетный гражданин города, ветеран Великой Отечественной войны В.А. Сидорин.
Возвратимся на улицу Красную. В доме № 29 жил Николай Васильевич Львов (1925-2004). После окончания Беднодемьяновского техникума механизации сельского хозяйства он работал управляющим районным отделением «Сельхозтехника» (1960-1967). С 1967 года на партийной работе. С 1970 года по октябрь 1988 года – первый секретарь Беднодемьяновского райкома КПСС. Награжден тремя орденами Трудового Красного Знамени (1971, 1973, 1976 гг.), медалями. Возглавлял районный комитет КПРФ. Почетный гражданин города. На доме установлена мемориальная доска.
Дом № 39, по городской легенде, был построен известным в городе краснодеревщиком Харитоновым в приданое дочери, но свадьба не состоялась: жених предпочел другую. В этом доме жил купец Иван Николаевич Маков. Он торговал хлебом, гастрономическими товарами, кожами.
В северной части города на открытом участке между улицами Красная и Пролетарская находилась бывшая Приходская площадь, теперь часть Кустарного переулка. Центром площади является церковь Вознесения Христова. Храм расположен на возвышенном месте и является доминантой в силуэте города. Подъезжая к городу с любой стороны, издалека можно видеть его купола.
Церковь пятикупольная, каменная, продольноосевой композиции с колокольней. Четырехстолпный четверик храма несет пять световых барабанов. Храм соединен с трехчастной апсидой и равной по ширине двухстолпной трапезной под двускатной крышей. Северный и южный входы выделены ризалитами. Общий антаблемент отделяет аттиковую часть с полуциркульными закомарами и круглыми медальонами. Окна арочные. В композиции и архитектуре церкви использованы формы русско-византийского направления.
Большие денежные вложения в строительство храма сделали Василий Кузьмич Бундиков и Николай Гаврилович Маков, похороненные справа и слева от алтарной части. Памятники сохранились до наших дней.
Начало возведения храма относится к 1841 году. Выборными попечителями были купцы И.М. Романов, И.Ф. Караушев, Г.Е. Жданов и М.Г. Симонов. Они наняли краснослободских мастеров изготовить кирпич. Мастера подрядились по договору изготовить кирпича «триста тысяч, длины чтобы был семь, ширины три, толщины две без четверти вершка». Обжигался кирпич дровами. Тысяча кирпичей стоила 600 рублей серебром. Подобные заказы краснослободцы выполняли и раньше для нужд спасских купцов.
Строительство храма продолжалось 18 лет и закончилось в 1859 году. Было освящено пять престолов: три в холодной церкви – в честь Вознесения Господня (главный), Св. Иоанна Предтечи и во имя Святителя и Чудотворца Николая – и два придельных – во имя Св. Василия Великого и Казанской иконы Божией Матери.
Известно, что священником в церкви с 1878 года до 1920-х годов был Захарий Петрович Дубровский, репрессированный в годы советской власти.
К 1939 году на территории района действующей осталась одна Вознесенская церковь, да и на ту несколько раз покушалась местная власть. В 1939 году райисполком заслушал ходатайство горсовета о передаче городу храма под культурные мероприятия. Постановление на местном уровне было принято, но, к счастью, храм остался действующим.
Большим уважением у населения района пользовался отец Иван (Иван Фомич Шелеметьев, 1908-1993). За тридцатилетнюю службу он был награжден наперсным крестом, палицей, крестом с украшениями, митрой и орденом Русской Православной Церкви.
С 1988 года настоятелем храма был отец Владимир (Владимир Николаевич Семенов, 1953-2009), который за свою службу был награжден камилавкой, наперсным крестом, протоиерейством, палицей, набедренником, золотым крестом с украшениями. Похоронен В.Н. Семенов около храма с восточной стороны.
В 1887 году при храме была открыта церковноприходская школа. Располагалась она в юго-западном углу церковного участка. Здание одноэтажное, кирпичное, оштукатуренное, под вальмовой крышей. Лучковые окна в рамочных наличниках, с нишами под ними. Простенки украшены пилястрами, по углам сдвоены. Карниз на консолях. В плане здание прямоугольное.
Внутри здания в центре расположены сени и по две комнаты с каждой стороны. Это пример типового здания церковно-приходской школы. Здание несколько раз реставрировалось, менялась и внутренняя планировка. Сейчас здесь располагаются церковная лавка и библиотека.
Дом № 95 более известен в городе как РКШ (Районная колхозная школа). Этот дом до революции принадлежал одному из купцов Поповых (возможно, Степану Ивановичу, который торговал железоскобяными изделиями в торговых рядах на Базарной площади). В предвоенные годы в доме располагался 14-й батальон. Сейчас там — частные квартиры.
На улице Красной, кроме упомянутых учреждений, располагаются МУП «Жилкомсервис», вневедомственная охрана, ГИБДД и другие организации.
***

Улица Красная пересекает также Заводской переулок, расположенный в северной части города параллельно Кустарному переулку. Раньше Заводской переулок назывался улицей Заводской.
На этой улице располагались практически все небольшие фабрички и заводики города. И место было выбрано не случайно – была учтена так называемая «роза ветров». Все предприятия, действовавшие в указанном месте, не были «чистым» производством.
Здесь действовали 7 небольших заводов, из них 4 салотопенных с 9 котлами. Говяжье и свиное сало перегоняли 2 мастера и 6 рабочих. В год изготовляли 3,6 тыс. пудов сала на 8,6 тыс. руб. Сало отправляли в Москву.
3 кожевенных завода с 14 чанами обслуживали 14 рабочих. В год выделывали 2 670 кож на 4,5 тыс. руб. Для толчения корья на этих заводиках было 2 толчеи, действовавшие с помощью лошадей. Заводы помещались в деревянных строениях.
Спасские торговцы Семен Прохорович Воробьев и Игнатий Афанасьевич Филиппов открыли кожевенный завод, где трудились 50 рабочих, выделывали в год 550 штук кож. В 1900-х годах заводом владели 3 сына Воробьева: Василий, Андрей и Михаил. Кожами торговал также Иван Иванович Исачкин.
До 1923 года кожзавод еще действовал как государственное учреждение, на котором продолжали трудиться рабочие и служащие. Позже завод был сдан в аренду бывшему его владельцу Воробьеву и Конпошину до 1928 года, а когда и их лишили работы по специальности, завод окончательно пришел в упадок и в 1932 году был переведен в Кузнецк.
Спасские купцы Никифор Соколов и Григорий Филимонов построили скотобойню «ниже течения реки Каковы по правую сторону Большой дороги».
На берегу реки за Заводской улицей (ныне переулком) располагалось несколько садов, они были огорожены. По имени одного из владельцев все сады звали Карасевыми. По воспоминаниям старожилов, яблоки даже вывозили за границу.
Уже в советское время, в 1930 г., на этой улице начал работать маслозавод. В 1960-е годы он производил продукции на 649,6 тысячи руб. Ассортимент продукции был достаточно большим: масло 6 сортов, молочные и творожные продукты 11 сортов.
В апреле 1968 года в городе начал работу хлебозавод и чуть позже цех безалкогольных напитков.
Через речку, на Колёбиной горе, располагалось староверское кладбище, где были похоронены купцы-старообрядцы Красильниковы, Турусовы, Карасёвы, Филиновы. На могилах были установлены гранитные и мраморные памятники, в настоящее время они не сохранились.
***
Улица Коммунальная, бывшая Тамбовская, – одна из центральных улиц города. Она была переименована в первые годы советской власти, название происходит от слова «коммуна». Тамбовская улица была расположена на восточно-западной оси по направлению к тогдашнему губернскому центру – г. Тамбову. Она являлась традиционным местом пешеходных прогулок горожан. Практически каждое здание на этой улице имеет свою историю.
Дом № 1 – здание детской школы искусств, построенное в конце XIX века. По воспоминаниям современников, именно в этом здании, трактире и гостинице Г.А. Бирюкова, 28 января 1918 года конспиративно открылся 1-й уездный съезд советов, так как другого помещения не нашлось. Съезд открыл солдат-фронтовик, крестьянин с. Кажлодка Константин Иванович Ошкин, который и был избран председателем совета. Съезд рассмотрел ряд вопросов, принял резолюцию о насильственном захвате власти.
В ноябре 1919 года в этом здании проходила первая уездная конференция РКСМ, на которой был избран уездный комитет РКСМ под председательством Л. Степашкина. На здании были установлены мемориальные доски, повествующие об этих событиях, но до наших дней они не сохранились.
В 1922 году в здании открылся Дом крестьянина (гостиница и культурно-просветительное учреждение для сельчан), а в 1930-1939 годах в нем функционировал Дом колхозника с районной библиотекой и краеведческим музеем. До 1962 года в этом здании была гостиница, одно время – техникум, а затем профессионально-техническое училище № 10.
Позже здание было передано детской музыкальной школе. ДМШ была открыта в городе 12 августа 1966 года. Примерно 5-7 лет она располагалась в здании Дома детского творчества (бывший Дом пионеров), затем была размещена в бывшем доме купца Ф.А. Сазонкина («старая контора совхоза»). Первым директором был Валентин Павлович Власов. Первые учителя – Николай Петрович Алейников, Дмитрий Пантелеймонович Турусов.
Здание перестроено, заново отделано современными материалами, изменена внутренняя планировка.
В этой части города внимание каждого человека привлекает недавно отремонтированное здание районного Дома культуры (дом № 2).
В 1910 году началось строительство дома турецкого подданного Али-Ахмуда Фендика (Эфендиева) на усадьбе Ложкина, позднее Воробьева. На первом этаже должна была открыться кофейня-кондитерская, а на втором предполагал проживать сам хозяин с семьей, но здание до революции 1917 года достроить не успели. Оно долго стояло недостроенным, пока новой властью не было принято решение приспособить национализированное здание для культурных нужд. Стройку примерно в 1919 году объявили ударной, в ней участвовала по разнарядке молодежь, рабочие и служащие в свободное от работы время. Через 4 года здание было подготовлено к эксплуатации под названием Дворец труда.
В связи с этим событием в адрес В.И. Ленина 30 апреля 1923 года было отправлено письмо от профсоюзных, советских и партийных организаций уезда: «Дорогой Владимир Ильич! В день торжественного открытия Дворца труда – нового достижения глухой провинции, мы не можем выразить нашей радости ничем, кроме пожелания твоего скорейшего выздоровления». Под письмом стояла подпись Н.Ф. Лабзенкова, возглавлявшего в то время уком партии.
Громкое название культурного учреждения не закрепилось: в официальных документах оно именовалось Народным домом. В акте принятия учреждений культуры в 1923 году заведующим отделом народного образования уисполкома М.Н. Осичкиным значилось: 1 Народный дом, школа-коммуна (детский дом), 1 бюро юных пионеров, 4 избы-читальни, 5 библиотек, из них 1 уездная и 4 волостных. Сейчас бывший Народный дом – настоящий центр культуры и досуга в городе.
В районном Доме культуры с 1941 года находится районная библиотека, история которой начинается с 1903 года. Она открылась благодаря спасской интеллигенции и представителям городского собрания.
Председателем правления библиотеки состоял податный инспектор Н.А. Соколов, членами – земский врач С.Н. Поздняков и купец Г.К. Турусов.
Вначале библиотека располагалась на улице Пресняковской (Красной) недалеко от здания современной администрации города Спасска. Горожане пополнили библиотеку своими книгами, подарки спасским читателям сделали известные культурные учреждения страны, писатель В.Г. Короленко, митрополит Антоний (Вадковский), брат которого служил в больнице. В первые годы существования книжный фонд библиотеки составил 1660 экземпляров. В 1920-е годы библиотека находилась на улице Володарского в доме репрессированного священника З.П. Дубровского, позднее в Доме колхозника, в Доме учителя (предположительно, ул. Ленина, д. № 52).
В 1970-1980-е годы она неоднократно получала звания «Библиотека отличной работы» (в это время ее директором была Антонина Матвеевна Антипкина – заслуженный работник культуры России). На базе библиотеки апробировался областной опыт централизованного библиотечного обслуживания населения.
Некоторое время библиотека располагалась в здании, принадлежавшем ранее ПТУ №10, капитальным ремонтом которого занималась директор библиотеки Анна Антоновна Гулякова.
После капитального ремонта здания РДК библиотека вновь была переведена туда. Сейчас в фондах библиотеки насчитывается 40 тысяч единиц хранения, которыми пользуются 3 тысячи читателей. Библиотеку возглавляет Н.В. Добросердова.
Дом № 3, предположительно, до революции принадлежал Красильниковым. Одно время в нем был Дом колхозника (2-е здание). Когда началась борьба с детской беспризорностью, здание было передано детскому дому.
В 1919 году в Спасске было 2 детдома, в них воспитывалось 57 детей, в 1920 году было уже 3 детдома.
В начале 30-х годов открылся детский городок, который до 1935 года располагался в бывшем здании райисполкома (Советская площадь, 6).
В 1935 году в нем воспитывалось 700 детей, заведовал городком Котов. В связи с восстановлением района городок был выселен из здания и разделился на несколько детских домов. Среди воспитанников были В. Блюхер, В. Великанов, братья Беловы и другие дети репрессированных государственных и военных деятелей.
Дома №№ 6 и 9 – комплекс зданий и сооружений спортивной школы, в состав которой входят детско-юношеская спортивная школа и физкультурно-оздоровительный комплекс «Спасск».
ДЮСШ располагается в реконструированном здании бывшего кинотеатра «Восток», открытом в 1949 году.
2 сентября 2005 года в районе прошло праздничное событие – открытие ФОКа «Спасск». Почетное право разрезать ленточку было предоставлено губернатору В.К. Бочкарёву. На открытии присутствовал и освятил здание архиепископ Пензенский и Кузнецкий Филарет. Гостями праздника были председатель Законодательного Собрания области Ю.А. Лаптев и А.Д. Гуляков, тогда генерал-майор, начальник Пензенского УВД, теперь председатель областного Законодательного Собрания.
После открытия комплекса состоялся парад спасских спортсменов, ветеранов и молодых. Были торжественные речи и подарки спортсменам. Губернатор поблагодарил строителей и пожелал, чтобы физкультурно-оздоровительный центр никогда не пустовал. В комплекс вошли спортзал, ледовая коробка, детская игровая площадка. Генеральный директор строительной организации ООО «Интер-Сервис» В.В. Юпатов вручил куратору комплекса, директору средней школы №2 А.А. Макееву, символический ключ.
В 2009 году была построена площадка с искусственным покрытием.
В доме № 14 жил полный кавалер ордена Славы Степан Тимофеевич Карабанов (1905-1978).
Он родился в Дерябкине Спасского уезда. Еще до войны ему пришлось трижды возглавлять артель «Красные всходы» в родном селе. В ноябре 1941 года С.Т. Карабанов был призван на фронт. За проявленную отвагу и мужество осенью 1943 года был награжден первой боевой медалью «За отвагу».
Храбро сражался в боях под Новороссийском. За освобождение Кавказа получил орден Славы 3 степени. За Сандомитскую операцию Степан Тимофеевич получил орден Славы 2 степени. Он уже был командиром саперного отделения. В боях на реке Охве его взвод обеспечил переправу пехоте, обезвредив 150 мин противника, под неприятельским огнём восстановил мост при форсировании реки Морава в Чехословакии. На чехословацкой земле Карабанов встретил праздник Победы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1945 года старший сержант С.Т. Карабанов был награжден орденом Славы 1-й степени. Он стал полным кавалером этого ордена. В городском парке в аллее Героев установлен его бюст.
Двухэтажный кирпичный дом № 18 является украшением улицы. Центр его юго-восточного фасада подчеркнут фигурным аттиком с круглым окном и килевидным завершением. Поле аттика декорировано кирпичной выкладкой. Между окнами, оформленными лучковым завершением, расположены филенки. Углы здания рустованы. Оно имеет форму куба, покрытого вальмовой (четырехскатной) крышей. С северо-восточной стороны здания расположена двухэтажная пристройка. Стены дополнительно украшены накладками из кирпича всевозможной формы. Элементы декора переходят и на другие фасады. Внутренняя планировка здания изменена.
Ранее здесь располагался горсовет, затем профессионально-техническое училище, теперь – частный продуктовый магазин и офис предпринимателя М.А. Свищева. Предположительно, дом принадлежал купцу II гильдии Никифору Ивановичу Кудинову, имевшему в 1890-х годах две бакалейные лавки и постоялый двор.
Дом № 29/31 – городская усадьба конца XIX – начала XX в.в. Комплекс включает в себя два здания, расположенные на одной линии. Это жилой дом и амбар (хозяйственная постройка). Такой комплекс был характерен для городских усадеб г. Спасска, иногда к ним добавлялся еще каретный сарай. Это единственная в городе полностью сохранившаяся городская усадьба дореволюционного периода.
Дом одноэтажный, деревянный, обшит тесом, под вальмовой крышей. Семиоконный фасад вытянут вдоль улицы. Вход с улицы оформлен в виде башенки под шатровой крышей с декоративной аркой на спаренных колоннах. К башне с западной стороны примыкает остекленная веранда. Центр уличного фасада был подчеркнут балконом на цоколе, ныне утраченным. Окна прямоугольные. Наличники накладные со щипцовым завершением. Свесы крыши и шатра, опирающиеся на фигурные кронштейны, украшены подзором.
Кирпичный амбар находится рядом с домом. В юго-восточной части амбара помещалась конюшня. Другая часть использовалась под складское помещение. Дворовый фасад здания украшен широким проемом с пилястрами и окнами по бокам. Проемы окон, кроме чердачного, имеют лучковое завершение. Уличный фасад с тремя ложными окнами имеет двойные полуколонки по углам; карниз с аттиком и круглым чердачным окном по центру. Несколько лет назад была предпринята попытка модернизировать здание, и часть стен была закрыта обшивкой.
В жилом здании после революции располагались различные учреждения, в первые годы Великой Отечественной войны – военкомат. Затем здание принадлежало детскому дому. В последние годы оно пустует.
В доме № 34 (№32 по старой нумерации) жили сотрудники эвакогоспиталя №4470, который в 1941-1942 годах был расквартирован в городе.
Дом № 32 принадлежал почетному гражданину города юристу А.Р. Барыкину.
В 1856 году в Спасске была построена тюрьма – каменное двухэтажное сооружение на 35 мест. Уличное пространство перед тюрьмой называлось Приходская площадь (1900 год), в 1920-х годах – Коммунальный переулок. В 1859 году на площади перед тюремным замком состоялось публичное наказание жителей Спасска, принимавших участие в разгроме питейных заведений города, так называемых «питейных бунтах». Позже при тюрьме были открыты церковь и больница.
Тюремная церковь на верхнем этаже здания была устроена на средства купца Е.Г. Щеглова и освящена во имя иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость». С 1890 года священником в церкви был Н.Н. Дьяконов.
Ныне здание бывшей тюрьмы находится в составе ПТУ №9.
В 1939 году кадры механизаторов для сельского хозяйства готовила районная колхозная школа. До организации в 1958 году ПТУ №9 несколько раз менялось название этого учебного заведения, готовившего трактористов, комбайнеров, шоферов, механизаторов животноводческих ферм и других специалистов для сельского хозяйства. Училище давало не только профессиональное, но и общее среднее образование (с 1983 года). Сейчас оно располагает современными учебными корпусами и общежитием. Подготовлено около 15 тысяч специалистов. Первым директором этого учебного заведения был П.К. Смельгевич. Около 20 лет руководил училищем Иван Васильевич Ползунов. Долгое время возглавлял ПТУ заслуженный учитель системы профтехобразования России Владимир Иванович Мизюканов.
Практически напротив училища располагается Центральная районная больница, которая была открыта в 1869 году как земская на базе городской больницы, действовавшей с 1797 года. В земской аптеке провизором был Фёдор Герхен с женой Александрой Павловной Герхен.
Первые пять лет больница размещалась в наемном помещении, в 1875 году были возведены 2 корпуса: мужской на 25 коек и женский на 15 коек. В эти годы в больнице работали земские врачи Л.К. Ивашевич, В.П. Зинович-Кащенко, Я.В. Вадковский, который прослужил более 30 лет.
В городской больнице в 1830-х годах подлекарем служил дед Александра Ивановича Куприна Иван Дементьевич Куприн, а отец писателя Иван Иванович был письмоводителем в городской больнице в 50-х годах XIX века.  Во главе больницы стоял штаб-лекарь Станицкий.
Ежегодная смета больницы составляла тогда 8 тысяч рублей, земской аптеке выделялось 800 рублей. Позднее земская управа на медицинские нужды, содержание больницы, участковых фельдшеров, оспопрививателей ежегодно выделяла на весь уезд около 20 тысяч рублей. В таких условиях больница существовала до 1900-х годов.
В 1890-х годах в земской больнице работали врачи: Яков Васильевич Вадковский, Сергей Николаевич Поздняков, Сергей Александрович Порта, Дмитрий Петрович Райский. Провизором земской аптеки до 1897 года был Д.Ф. Сыроватский, после него С.И. Коган и А.С. Трусовский.
В 1906 году больницу возглавил хирург Александр Иванович Балашов. Прибыв в Спасск, он нашел, что в больнице царит антисанитария, и распорядился провести в здания водопровод. Александр Иванович открыл хирургическое отделение, делал много операций, чем и прославился в округе. А.И. Балашов занимался научной работой, публиковал статьи в профессиональных журналах. В 1929 году он работал уже в Пензенской больнице (ныне областная больница им. Н.Н. Бурденко).
С 1929 года главным врачом районной больницы работал М.А. Волков, умелый хирург. Он добился, чтобы больнице был отдан «на вечное пользование» Барабошкин сад. В больнице к тому времени было 100 мест, медперсонала 53 человека, работал зуботехнический кабинет, консультация «Охват матерей и младенцев», где было 3 врача. С 1938 по 1945 гг. главным врачом больницы работал Н.Я. Якименко.

В народной благодарной памяти осталось имя Ивана Максимовича Кошелькова (1917-1982), уроженца с. Устья. После окончания Казанского медицинского института в первые годы войны он начал трудиться в районной больнице. 34 года он служил верой и правдой медицине и своим землякам, освоил многие врачебные профессии. Его наградили орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почета».
Заслуженным уважением пользовалась врач-педиатр Антонина Есакова, которая неоднократно избиралась депутатом городского совета. Главными врачами районной больницы работали Г.В. Кельманский, В.П. Юмашев, В.Г. Юрочкина, П.В. Силаков, Е.Д. Какурина, А.А. Фриндак. В годы работы последнего была построена новая поликлиника на 250 посещений.
Была огромная нужда в возведении нового здания стационара больницы. Его построили в 1982 году, и эта тяжелая работа легла на плечи главного врача Антонины Александровны Дружининой, заслуженного врача РСФСР, почетного гражданина города. Было построено трехэтажное здание, хозяйственный блок, квартиры для сотрудников. Главным врачом А.А. Дружинина работала до 2001 года, сменил ее на этом беспокойном посту Владимир Викторович Атякшев.
Возле больницы находится Больничный парк. До революции это был единственный городской парк, где действовал Летний театр. В 1919-1920 годах в этом театре (Красноармейском клубе) играла труппа Московского камерного театра. Актером и режиссером был наш земляк, ученик Станиславского Константин Георгиевич Турусов (Сварожич). Он неоднократно приезжал в наш город вместе со своим другом, актером Николаем Михайловичем Церетелли. К сожалению, здание театра не сохранилось до наших дней.
В юго-западной части парка располагается братская могила. В 1919 году на ней был установлен памятник в виде четырехгранного усеченного обелиска, поднятого на постамент. В конце 1960-х годов на двух гранях обелиска были укреплены мемориальные доски с портретными барельефами чекистов, погибших при подавлении Хомутовского мятежа 1918 года: Р.К. Васяева – сотрудника устьинской волостной милиции и В.М. Куликова – сотрудника Спасской уездной ЧК. В могиле захоронены и члены красноармейского отряда Дмитриев и Столяров. Здесь же находится могила председателя уездного совета Ефима Прокофьевича Решетника (1884-1923). Она расположена слева от обелиска, обложена кирпичом, в 1967 году на ней была установлена плита. Так-же в парке захоронен Ф.С. Галишников – местный советский работник.
Рядом с районной больницей располагается Спасский аграрный техникум. В Спасском уезде еще в 1890-х годах земством поднимался вопрос о помощи сельским хозяевам механиками, умеющими обслуживать появившиеся сельскохозяйственные машины: молотилки, веялки, сортировки, машины, перерабатывающие сельскохозяйственную продукцию. Особенно активно вопросами открытия специального учебного заведения занимался член земской уездной управы и училищного совета Дмитрий Александрович Кугушев. Разрешение пришло в Спасск в 1906 году, и низшая ремесленная школа начала свою деятельность с сентября месяца. Было набрано 50 человек молодежи, окончившей начальные училища. Из них в школе за четыре года должны были подготовить слесарей и ремонтников сельскохозяйственных машин. Плата за обучение составляла 5 рублей в год. Заведующим школой до 1918 года служил Николай Михайлович Бобков.
Средства на организацию школы отпускало губернское земство, помогала и уездная земская управа. Строительство здания училища и снабжение его специальным оборудованием взяло на себя Министерство просвещения.
В училище изучались не только технические, но и гуманитарные предметы. Полный курс школы давал свидетельство мастеров и подмастерьев слесарного и кузнечного дела. Слесарное дело преподавал Василий Евгеньевич Новиков. Под его руководством в школе была изготовлена конная молотилка с подсевными решетами. Ее демонстрировали в Москве на сельскохозяйственной выставке, где молотилка получила серебряную медаль. В ремесленной школе выполняли заказы и для населения на слесарные и кузнечные работы, что было статьей доходов для школы. Так она просуществовала до 1918 года. С ликвидацией земства прекратила свое существование и школа.
С 1 сентября 1932 года на базе бывшей ремесленной школы открылся техникум механизации сельского хозяйства. Первым директором техникума был Зиновий Афанасьевич Ломакин. Учебное заведение подчинялось Наркомату совхозов. По его распоряжению от свинсовхоза было выделено техникуму 300 га земли. Вначале техникум выпускал механиков, а с 1952 года – и специалистов по электрификации.
Учебное заведение носило статус совхоза-техникума, в настоящее время — аграрный техникум. В семидесятые годы были построены учебные корпуса, общежитие. В 1991 году открылись отделения «Экономика, бухгалтерский учет и контроль», «Организация крестьянских (фермерских) хозяйств».
Сейчас в техникуме обучается около 900 студентов, всего подготовлено более 12 тысяч специалистов. Среди выпускников – известные спортсмены А. Мотин, В. Фролягин, В. Трифинюк, А. Перевозчиков, Герой Советского Союза Ф.К. Сарычев, генерал-полковник В.С. Родин, ученые И.П. Захматов и Ф.Ф. Алуев, руководители района Н.В. Львов, А.А. Рогожкин.
Среди преподавателей – заслуженные учителя В.К. Ацепаев, В.А. Суроваткина, почетный гражданин города Г.З. Ломакин. Директорами техникума были В.К. Ацепаев, А.И. Колесников, ныне – В.И. Никирин.
7 сентября 2000 г. на здании аграрного техникума была открыта мемориальная доска в честь Ф.К. Сарычева, Героя Советского Союза, уроженца Наровчатского района.
В дни подготовки к празднованию 65-й годовщины Великой Победы на территории первого корпуса был открыт памятник преподавателям и выпускникам техникума, погибшим в годы Ве-ликой Отечественной войны.
Рядом с общежитием техникума расположен стадион «Колос». В начале июня 2004 года в районе проходили областные летние спортивные игры, посвященные 65-летию образования Пензенской области. Три дня на стадионе проходили спортивные соревнования. На открытие игр прибыли высокие гости: губернатор В.К. Бочкарев, его заместители Р.Б. Чернов и Е.А. Столярова, депутат Государственной Думы И.Н. Руденский, министры областного правительства В.Г. Резниченко и Ю.П. Скачков, председатель областного комитета по физкультуре, спорту и туризму А.А. Логинов. В параде участников игр принимали участие глава района А.М. Свищев и мэр города Ю.Б. Ахрамеев. Спортсмены района в этих соревнованиях заняли 2-е место.
За первым корпусом техникума в овраге в 1918 году были расстреляны и захоронены участники Хомутовского восстания.
***
Улица Володарского, ранее Арзамасская, первоначальное название получила по направлению дороги по этой улице на Арзамас и далее на Нижний Новгород. В 1918 году улица была переименована в честь убитого эсером революционера В. Володарского (1891-1918; настоящие фамилия и имя М.М. Гольдштейн).
На месте дома № 1 раньше находилось приходское училище при Соборной церкви, открытая в 1834 году. В 1914 году заведующим и законоучителем в ней был протоиерей Федор Степанович Славин, учителями – Ольга Николаевна Олгасовская и Мария Гавриловна Троицкая. После октябрьской революции в этом здании находилась начальная школа, которую называли соборной школой.
Дом № 2 принадлежал раньше купцу Филимону Осиповичу Барабошкину, неоднократно избиравшемуся гласным городского собрания. На первом этаже располагалась лавка, на втором – съемные квартиры и кабинет зубного врача. Рядом находился большой фруктовый сад. Ныне в доме работает комплекс магазинов «Тройка».
В доме № 6 жил Герой Советского Союза Александр Фёдорович Лёвин (1922-2006). Хотя он родился в с. Неверкино Пензенской области, жители Спасска считают его своим земляком. Звание Героя Советского Союза было присвоено А.Ф. Лёвину 23 октября 1943 года за участие в операции по форсированию Днепра. Он с небольшой группой бойцов захватили плацдарм и удерживали его в течение трех суток, отразив 17 контратак противника. Лично Лёвин уничтожил много немцев, подбил бронемашину, был ранен, но не покинул поле боя. После войны остался в армии, с 1948 года – подполковник запаса. С 1964 года Александр Фёдорович жил в Беднодемьяновске, работал в редакции газеты «Луч коммунизма» (1973-1987), в аппарате райкома КПСС, преподавал в училище. Он награжден орденами Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны I степени, медалями. А.Ф. Лёвин – почетный гражданин Спасска. В городском парке установлен его бюст.
Дом № 9 – жилой дом, построенный в конце XIX – начале XX века. Одноэтажный, с подвалом, прямоугольный в плане кирпичный дом стоит по красной линии улицы. Здание выполнено с использованием классических архитектурных форм.
Главный северо-западный фасад имеет трехчастную симметричную композицию, в которой трехоконный центр подчеркивается боковыми частями. Эти боковые части выделены пилястрами и увенчаны фигурными аттиками, в которых прорезаны круглые окна. Оконные проемы центральной части здания подчеркнуты наличниками и контрналичниками с лучковыми сандриками. Под окнами расположены филенки. Карниз здания отделан кронштейнами. Дом находится в частном владении и частично перестроен, внутренняя планировка изменена еще раньше, когда в здании находился народный суд.
Дом № 20 связан с именем Виктора Алексеевича Петрунина. В.А. Петрунин окончил среднюю школу № 1 г. Спасска. Работал директором Государственного научного центра научно-исследовательских институтов органической химии и технологии, профессор, доктор химических наук (1977 год).
Дом № 40 известен как дом Шустиковых.
Дом № 68 и дом № 70 принадлежали раньше Лётиным. В 1920-х годах здесь находились начальные школы, так как детей в городе было очень много. Потом дом №68 был отдан под кварти-ры, а в доме №70 находилась Семенная инспекция. Во дворе сохранился кирпичный амбар.
В 1961 году в городе открылось новое предприятие. Это была «Абашевская керамика» – керамический цех Пензенской фабрики игрушек. Располагался цех в самом конце улицы Володарского. Инициатором его создания был второй секретарь обкома КПСС Г.В. Мясников. На базе цеха предполагалось возродить производство абашевской игрушки и других керамических изделий.
С цехом связана деятельность известного абашевского игрушечника А.Ф. Зоткина, художника-прикладника Т.Н. Зоткина. Сырьем для производства служила особая абашевская глина. Уже в середине 1970-х годов изделия фабрики поставлялись во многие города страны, демонстрировались на всесоюзных и зарубежных выставках. В 1990-х годах фабрика закрылась. Ныне делаются попытки возродить народный промысел.
***

Улица Пролетарская ранее называлась Карасёвская. Переименована в первые годы советской власти. Первоначальное имя улице дала семья купцов Карасёвых.
В доме № 48 в 1917 году усилиями купца Н.А. Хельгрена и часового мастера П.М. Камыкина открылся электротеатр «Грезы», но действовал он недолго.
В 1921 году уездным отделом народного образования был открыт кинотеатр «Грезы», который просуществовал до 1923 года, а затем слился с партийно-профсоюзным клубом.
В доме № 50-а, который находится во дворе дома № 48, располагается редакция газеты «Вестник». Уездная газета «Красный пахарь» (редактор Пустовалов) стала выходить с 15 декабря 1918 года. Это название она сохранила до 1920 года, затем несколько раз меняла название, в том числе с 1965 по 1990 год – «Луч ком-мунизма», а с 1991 года – «Вестник».
С газетой связано имя Анны Ивановны Грибовой-Решетник. Она в 1921 году приехала в Спасск и была редактором газеты «Плуг и молот» до 1923 года. После смерти мужа, Е.П. Решетника, она переехала в Пензу, где редактировала журнал «Под знаменем ленинизма» – одно из интереснейших местных изданий, была заместителем редактора губернской газеты «Трудовая правда», состояла в редакции краевой газеты «Средне-Волжская коммуна». Позднее А.И. Грибова-Решетник работала в секретариате ВЦИКа и ВЦСПС. За свою деятельность она награждена орденом Трудового Красного Знамени.
Заместителем редактора газеты был Владимир Бубекин (1884-1937). В уездном комитете комсомола он отвечал за военно-спортивный отдел. В конце 1923 года его перевели в Пензу в губернский комитет комсомола. С 1925 года В. Бубекин работал в ЦК комсомола, с 1932 года редактировал «Комсомольскую правду».
Перед Великой Отечественной войной в районной газете работал корректором В.Д. Кочетков, будущий герой Сталинградской битвы.
Главные редакторы газеты часто менялись. В 1970-х годах редактором был В.А. Кижняев, ставший профессиональным писателем. С 1973 по 1987 год газету редактировал А.Ф. Лёвин, Герой Советского Союза. Об этом напоминает мемориальная доска при входе в редакцию. Долгое время в редакции трудились Н.Я. Кирсанов, Н.И. Соколова. В настоящее время главным редактором является Т.Д. Барыкина.
Дом № 54 – четвертый корпус аграрного техникума. Если посмотреть на здание со стороны двора, то видно, что средняя часть его как бы выступает из общей линии. Ранее это было общежитие техникума, после пожара и возведения пятиэтажного общежития на улице Коммунальной здание было перестроено под учебный корпус.
До 1930 года здесь находилась единоверческая Никольская церковь. История ее возникновения такова. В 1872 году в городе сгорела староверческая часовня, поэтому служба проходила в домах купцов-старообрядцев. Остро стоял вопрос о возведении нового здания. При финансовой помощи прихожан купец Киприан Васильевич Карасев одно из своих зданий перестроил в 1883 году под единоверческую церковь, освященную во имя Николая Чудотворца. А сам жил рядом в другом своем доме.
Церковью пользовались 77 прихожан. 6 января 1883 года в этот храм был рукоположен священник Кирилл Фролович Абрамкин, 1836 года рождения. За усердную службу он был награжден набедренником в 1893 году.
В доме № 99 жил Николай Тимофеевич Шуркин (1933-2004). Он окончил Кузнецкий ветеринарный техникум, Московскую ветеринарную академию. Работал в совхозе «Беднодемьяновский» (1958-1967). Директор совхоза «Зубовский» (1967-1983), начальник Беднодемьяновского РСУ (1984-1987), зам. председателя РАПО (1987-1991), глава районной администрации (1991-1993). Награжден орденами «Знак Почета», Трудового Красного Знамени, Октябрьской революции, медалями.
В доме № 103 жили Ползуновы Иван Васильевич и Антонина Васильевна.
И.В. Ползунов (1918-1997) родился в с. Сияново Беднодемьяновского района. Закончил Беднодемьяновскую школу и техникум, Сумское артучилище. В начале августа 1941 года старший лейтенант Ползунов был назначен командиром батареи. Принимал активное участие в битве под Москвой в составе 19-й отдельной стрелковой бригады, командовал батареей 76-миллиметровых пушек на Волоколамском направлении, освобождал Тарусу. Участник боев под Сталинградом и на Кавказе. Освобождал Краснодарский край, Крым, Севастополь, участвовал в Ясско-Кишиневской операции. Далее боевой путь И.В. Ползунова пролегал по Румынии, Венгрии, Чехословакии. После мобилизации работал в ПТУ № 10, много лет был директором училища. Почетный гражданин города.
Его жена Антонина Васильевна Андрюнина (1921-2003) прошла по дорогам войны санинструктором полевого госпиталя. После возвращения домой работала в аппарате райкома партии, воспитателем и директором детского дома. Антонина Ивановна и Иван Васильевич воспитали троих детей.
Сохранился старый дом № 105, в котором жил купец Степан Климович Девиченский, городской староста в 1903-1912 годах, учредитель общественной городской библиотеки, земский деятель. Он содержал трактир и гостиницу на Соборной площади. Его сын Николай стал преподавателем ВГИКа.
Переулок Пролетарский соединяет улицу Пролетарскую и улицу Решетникова. В доме № 103 живет почетный гражданин города Виктор Петрович Саунин. Он является самым «плодовитым» краеведом в Спасске.
Им написано несколько книг: «На пределе сил» (2000), «След на земле» (2003), «История Спасского края» (2004), «Годы и люди» (2005), «Спасские истории» (2006), «По спасским весям» (2007) и другие. Не имея возможности пользоваться полной источниковедческой базой, Виктор Петрович сумел найти свою нишу в краеведении. Он рассказал читателям о многих людях, чем-то интересных автору, о работе местных организаций, о работниках милиции, культуры, школ и т.д. Ну и, конечно, о своей жизни и труде, сверстниках и земляках.
***
Улица Советская, бывшая Дворянская, расположена параллельно улице Коммунальной.
По сведениям И.Г. Коробкова, в начале улицы в угловом здании (дом № 1) действовали «Конояровские номера» – трактир и гостиница. 
В доме № 3 в 1936 году находился радиоузел. В 1938 году в городе было 220 радиоточек. В годы Великой Отечественной войны, когда в городе располагался эвакогоспиталь № 4470, в этом доме жили сотрудники госпиталя.
На улице располагается большое количество старых, дореволюционной постройки зданий, принадлежность которых пока установить не удалось. Возможно, это дома спасских дворян.
Дом № 24 – комплекс зданий бывшего детского дома № 1, еще раньше здесь располагался Детский городок. Сейчас в доме находятся районный отдел образования и детский садик. Угловое здание известно в городе как «желтая гимназия», открытая в 1909 году. Здесь 6 лет обучались девочки и, если заканчивали 7 класс, то получали право преподавания – их называли домашними учительницами. Многие из них работали учителями в городе и окрестных селах. Руководила гимназией Клеопатра Александровна Плесская.
Практически напротив располагалось трехэтажное здание, принадлежавшее Иосифу Ивановичу Россети. До революции в этом здании находились земская управа, земская аптека. Во время установления советской власти в доме располагался большевистский штаб совета, руководивший восстанием. В 1918 году здание было передано уездному совнархозу. Затем здесь была школа. В годы войны дом сгорел. Пожар тушили заключенные «Вяземлага», несколько человек из них погибло.
Дом № 46, где сейчас располагается ветлечебница, принадлежал Василию Дмитриевичу Соболеву. Рядом был огромный сад, где росли 170 яблонь разных сортов, дававших хороший урожай. Сад сдавался в аренду. Рядом находилась ветряная мельница.

ица Революционная до 1918 года называлась Подьяческой. Это название появилось, видимо, в конце XVIII – начале XIX века, когда началось заселение этой улицы (подьячий – канцелярский служащий, столоначальник).
Дом № 9 в середине XIX века принадлежал дворянину П.А. Батурину, уездному исправнику, а потом его сыну, надворному советнику С.П. Батурину, земскому деятелю. В начале 1900-х годов дом был отдан под дворянский клуб. Здание имело форму прямоугольника с двумя выступами: один на всю длину дворового фасада с двумя верандами и крыльцами входов, другой был соединен тамбуром с крыльцом под четырехгранным шатром на резных столбах на главном фасаде (примерно на месте теперешнего входа).
Вход вел в квадратный холл, вокруг которого находились три малые гостиные. Вдоль главного и северо-восточного фасадов анфиладно располагались залы. Окна были обрамлены наличниками с сандриками и волютами, над которыми располагался широкий фриз тройных щипцов из накладных реек. Карниз был украшен подзором.
Здесь проводились дворянские собрания, иногда земские собрания, заседания съезда мировых и почетных судей, так как в просторных гостиных могли сразу разместиться несколько десятков человек.
Клуб служил и местом отдыха. В начале 1900-х годов именно здесь К.Г. Турусов и спасская молодежь устраивали любительские спектакли.
После установления советской власти здание называлось красноармейским клубом, Домом народа (1919 год), потом, в 1920-х годах, партийно-профсоюзным клубом.
В ноябре 1918 года здесь проходила I уездная конференция партии большевиков, на которой Г.П. Дёмин был избран руководителем уездного комитета.
Деревянное одноэтажное здание несколько раз перестраивалось. В 1920-х годах здесь был отдел народного образования, потом детский садик. В 1990-х годах к зданию был сделан пристрой, дом обложен кирпичом, оконные рамы заменены пластиковыми. В здании открылось казначейство. Сегодня здесь расположено отделение Пенсионного фонда.
В доме № 21 живет Шпагин Виктор Алексеевич, почетный гражданин города, заслуженный учитель школы РСФСР, бывший директор школы № 1 г. Спасска.
***
Пригородная слобода, позднее улица Солдатская, теперь улица Аляпкина, располагалась практически параллельно дороге на Москву. В этом районе расквартировывались в XVIII-XIX веках солдаты следующих военных соединений: в 1757 году – Ярославский пехотный полк, в 1820-1830-х годах – Углицкий егерский полк, в 1880-х годах – 1 рота 76-го пехотного резервного батальона и другие.
Ранее в районе слободы располагались сады, в том числе «Щукин сад». По воспоминаниям старожилов, в саду росли прекрасные яблоки сорта антоновка, которые отправляли даже за границу.
На месте современного дома № 11 в небольшом домике в семье крестьянина родился Иван Матвеевич Аляпкин (1921–1951). В 1942 году он был призван в Красную Армию. Воевал на Воронежском, Степном и 2-м Украинском фронтах в качестве механика – водителя танка.
В тяжелых наступательных боях за Правобережную Украину в районе хутора Орловка Днепропетровской области старшина Аляпкин в октябре 1943 года спас раненого командира батальона. В том же бою экипаж танка И.М. Аляпкина уничтожил два противотанковых орудия, пять пулеметных точек, большое количество солдат, офицеров и техники противника.
Когда загорелся его танк, И.М. Аляпкин умелыми маневрами сбил пламя и вывел подбитый танк с поля боя, спас жизнь экипажу. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1944 года ему присвоено Звание Героя Советского Союза. Он награжден орденом Ленина, медалями. После войны И.М. Аляпкин демобилизовался. Жил и работал в Спасске (Беднодемьяновске) на автотранспортном предприятии, трагически погиб в 1951 году. На административном здании автотранспортного предприятия 5 мая 2000 года была установлена мемориальная доска. Имя Аляпкина носит бывшая Солдатская улица, где родился и жил герой. В 1985 году в городском парке в аллее Героев был установлен бюст И.М. Аляпкина.
***

Пригородная слобода Бордадыновка (бардадым – название карточной игры), а затем одноименная улица, наверное, вызывает грустные воспоминания у жителей старшего возраста. Это была дорога к ближайшей железнодорожной станции Торбеево. Именно по этой улице уходили беднодемьяновцы в 1941 году на войну, и родственники, провожая их, понимали, что многих видят в последний раз. Именно по этой улице везли на телегах в госпиталь раненых. Именно по этой улице возвращались солдаты-победители в 1945-м. Много слез видела эта улица, много и радости.
В 1951 году улица Бордадыновка была переименована в улицу имени Чернышева.
Наш земляк Прокофий Григорьевич Чернышев (1901-1922) был обыкновенным абашевским мальчишкой: учился в школе, играл с друзьями, помогал родителям... В 1919 году Прокопий был призван в ряды Красной Армии и зачислен в Пензенский полк. Участник гражданской войны на Урале. После окончания военных действий П.Г. Чернышев продолжал службу в составе 154-го Архангельского полка 18-й Ярославской стрелковой дивизии в Подмосковье. 28 июня 1922 года Чернышев нес караульную службу у военных складов, которые загорелись. Он не ушел со своего поста и погиб. За свой подвиг П.Г. Чернышев был награжден орденом Красного Знамени. Его имя носят бывшие Александровские казармы и площадь в Москве, улица и школа в родном селе Абашево.
Слева от улицы Чернышова на Колёбиной горе находится старое кладбище. Здесь похоронены Турусовы, Карасёвы, Красильниковы и представители других старообрядческих семей города. Ранее кладбище со старообрядческой часовней было обнесено деревянной оградой. На могилах купцов и зажиточных горожан стояли гранитные и мраморные памятники и кресты.
Кладбище действует и в наши дни. Но от прежнего благолепия и ухоженности мало что осталось. В 1930-е годы многие памятники были уничтожены, разбиты или использовались для хозяйственных нужд, таким образом, старообрядческий некрополь не сохранился.
***
Улица Успенская получила свое название потому, что на ней располагалось городское православное кладбище с церковью Успения Пресвятой Богородицы. В 1923 году улица была переименована в улицу имени Решетника.
Ефим Прокофьевич Решетник (1884-1923) родился в Белоруссии, революционер, советский работник. В 1921-1923 годах – председатель Спасского УИКа, член Пензенского губисполкома, делегат VII-X Всероссийских съездов Советов. Умер молодым от болезни, похоронен в Больничном парке. Ему посвящена книга «Сын революции» (Спасск, 1923).
Городское кладбище раньше располагалось, как и положено, за городом. В 1788 году там была построена деревянная малого размера церковь в честь Успения Божьей Матери с отдельной деревянной колокольней. В 1820-х годах к церкви была пристроена трапезная и, таким образом, она была соединена с колокольней. Но в 1865 году по причине ветхости храм был запечатан, то есть закрыт.
Через два года кладбищенская церковь была полностью разобрана и перестроена по новому плану «…тщанием спасского купца Евфима Григорьевича Щеглова с пособием от горожан». Храм был поставлен на прочный каменный фундамент, крыт железом, обшит тесом, снаружи выкрашен масляной краской. Церковь имела в плане вид креста. Оконные рамы были железными, заменяющими решетки. Внутри стены были оштукатурены, алтарь был расписан сценами из священного Писания.
В 1875 году на южном углу кладбищенской ограды староста соборной церкви купец В. Маков построил каменную одноэтажную крытую железом богадельню, позднее эта богадельня стала носить его имя.
Вокруг кладбища была построена деревянная ограда. Само кладбище было разбито дорожками на кварталы и обсажено вокруг деревьями.
13 июля 1869 года было совершено освящение храма. Церковь была холодная, и поэтому зимой в ней не совершалось богослужение.
Позднее кладбище с двух сторон (по улицам Успенской и Вихровской) было обнесено кирпичной оградой, которая была разобрана в годы Великой Отечественной войны заключенными Вяземлага для строительства федеральной трассы.
На кладбище было много богатых гранитных и мраморных памятников на купеческих могилах, некоторые с балдахинами. В 1930-е годы храм был разрушен. Ломать церковь были посланы комсомольцы. По городским преданиям, все ломавшие храм не были счастливы в будущем, а один комсомолец упал с чердака церкви, разбился и после длительной болезни умер. Вместе с храмом были разрушены и захоронения именитых граждан – Сазонкиных и других.
До наших дней сохранились старинные памятники на могилах купца Н.Ф. Коноярова (1822-1882), доктора И.И. Кузнецова (1853-1912), священника Г.И. Реморова (?-1888), кандидата Казанской духовной академии С.Ф. Славина (1874-1901) и других.
Сохранилось захоронение участников Хомутовского восстания 1918 года. Недавно над их могилой был построен навес, установлены плиты с именами хомутовцев.
На кладбище похоронены Герои Советского Союза И.М. Аляпкин, А.Ф. Лёвин, кавалер ордена Славы трех степеней С.Т. Карабанов.
***
Улица Тинчурина располагается между улицами Володарского и Красной. Эта сравнительно новая улица в один квартал носит имя Карима Галиевича Тинчурина – известного драматурга и театрального деятеля. Заслуженный артист Татарской Республики родился в деревне Татарской Таракановке (ныне Белоозерка) в крестьянской семье. Учился в сельской школе, затем в Казани в медресе в 1900-1905 годах, откуда был исключен за участие в студенческих волнениях.
С 1910 года жизнь К.Г. Тинчурина была связана с татарским театром, с труппой «Сайяр», для которой он писал свои пьесы, стал художественным руководителем и режиссером. К.Г. Тинчурин – автор пьес «Юсуф и Зулейха», «Попугай», «Американец», «Голубая шаль», «Их было трое» и других, ставших значительным явлением в национальной драматургии. В 1922 году приезжал на родину. Был репрессирован, умер в лагере. Реабилитирован по-смертно. В номере газеты (1967, 14 сентября), посвященном юбилею писателя-земляка, опубликованы воспоминания его жены З.Г. Тинчуриной и татарского драматурга Р.Ф. Ишмуратова. Они в 1967 году приезжали в Беднодемьяновский район с группой татарских писателей и деятелей искусства, побывали на родине Тинчурина в селе Таракановке, а в Татарском Шелдаисе встретились с жителями села.
В районном музее один из стендов посвящен жизни и творчеству К.Г. Тинчурина.
***
Улица Иванова – бывшая пригородная слобода Ломовка. Через слободу по улице Набережной через мост шла дорога на Нижний Ломов, что и обусловило название слободы, а затем и улицы.
В 1988 году улица была переименована в честь Героя Советского Союза Дмитрия Павловича Иванова (1923-1985). Он жил на этой улице в доме № 24, а затем долгое время там проживала его сестра Надежда Павловна Иванова, которая очень много лет работала в средней школе № 1 учителем русского языка и литературы.
Дмитрий Павлович в октябре 1941 года был призван в Красную Армию. Гвардии лейтенант Иванов, будучи командиром стрелкового взвода, отличился в наступательном бою 20 января 1945 года. Несмотря на сильный вражеский артиллерийский и пулеметный огонь, Д.П. Иванов первым во главе взвода ворвался в с. Борунов (Польша), уничтожив до 70 фашистов. Преодолев реку Одер, взвод под его командованием отбил несколько контратак превосходящих сил противника, захватил плацдарм и удержал его до подхода основных сил полка. Звание Героя Советского Союза было присвоено Д.П. Иванову 27 июня 1945 года.
После войны он продолжал службу в армии на различных должностях. С 1969 года – полковник запаса. Жил в Воронеже, работал в политехническом институте. Д.П. Иванов награжден орденами Ленина, Отечественной войны I и II степеней, Красной Звезды, иностранным орденом, медалями. Почетный гражданин г. Богучар Воронежской области, похоронен в Воронеже.
***

Одной из пригородных слобод в восточной части города была Малиновка. Теперь это одноименная улица. В середине слободы протекал Малиновский ручей, за которым находились Выселки.
После того как в 1930 году был образован совхоз «Беднодемьяновский», который первоначально именовался свинсовхоз, микрорайон стали называть «совхоз». Ныне здесь расположено ООО «Русь».
В настоящее время в микрорайоне находятся улицы Совхозная, Терешковой, Центральная, Дружбы, Зелёная, Луговая, Пацаева, Рабочая, Интернациональная, Комсомольская и другие.
На улице Совхозной в доме № 35 жила Герой Социалистического Труда, почетный гражданин города (1988 г.) Прасковья Петровна Агапова (1911-2000). Звание Героя Социалистического Труда было присвоено ей 22 марта 1966 года с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот» за достигнутые успехи в развитии животноводства, увеличении производства и заготовок мяса. Более 40 лет П.П. Агапова проработала в совхозе «Беднодемьяновский» рабочей, трактористкой, свинаркой.
***
В «совхозе» есть улица имени Героя Советского Союза Фёдора Григорьевича Коробкова.
Ф.Г. Коробков (1898-1942) был заместителем начальника военно-воздушных сил Военно-Морского Флота, генерал-майором авиации с 1940 года.
Родился в городе Спасске. Окончил городское училище. С десяти лет работал в услужении у купца Макова. Участвовал в первой мировой, гражданской войнах. В 1934 году Ф.Г. Коробков во главе авиационной эскадрильи участвовал в первомайском параде в Москве. В 1936-1937 годах под псевдонимом «генерал Павлович» он воевал в Испании.
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Командовал военно-воздушными силами Краснознаменного Балтийского флота, затем был заместителем начальника управления военно-воздушных сил Военно-Морского Флота. Участвовал в героической обороне Севастополя. 24 апреля 1942 года генералы авиации Ф.Г. Коробков и Н.А. Остряков в сопровождении должностных лиц осматривали авиационные мастерские, расположенные в Севастополе, и попали под авиабомбардировку. Погибли оба генерала, а с ними еще 46 человек, многие были ранены.
На кладбище Коммунаров в Севастополе на могилах Ф.Г. Коробкова и Н.А. Острякова воздвигнут памятник. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июня 1942 года генерал-майору Коробкову Фёдору Григорьевичу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Он был награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени. В апреле 1951 года одна из улиц Севастополя была названа именем героя. В 1986 году в Новочеркасске на доме № 3 по Дворцовой улице была установлена мемориальная доска с надписью: «Здесь с 1933 по 1936 год жил Герой Советского Союза Ф.Г. Коробков».
В Спасске в городском парке в мае 1985 года был установлен бюст Ф.Г. Коробкова.
В годы проведения столыпинской аграрной реформы в городе появились топонимы, связанные с этим событием: Казённый переулок, Отруба. Старожилы города до сих пор говорят: «У них огород на отрубах», т.е. огород расположен при въезде в город со стороны Пензы, в низине и на пригорке. Казённый переулок до сих пор является частью Красного проспекта от улицы Володарского до улицы Кочеткова. Переулок был оставлен «в казне», т.е. был государственной собственностью, для того чтобы у горожан была возможность прогонять стада на «выпуск». По Казённому переулку через плотину мы попадаем на бывшие улицы Самодуровку и Хутора.
По обеим сторонам моста ранее располагались бани, справа Волгушова – кирпичная, а слева Кудряшова – деревянная. Бани были коммерческие, работали для всех желающих. Воду брали из реки, топили дровами. В городе была и еще одна баня – Уханова – около Ломовского моста.
***
Бывшая улица Хутора теперь называется именем Василия Кочеткова (1923-1942) – народного героя, участника Сталинград-ской битвы, уроженца г. Спасска.
После окончания семилетки (средней школы № 1) он работал корректором в редакции районной газеты. Осенью 1941 года его призвали в армию и направили учиться в военное училище. На фронт он попал под Сталинград в 40-ю гвардейскую дивизию Степного фронта. Младшему лейтенанту Кочеткову только что исполнилось 19 лет. Ему поручили командовать стрелковым взводом, которому была поставлена боевая задача – держать оборону высоты, расположенной возле хутора Дубового в районе станицы Сиротинская. 16 гвардейцев четверо суток отражали танковые атаки немцев. Многие погибли. Василий Кочетков был ранен, но продолжал командовать оставшимися бойцами. Третье ранение выбило его из строя. Но танки повернули назад, а подоспевшему подкреплению командир сумел рассказать о бое и погибших товарищах.
О подвиге кочетковцев писали центральные газеты «Правда», «Известия» и «Комсомольская правда».
2 октября 1942 года военный совет фронта посмертно наградил героев. 6 человек во главе с командиром были удостоены ордена Ленина, 10 человек награждены орденом Красного Знамени. В типографии фронтовой газеты была выпущена и доведена до всех соединений фронта листовка, в которой описан подвиг молодых бойцов.
Маршалы В.И. Чуйков, К.С. Москаленко и другие в своих книгах писали о Василии Кочеткове. На Мамаевом кургане у подножия 52-метровой скульптуры «Родина-мать» выбито имя Василия Дмитриевича Кочеткова.
В Государственном музее обороны Сталинграда представлено полотно художника Г.И. Марченко «Подвиг кочетковцев», а в Пензенском краеведческом музее – скульптура работы В. Ларцева. Памятник бойцам есть и в станице Сиротинской, где погибшие лежат в братской могиле. Впоследствии выяснилось, что двое из взвода остались живы. В городском парке Спасска в 1985 году был установлен бюст В.Д. Кочеткова.
В несколько перестроенном виде сохранился дом Кочетковых. Это дом № 52 по улице Кочеткова. Выглядит он следующим образом: деревянный одноэтажный дом на кирпичном фундаменте под двускатной крышей. В плане дом прямоугольный, поставлен торцом к улице в глубине палисадника. По лицевому фасаду расположены три окна с наличниками, имеющими накладные детали. Дом является примером характерной для города постройки жилого дома.
***
Пригородная слобода Самодуровка позднее была переименована в улицу Заречную. В XIX веке здесь действовали поташный завод и 12 небольших предприятий по производству кирпича.
Жители этой улицы и улиц Хутора и Бордадыновка организовали первый в городе колхоз «Большевик» в феврале 1930 года. В колхоз вошли 145 хозяйств, 541 человек.

Вот и заканчивается наше путешествие по Спасску. Конечно, город почти за 350 лет своего существования значительно вырос. Если в 1795 году площадь города составляла 113 десятин (примерно 123 га), то в 2010 году – 574 га. Население города составляло в 1795 году примерно три тысячи человек, в 2010 году – 7438 человек. Раньше в городе было три площади и 15 улиц, в наши дни – две площади и 60 улиц.
Появились целые новые микрорайоны: улица Театральная, улица Октября; улицы Новая, Западная, Московская и другие. На них построены добротные особняки с интересной отделкой и оформлением.
К сожалению, в микрорайонах не прослеживается четкая планировка, характерная для «старого» города.
Ежегодно в городе вводится в строй около 2000 м2 жилья. Реализуется программа реконструкции жилищного фонда г. Спасска на 2008-2011 годы, по которой капитально отремонтировано около 20 домов. В 2010 году освоено 28 миллионов рублей из федерального и местного бюджета. Строятся индивидуальные дома для ветеранов Великой Отечественной войны, для молодых се-мей.
На въезде в город со стороны Москвы построены новые современные здания, реконструируются старые. В них расположились мотель, кафе, гостиница и офис по обслуживанию автоперевозчиков, принадлежащие ООО «Назавтотранс», многоотраслевому предприятию, генеральным директором которого является В.А. Названов.
В сфере влияния городской власти находится только несколько организаций по оказанию услуг населению: ООО «Энергосервис», МУП «Жилкомсервис». Объем их продукции и услуг оценивается примерно в 17 миллионов рублей. Действует цех № 18 ОАО «Пенздизельмаш», предпринимаются попытки возобновить работу «Абашевской керамики».
В городе работают 65 торговых заведений, более 160 индивиду-альных предпринимателей, развивается служба такси, инициатором создания которой был А. Мальцев.
В 1988 году горисполком принял решение о присвоении звания «Почетный гражданин города» лучшим его жителям. Среди них Герой Социалистического Труда П.П. Агапова, Герой Советского Союза А.Ф. Левин, учителя И.В. Ползунов, В.А. Шпагин, М.Н. Цыбульская, А.С. Мирошкин, Г.З. Ломакин, Л.В. Виноградов, А.Т. Аряева; партийные работники Н.В. Львов, И.В. Колесников; краевед В.П. Саунин; медработники Н.Г. Рыбникова, А.А. Дружинина; юрист А.П. Барыкин; работник коммунальной службы В.А. Сидорин; предприниматель В.А. Названов.
Решением Геральдического совета при Президенте РФ от 25 января 2002 года новый герб города Беднодемьяновска, утвержденный решением Собрания представителей города от 19 июня 2001 года, внесен в Государственный геральдический реестр Российской Федерации под номером 836. Герб имеет в верхнем левом углу символику Пензенской области – три снопа, а в центре щита – черный четырехугольный крест на золотом фоне, взятый от старого спасского земельного герба времен Екатерины II.
12 октября 2005 года Президент РФ В.В. Путин подписал Федеральный закон РФ № 128-ФЗ «О переименовании г. Беднодемьяновска Беднодемьяновского района Пензенской области в г. Спасск».
Спассцы гордятся своими земляками и своим городом, бережно сохраняют его историю и культуру. 

Источники
1 Забродина Н.И. Краеведческие записки. – Пенза, 2003. – С. 133.
2 Забродина Н.И., Шаракин В.М. Вехи времени. – Пенза, 2002. – С. 25-26.
3 Мельникова А. Булат и злато. – М., 1990. – С. 6-7.
4 Известия Тамбовской ученой архивной комиссии (ТУАК). –Вып.15. – Тамбов, 1877. – С. 12.
5 Там же. – С. 342.
6 Пугачевщина. – Т. 3. – М.-Л., 1931. – С. 302-304.
7 Полное собрание законов Российской империи. – Т. 21. – № 15210.
8 Государственный архив Тамбовской области (ГАТО), ф. 4, оп. 1, д. 15, л. 13.
9 Российский Государственный архив древних актов (РГАДА), ф. 1355, оп. 1, д. 1643, л.1-4.
10 Дубасов И.И. Очерки по истории Тамбовского края. – Кн. 3. – Тамбов, 1888. – С. 108.
11 Белинский В.Г. Собрание сочинений. – Т. 9. Письма. – М., 1982. – С. 7, 722.
12 Известия ТУАК. – Вып. 38. – С. 143.
13 Забродина Н.И., Шаракин В.М. Вехи времени. – Пенза, 2002. –С. 94.
14 Забродина Н.И., Шаракин В.М. Вехи времени. – Пенза, 2002. –С. 208.
15Обзор Тамбовской губернии за 1878 год. – Тамбов, 1879. – С. 193.
16 Вся Россия. – СПб., 1899 год; Адрес-календарь Тамбовской губернии на 1903 год. – Тамбов, 1903. – С. 552.
17 Государственный архив Пензенской области (ГАПО), ф. р.-1111, оп. 2, пофамильные дела; ф. р.-889, оп. 1, д. 6632.
18 Тамбовские епархиальные ведомости. – 1880. – № 16. – С. 348-415.
19 ГАПО, ф. 323, оп. 1, д. 41.
20 ГАПО, ф. р.-1111, оп. 1, д. 21, л. 26-27.
21 Вестник. – 1995. – 2 дек.; 1998. – 9 июля.
22 ГАПО, отд. общ. орг., ф. 148, оп. 2, д. 7778.
23 Пензенская энциклопедия. – М., 2001. – С. 95.
24 Вся Россия. Т. 1. – СПб., 1899; Известия Тамбовской ученой комиссии. – Вып. 38. – Тамбов, 1893. – С. 
25 Сборник-календарь Тамбовской губернии на 1903 г. – Там-бов, 1903. – С. 187.
26 Фролов П.А. А.И. Куприн и Пензенский край. – Саратов, 1984.
27 Годин В.С., Мирошкин А.С. Беднодемьяновск. – Саратов, 1980. – С. 19-20.
28 Вестник. – 2000. – 25 авг.
29 ГАПО, ф. р.-253, оп. 1, д. 1013, л. 5.
30 Справочная и памятная книжка по Тамбовской епархии на 1893 г. – Козлов, 1893.
31 ГАПО, ф. общ. орг. 272, оп. 34, д. 65.
32 Адрес-календарь Тамбовской губернии на 1891 год. – Тамбов, 1891. – С. 162.

 

Перейти к экскурсии "Православная дорога к Сергию Радонежскому."

 

Опубликовать в социальных сетях