TopTurizm Яндекс.Метрика
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Гид-экскурсовод в Пензе Нина Лебедева

 

 Вадинск (бывший Керенск)

Часть 2.  Керенский тихвинский мужской монастырь

 

Керенский Тихвинский Мужской МонастырьКеренский Тихвинский Мужской Монастырь

В 1683 году на восточной окраине города был основан Керенский Тихвинский Богородицкий общежительный женский монастырь, возникновение которого предание связывает с явлением на этом месте чудотворной Керенской Тихвинской иконы Богоматери. Я не ошибласть именно женский монастырь. Об истории которого я и хотела бы Вам рассказать.

 

Итак переместимся в 19 век , в КЕРЕНСКИИ ТИХВИНСКИЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

ОБЩИЙ ВИД, МЕСТНОСТЬ, ПРОСТРАНСТВО


В 1/4 версты от г. Керенска, Пензенской губернии, находится Тихвинский женский общежительный монастырь. Обитель эта по древности своей и святыне, явленной иконе Тихвинской Божией Матери, почитаемой за чудотворную, давно пользуется чествованием в народе и принадлежит к знатным обителям. Вот почему богомольны, совершающие благочестивое паломничество в Киев, Саров, Дивеево и Понетаевский монастыри, священным долгом считают посетить и Тихвинскую обитель.
Отделяясь от г. Керенска рекой Керенкой и обширной ярмарочной площадью, окруженной незатейливыми крестьянскими хижинами, монастырь поместился на самом удобном, уединенном и живописном месте. С трех сторон — запада, севера и юга — он представляет вид открытой местности; только восточная часть обители заслонена от людского глаза густым казенным лесом, подступившим прямо к монастырским стенам, где одна лишь белая глава высокой монастырской колокольни, возносящаяся над вершинами деревьев, служит приметою, что за лесом приютилась обитель.
По склону горы до самых монастырских храмов разведен трудами инокинь обширный плодовый сад, который летней порою одевается роскошной растительностью. В нем растут яблони, вишни, душ, груши, сливы, черемуха, рябина и пр. В мае вся гора цветет, благоухает и представляет дивное поэтическое наслаждение. Высокая конусообразная колокольня и куполы храмов с золотыми крестами живописно рисуются на зеленом фоне монастырского сада и казенной рощи.
Обитель изобилует многочисленными источниками, водою из коих, по своему превосходному качеству, пользуется большая часть жителей г. Керенска. Рощи и источники в летнее время служат для богомольцев отрадным убежищем прохлады и отдохновения. Перед монастырем с западной стороны на горе раскинулся утопающий в зелени, с белоглавыми церквами, каменными и деревянными домами, небольшой г. Керенск. Две довольно широкие и светлые речки Вад и Керенка, прихотливо извиваясь у подножия города, бегут по пригородным слободам, далеко скрываясь на западной границе. В дали от города ютятся деревни и села с зеленеющими полями, пригорками, долинами и дубравами.
Земли при обители усадебной и под постройками значится 16 дес. 950 саж., а именно: под садом 2 дес. 1200 саж., под лесом, где находится пчельник, 1 дес. 800 саж., прудом 200 саж.. строениями, скотными дворами и выгоном 4 д. 350 саж. и огородами 8 д. 800 саж. Площадь внутри монастырской ограды не более двух десятин.

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ МОНАСТЫРЯ


Настоящая обитель одна из древних в Пензенской епархии и состоит под покровом Тихвинской Богоматери более 200 лег. Вот что говорит предание об основании этой обители:
В царствование Феодора Алексеевича (1676—1682 гг.), когда керепцы находились в беспрерывной тревоге от появления вблизи своих границ и, быть может, даже в виду самого города калмыков, ногайцев и татар, которые с 1674 года и по 1680 год до 150 раз нападали на уезды: Тамбовский, Шацкий, Усманекий и Козловский , в г. Керенске совершилось чудесное событие, послужившее как бы утешением в перенесенных городом бедах и напастях, — событие явления иконы Тихвинской Божией Матери. Честная сия икона явилась в 1681 году на месте, окруженном горами, покрытом водою и поросшем лесом, г де в настоящее время стоит церковь Живоноспого Источника.

Керенский Тихвинский Мужской МонастырьКеренский Тихвинский Мужской Монастырь

 

29 июня того же гада об этом явлении иконы донесено было Керенскому воеводе Якову Федоровичу Пыхачеву просфорнею Богоявленской церкви г. Керенска Натальей Васильевой и вдовой Авдотьей Степановой, которые «вещали словесно», что под заповедным лесом, на ключу «объявился им образ Богородицын, и стоит де тот Образ под березой на отрубе», и что видели его вместе с ними еще старица Параскева, Нижнеломовского девичьего монастыря старица Феодора, вдовы г. Керенска Василиса Евдокимова и Анна Яковлева и девица Анна Ефимова. Воевода, впрочем, и раньше слышал о чудесном явлении этого образа. Хотя до нас и не сохранилось никаких древних письменных памятников, свидетельствующих о сверхъестественном явлении образа и чудесных в то время исцелениях от него, кроме одной старинной рукописи, помещаемой ниже, тем не менее явленная икона оказалась Тихвинскою, и поныне чествуется как чудотворная.
Через два года по обретении иконы, 28 августа 1683 года, на том месте, где она явилась, по благословению Святейшего Патриарха Иоакима основан «града Керенска Богородицкий Одигитриев Тихвинский девичий монастырь». Под таким наименованием и значился до самого упразднения своего, как это видно из многих документов и надписей на книгах .
В пользу сего монастыря отведено было земли по патриаршей грамоте (к сожалению ныне утерянной) «под церкви но 40 саж. во все стороны и церковнослужителям усадебной, огородной и пашенной 20 четвертей в ноле, а в двух потому- ж»; сверх того: им же сенных покосов на 50 копен. Под монастырь отведено земли 91/2 десятин и сенных покосов на 100 копен. Затем в 1695 году двумя грамотами царей Иоанна и Петра Алексеевичей (грамоты тоже утеряны) января 7 и декабря 11 под монастырь отведено: усадебной земли 2 дес. и 100 саж., пашни 391/2 десят., лугов —- 150 десятин, а всего 192 Десятины и 400 саж. 
Кто положил основание монастырю, какое число инокинь обитало в нем, кто были настоятельницами, какими правилами руководствовался он для своего общежития и насколько процветал он в своем внутреннем и внешнем благоустройстве. все это остается пробелом в истории первоначального возникновения обители за неимением как устных, гак и письменных сведений. Можно предполагать, что в материальном отношении, судя по царским и патриаршей владенным грамотам участь его была далеко неприглядна. Вследствие крайней скудности своего содержания и по малочисленности живущих в нем сестер он был упразднен. 
Церковь его обращена в приходскую, а приход к ней. вместе с причтом, отведен от Керенской Богоявленской церкви, до того времени бывшей двухштатною, по сказанию старожилов. Впрочем, несмотря на упразднение монастыря, общежитие в оном не прекращалось, гак как при Тихвинской церкви оставалось несколько келий, в коих поселились престарелые вдовы и девицы, посвятившие остатки дней своих Богу. Тесна и неприглядна была жизнь этих отшельниц, приютившихся в полуразрушенных от ветхости кельях, принужденных питаться подаяниями от щедрот своих благодетелей и нередко терпевших холод и голод; но как бы то ни было, а такое негласное существование общежития продолжалось и в 20-х годах . В 1822 году преосвященный Амвросий 1-й во время обозрения Керенской паствы, воспретил было жительство около церкви упраздненного монастыря, а сами кельи, как очень ветхие, делавшие безобразие храмам и в случае пожара угрожавшие им даже опасностью, велел разрушить, но в это время в число келейниц поступила жена богатого Керенского гражданина Дия Карпова Снеткова. Последний упросил Владыку отменить запрещение и вместе ходатайствовал перед епархиальным начальством не только об исправлении разрушавшихся ветхих келий, но и о постройке близ церкви нового деревянного флигеля под богадельню для престарелых и больных лиц женского пола, требующих призрения и желающих вести жизнь более свободную от мирских треволнений. Разрешение последовало, и в 1826 году Снетковым была построена при Тихвинской церкви, в 20 саженях от оной, по плану и фасаду, утвержденному начальством, небольшая (11 арш. в длину и 6 в шир.) деревянная богадельня. Первая поступила в это богоудное заведение и была начальницею оного до половины 1830 года девица из казенных крестьян Матрена Алексеевна Данилова, жившая до сего времени в Арзамасской Алексеевской общине. За нею в течение 1826—1828 годов прибыло еще 10 лиц: и одна из них. именем Матрона Емельянова, в 1828 году, близ здания, выстроенного Снетковым, построила даже свой деревянный флигель на собственный счет. В то время в селе Котле, не более 18 верст от г. Керенска. существовало также нечто в роде общины из нескольких келейниц, живших особняком в кельях близ церкви, при коих находился даже плодовый сад; все они добровольно вручали себя надзору и попечению котельской девушки Анны Васильевны Гамбовцевой, отличавшийся благочестием и практическим смыслом. Преосвященный Ириней предложил котельским келейницам- богомолкам в полном составе перейти в Керенск и поселиться в кельях упраздненного монастыря. Не хотелось Анне Васильевне и сестрам покидать насиженного места, жаль было им покинуть и сад, насаженный, быть может, собственными руками, и потому долго она не поддавалась уговорам нарочно присланных для этого чиновников, а, может быть, и совсем бы не согласилась, если бы одному из присланных, вероятно, более других нетерпеливому, не пришло на мысль, схватив на глаза попавшийся топор, начать рубить яблони в саду... Скорбь ли о стонавших под ударами топора деревьях или другие какие-либо мысли, внезапно нахлынувшие в голову, но только вслед за этим Анна Васильевна вдруг согласились на переезд в Керенск, хотя и не без горьких слез (истор. очер. Керен. кр., стр. 59). И вот в 1829 году из Котла вместе с Анной Васильевной поступили в богадельню еще 15 лиц. Вместе с переходом Тамбовцевой перешли в ее руки все хозяйственные заботы и главный надзор за богадельней, по общему желанию живущих в ней. Понятно, что подобное явление двух начальниц в одной богадельне вызвало несогласие между ними и потребовало правительственного разбирательства, вследствие которого сначала, но просьбе Снеткова, была поставлена начальницею на короткое время (с 20—27 июля 1830 г.) Данилова, а потом, по просьбе живущих при богадельне, — Тамбовцева (с 27 Июля 1830 г.). Местный же священник Михаил Земблинов резолюцией Преосвященного был назначен попечителем, которому вручался главный надзор за богадельней и духовное назидание живущих в ней, с обязанностью ежегодно доставлять ведомость в попечительство. Тамбовцева как нельзя лучше оправдала доверие и епархиального начальства и избравших ее сестер. Взяв в свои руки дальнейшую судьбу богадельни, Анна Васильевна, при своем уме и практической деятельности, сразу поняла, что одним только неустанным трудом, подкрепляемым молитвой и благочестивой жизнью, можно снискать общественное уважение и сочувствие и обеспечить живущих при богадельне в их внешнем и внутреннем благоустройстве. Благодаря такому направлению, она тотчас взялась за дело: отправила несколько сестер в Арзамасскую женскую обитель учиться искусствам образному и золотошвейному и, обучивши их, ввела занятие этим рукоделием в своем заведении; стала нанимать землю для хлебопашества; к зданию, построенному Снетковым, прибавила еще такое же здание с 7-ю кельями и мезонином, а кругом зданий и церквей, коих издавна здесь было три — Тихвинская, Димитриевская и Живоносного Источника, сделала из полового тесу ограду в окружности на 150 сажень; начала делать через подначальных сборы доброхотных подаяний. И вот начинают стекаться в богадельню ищущие уединения девицы и старицы, так что в 1844 г. считалось их уже до 150 лиц. При таких благоразумных распоряжениях Тамбовцевой умножились и здания и средства к содержанию, построены три каменных корпуса и несколько деревянных ; вместо деревянной сделана каменная ограда; открыто заведение для производства сукон и полотен, башмачное ремесло; приступлено к пчеловодству и садоводству. Последнее было делом большого труда. Место, предназначенное для разведения сада, было крайне неудобно для посадки деревьев вследствие изобилия песка и глины. Копали ямы, делали насыпи в них из плодородной земли, которую сесгры приносили издалека, и потом уже в эту насыпную почву сажали деревья. Только при таком способе неудобный клочок земли впоследствии превращен был в тенистый, плодовитый сад. Средства богадельни несколько увеличились при вступлении в нее дворянки Марии Яковлевны Мауриной и бывшего городского головы г. Керенска Ивана Михайловича Арясова с женою .Александрой Яковлевной, которые после пожара в 1839 году, истребившего почти весь город и между прочим великолепный дом их, Арясовых, перебрались совсем на жительство в богадельню и на содержание оной отдали скотоводство и все движимое имущество. Затем епархиальное начальство, видя, что богадельня может содержаться и улучшаться собственными средствами и что живущие в ней ведут жизнь полезную, в 1848 году ходатайствовало перед высшим начальством о переименовании ее в Тихвинскую женскую общину, с оставлением под покровительством духовного и гражданского начальства, на что и последовало Высочайшее соизволение 29 мая того же года . В 1849 году община приобрела 252 десят. земли пожертвованной ей в вечное владение Тамбовской губернии, Спасского уезда села Ширеигуши вдовою, купеческой женою Евдокией Васильевной Суворовой, и 1500 руб. сер. непосредственного капитала в билете, проценты с коего должны поступать в пользу общины. Получив тогда полную возможность содержаться собственными средствами, община, по просьбе ее начальницы Тамбовцевой и по ходатайству духовного начальства, 1851 года, декабря 15 дня, Высочайше переименована в Керенский женский Тихвинский монастырь, под аким наименованием она существует, процветая и прославляясь чудесами от Пречистой иконы Богоматери. При сем предоставлено было право иметь игуменью (в каковой сан первая и произведена Тамбовцева в 1852 г. с именем Анастасии), 30 штатных и произвольное число нештатных сестер. Всех сестер в обители в то время было свыше 200.

МОНАСТЫРСКИЕ ХРАМЫ

 

Тихвинская обитель имеет 5 храмов, один теплый, а ос­тальные холодные. 1-й соборный трехлрестольный во имя Тихвинской Божией Матери; 2-й над святыми вратами под колокольней во имя св. Дмитрия, митрополита Ростовского; 3-й на источнике во имя Пресвятой Богородицы Живоносного Источника; 4-й больничный двухппестольный во имя святи­теля и чудотворца Николая — теплый и 5-й на хуторе, в 6-ти верстах от обители, во имя преподобных Антония и Феодо­сия, киево-печерских угодников.

 

Керенский Тихвинский Мужской МонастырьКеренский Тихвинский Мужской Монастырь

1) Главная церковь каменная, двухэтажная, пятиглавая, имеет форму продолговатого четырехугольника. Находясь среди монастыря, она занимает довольно обширную площадь, так что длина ее с алтарем и папертью простирается до 20 са­женей, а ширина на 15 арш. Высота настоящей 30, а трапез­ной 24 арш. Выкладка стен, начиная с фунта земли, толщи­ною в 21/2 арш., кровля настоящей имеет вид круглой формы, а трапезная — вид шатра на два ската. Построена в 1762 году тщанием московского купца и фабриканта Алексея Тарасо­вича Милякова", который, по отзывам старожилов, лично его знавших, не имея детей, находил для себя единственным удо­вольствием созидание и украшение храмов Божиих. Перво­начально она разделялась на две части: холодную с двумя престолами во имя Живоносной Троицы и Тихвинской Бо­гоматери и теплую с двумя же престолами во имя святителя Николая и мученика Иоанна воина. Но в 1852-—1854 годах храм перестроен игуменьей Анастасией, и остался один хо­лодный; вместо 4-х престолов сделано три, из коих один вни­зу — во имя Тихвинской Божией Матери, а два наверху, на хорах, где стоят монашествующие во время Богослужения — во имя Живоносной Троицы и Успения Пресвятой Богороди­цы. Приделы же во имя святителя Николая и мученика Иоан­на воина перенесены в больничную церковь". В 1885 году храм сей игуменьей Анастасией 2-й распространен каменной прикладкою трапезы и паперти. Кровля храма из листового железа окрашена зеленой краской: главы же покрыта белым железом и приосенены вызолоченными крестами.

Тихвинский храм разделяется на алтарь и настоящую церковь. Алтарь, построенный в виде простого четырехугольника, отделен от настоящей каменной высокой, сплошной стеной и с пролетами для царских, север­ных и южных дверей. Настоящая церковь представляет форму квадрата, достигающего стенами 30-ти аршинной высоты, с 8- ю большими окнами, дающими обильный свет для иконоста­са. При входе в храм, по боковым стенам, устроены дня пред стояния монашествующих хоры во всю длину до восточной стороны, с особым алтарем. Весь храм украшен священными картинами новозаветной истории. Что касается живописи храма, то она дает ясное представление об изображаемых со­бытиях и лицах и поучительна как для простеца-крестьянина, так и для ученых. Изображенные лица св. угодников постав­лены верно и живо, настолько хороши в отделке кистью, что, взирая на лики, так и видишь в них первообразы святых, на­видаешься, получаешь молитвенное настроение, возвыша­ешься духом. Особенно хорошо написана на своде храма большая картина «О Тебе радуется». При взоре на эту карти­ну, в которой последовательно поставлены лики патриархов, пророков, апостолов, святителей, преподобных и целый сонм ангелов, окружающих Богоматерь и в лучезарном свете Свя­тую Троицу, мы видим пред собою как бы отверстое небо. Внизу, под хорами, на стенах и колоннах идет ряд художест­венных изображений, взятых из жизни И. Христа, заставляю­щих каждою из богомольцев невольно остановиться взором и с особенным вниманием и благоговением вникнуть в смысл той и другой священной картины. Прекрасным исполнением в художественном отношении обращают на себя внимание кар­тины «Достойно есть» и «Св. Троица».

Необыкновенно приятное впечатление производит иконо­стас, сооруженный в 1854 году при игуменьи Евпраксии.Он деревянный и весь покрыт по полименту червонным золотом, состоит из четырех ярусов, с 16-ю гладкими колон­нами, украшен очень искусной резьбою, помещенною на зо­лотом фоне; при сем большая часть резьбы изображена в виде виноградных кистей и. листьев. Иконостас помещен во всю ширину храма- Царские врата, в виде сквозной решетки, имея на себе икону Благовещения Пресвятой Богородицы и 4-х Евангелистов с символическими изображениями, чрезвычай­но благолепны. По правую сторону царских врат стоит икона Спасителя, художественной работы, на золотом резном фоне. По левую сторону — чудотворная икона Тихвинской Божией Матери, а перед нею очень изящная серебряная, с чернетьто, лампада для возжения елея. Резьба иконостаса ценной работы и покрыта червонным золотом.

 

Керенский Тихвинский Мужской МонастырьКеренский Тихвинский Мужской Монастырь

2) Церковь св. Димитрия, митрополита Ростовского, на­ходится в западной части обители, в колокольне, над святыми вратами. Иконостас в ней двухъярусный, по местам украшен вызолоченной резьбою; фон белый,  соответствующий белизне стен храма. В ней 28 икон простой живописи. По­строена, как и соборная, в том же 1762 году и тем же храмосоздатедем Миляковым. В 1853 году, с разрешения начальст­ва, игуменья Анастасия соорудила над сей церковью, на сборную по книгам сумму, каменную восьмиугольную коло­кольню, вышиною с крестом 24 саженей; конусообразная крыша ее покрыта белым листовым железом, а крест вызоло­чен червонным золотом. На 4-м ярусе висят колокола — их девять: первый весом в 157 пудов 27 ф., слит, как видно из надписи па нем- в г. Нижнем Ломове, в 1847 году, на счет доброхотных подаяний, собранных покойным священником Михаилом Земблиновым: второй — в 67 пудов 17 ф. На нем положена надпись: слит в Москве, на заводе Дмитрия Пирогова, в 1763 году; третий в 35 пуд. И Оф.. четвертый — 14 пуд. 33 ф.. пятый -— 2 пуд. 39 ф., остальные весом еще менее. Некоторым из колоколов присвоены особые названия: первый называется большим, или праздничным, второй — полиелей­ным, третий — вседневным, четвертый — трапезным, этим же колоколом созываются монашествующие на молитву, за утренние и вечерние правила,

 

Керенский Тихвинский Мужской МонастырьКеренский Тихвинский Мужской Монастырь

3) Церковь Пресв. Богородицы Живоносного Источника каменная, одноглавая, имеет форму продолговатого четырех­угольника, одноэтажная. Сооружена с благословения Пензен­ского Просвященного Моисея в 1811 году, усердием Керен­ского однодворца Филиппа Каманина, над источником, в ко­тором в 1681 г. явилась чудотворная икона Тихвинской Божией Матери. Источник этот находится у подошвы горы, на ко­ей стоит монастырь, с западной ее стороны. В прежнем мона­стыре над сим источником была деревянная и единственная во всем монастыре церковь во имя Тихвинской Божией Мате­ри с приделами святителя Николая и апостолов Петра и Пав­ла".

Но в начале 19-го столетия эта церковь, за упразднением монастыря, продана и снесена как излишняя, в село Кандевку Керенского уезда. Канакин, с прискорбием взирая на святое место, где явилась икона Небесной Заступницы и где был престол Божий, оставленное пустым, воспылал благочести­вою ревностью построить на собственный счет храм и соору­дил оный в честь Живопосного Источника. Освящен он в ок­тябре 1811 года местным священником Тихвинской церкви Кириллом Васильевым, бывшим в то время членом Нижне- ломовскбго духовного правления. Первоначально церковь имела в длину 6. ширину 3 1/2 и вышину 3 сажени, но в 1864 году она увеличена в длину еше на 3 1/2 саж. деревянной при­стройкой на каменном фундаменте. Храм замечателен бога­тым источником воды, на коем обретена икона Тихвинской Богоматери, устроенным недалеко от амвона. Вода из этого источника выходит наружу из-под северной степы храма в устроенный бассейн. Над сим бассейном устроена простран­ная благолепная сень на четырех деревянных столбах, крытая железом и окрашенная медянкою. Отсюда вода протекает трубами через весь монастырь в другие бассейны и за ограду. Из источника во всякое время, а особенно в день празднова­ния явления свят, иконы Тихвинской Божией Матери, 26 ию­ня. народ с благоговением черпает св. воду и нередко совер­шает молебпое пение, изливая пред чудотворною иконою усердные моления в скорбных и радостных обстоятельствах жизни, и с верою чершнощие и емлющие св. воду из сего ис­точника получают душевное и телесное здравие.

Керенский Тихвинский Мужской МонастырьКеренский Тихвинский Мужской Монастырь

4)    Четвертая церковь во имя святителя и чудотворца Ни­колая построена в одной половине каменного двухэтажного больничного корпуса в 1848 г. игуменьей Анастасией 1-й на собранную по сборным книгам сумму. Длину имеет вместе с корпусом 27 саж.. ширину 7 саж.. высота — 3 саж. В ней два престола: один внизу, во имя св. Николая, а другой вверху, на хорах, во имя св. мученика Иоанна воина. Иконы простой жи­вописи. Кровля храма железная, окрашена медянкою; глава и крест вызолочены червонным золотом.

5)   В 7-ми верс тах от обители на монастырском хуторе при деревне Щербаковке. стараниями игуменьи Анастасии 2-й. по благословению Преосвяшеннейшего Антония. Епископа Пен­зенского. в 1889 году построен пятый деревянный храм во имя Антония и Феодосия, киево-печерских чудотворцев. Храм этот за ветхостью его продан прихожанам села Котла, Керенского уезда, перенесен на настоящее место и вновь пе­реустроен, сохранив прежнюю форму. Церковь по форме продолговатая, имеет вид корабля; высота ее 35 арш.. ширина 11 и длина с папертью 43 арш. Иконостас трехъярусный, с 20 гладкими полуколоннами, вызолочен и украшен небогатой резьбою. В нем 20 икон с изображениями событий и лиц Вет­хого и Нового Завета. Все иконы собственной монастырской живописи, очень искусной работы, в рамах, вызолоченных по полименту червонным золотом. Кровля железная, выкрашена медянкою, наружние стены обелены белой краской. Кресты на настоящей и колокольне вызолочены. 1 la колокольне висят четыре небольших колокола, из коих первый весом 4 п. 11 ф., второй 2 п. 20 ф., третий 20 ф. и четвертый 8 ф.

Богослужение в храме совершается преимущественно в летнее время, когда большая часть иночествующих прожива­ет на хуторе для полевых работ. Здесь же в храме каждоднев­но иночествующими исполняются утренние правила и молит­вы перед началом работ и вечерние — по окончании оных.

Около храма раскинут прекрасный сад, дающий в летнюю пору рабочим сестрам отдноховение и прохладу. 

СВЯТЫНИ КЕРЕНСКОГО тихвинского МОНАСТЫРЯ

 Тихвинская икона Богоматери.

 

Мира, живопись и украшение сего образа. Между свя­тынями и достопримечательностями особенным вниманием и благоговением со стороны богомольцев пользуется чудот­ворная икона Тихвинской Божией Матери, находящаяся в иконостасе Соборного Тихвинского Богородицкого храма, по левую сторону царских врат, явившаяся, как выше сказано, в 1681 году на источник. Живопись иконы древняя; краски в нескольких местах полиняли. Места эти пробовали попра­вить, но икона поновления не принимает. Размеры иконы: в высоту 6 верш., а в ширину 5 верш. Риза на ней шита жем­чугом и убрана разными драгоценными камепьями. Всего жемчуга в ризе 100 золотников, а именно: 20 золотников крупного, 60 среднего и 20 мелкого. Венцы на иконе Божией Матери и Спасителя серебряные вызолоченные, осыпаны стразами. На венце Божией Матери стразовая корона, в ней 3 камня яхонтовые, из коих вокруг двух по 3 алмаза, а над третьим крест из 5-ти бриллиантов. Кроме сего на короне звезда из одного бриллианта, осыпанного в два ряда 22 ал­мазами. На сторонах венца Божией Матери 2 аметиста, осы­панные жемчугом. На верхней части венца Спасителя один бриллиант, осыпанный бирюзою. На убрусе Божией Матери находятся следующие каменья: аквамарин, осыпанный 30 мелкими бриллиантами; два крупных бриллианта, осыпанные каждый 8 мелкими бриллиантами; два яхонта, осыпанные би­рюзою; два аметиста, осыпанные каждый 18 мелкими брил­лиантами; 2 зеленых изумруда, из коих один осыпан 16 алма­зами; 2 аметиста, осыпанные каждый 16 мелкими бриллиаи- тами. На плече Божией Матери четырехугольная из 16 брил­лиантовых камней звезда, на каждой стороне коей по 1 яхон­ту, 1 бриллиант крупный и 1 крупный страз, осыпанный 10 стразами мелкими. 11а одежде Божией Матери: два камня гра­натные, из коих один осыпан бирюзою; звезда из 4 страз, 6 аметистов, 1 яхонт, осыпанный бирюзою. 1 топаз, осыпанный стразом. Каменья па одежде Спасителя: на плече 1 зеленый изумруд; два мелкие камня бирюзовые, осыпанные каждый 5 мелкими яхонтами, и на нижней части одежды 8 небольших страз.

Оклад на ризе серебряный, вызолоченный. На нем каме­нья: на верхних углах 2 камня — простые оранжевые, осы­панные в два ряда, из коих первый ряд бирюзовый, а второй жемчужный: на сторонах оклада 2 аметиста, осыпанные стра­зами; на нижних углах 2 топаза, осыпанные стразами; два фи- нифтовых камня со словами: Матерь Божия. осыпанные стра­зами и 1 финифтевый камень с надписью о времени явления иконы, в серебряной оправе.

Икона сия в бронзовом киоте, вставленном в доску, а на доске (мерою в вышину I ар. I] '/2 вер., ширину 13 вер.) сде­лана серебряная 84-й пробы вызолоченная риза, с чеканными изображениями вверху Господа Саваофа, а по сторонам двух ангелов, держащих икону.

Жители г. Керенска всех сословий оказывают глубокобла­гоговейное чествование иконе Тихвинской Богоматери и в будни, и в праздничные дни берут в свои дома, изливая пред честным образом Божией Матери в радости и печали усерд­ные моления. Во время общественных бедствий при соверше­нии крестных ходов Тихвинскую икону износят из монастыр­ской обители на поля и водные источники. В пожарных слу­чаях с нею обходят улицы и унимают силу огня. Шествие Тихвинской иконы по городу сопровождается всегда коло­кольным звоном.

2) Вторая, замечательнейшая по ценности украшения, ко­пия с чудотворной иконы Тихвинской Божией Матери. Раз­мер ее одинаков с чудотворной. На ней риза из китайского жемчуга; обложена вокруг-изумрудами, коих числом 102. Уб­рус на Божией Матери шит золотыми блестками; в нем, над головою, 1 аквамарин, осыпанный бирюзой и жемчугом. На плече заграничного страза звезда, осыпана в первом ряду мелкими стразами, во втором жемчугом, с сияниями из 12 изумрудов, из коих 4 осыпаны жемчугом. Па другом плече звезда из 4-х бриллиантов и 5-ти яхонтов, осыпана вокруг жемчугом, с сияниями так же из 12 изумрудов, кои все осы­паны жемчугом. Одежда на Спасителе шита золотом и битью. Корона над головой Божией Матери из яхонтов; их числом 115; между ними же помещены: яхонт бело-голубой с 22 мел­кими алмазами кругом; 2 яхонта синих, из коих вокруг одного осыпь из 10 бриллиантов, вокруг другого из 9 алмазов, 10 яхонтов светло-голубых; 28 алмазов, коими убраны края ко­роны, и наконец 4 камня изумрудных. Оклад на ризе и венцы на Божией Матери и Спасителе серебряные вызолоченные.

3)    Достойны замечания небольшой ковчежец с перламут­ровой крышкой и крест (I '/2 вер. длиною и 1 шир.), в коих хранятся частицы св. мощей. Общий перечень имен св. мощей следующий: св. вм. Пантелеймона, свящ. мч. Харалампия, мч. Евстафия. мч. Иулиания, свящ. мч. Игнатия, Феодора Тирона, вел. мч. Варвары и мч. Матроны. Крест вставлен в икону Иг­натия Богоносца и священномученика Харалампия между их ликами. Икона длиною 10. шириною 8 верш. Риза на ней ши­та золотом и битью. На кресте верхняя доска перламутровая с изображением распятия Господня, а нижняя серебряная, меж­ду коих в середине хранятся частицы мощей св. священному- чеников Харалампия и Игнатия Богоносца и чудотворца Пан­телеймона, часть животворящего древа и несколько частей других святынь (каких же именно, в надписи на кресте не обозначено). Крест этот прислан в дар монастырю в 1850 го­ду, а ковчежец в 1854 г., Иерусалимским Патриархом Мелегием на благословение за вышитые по белому глазету золо­том и синелью и пожертвованные ему, патриарху, священные облачения — саккос и омофор. В настоящее время части св. мощей вместе с иконою, в которую вложен крест, постоянно блюдутся в церкви на аналогии, за правым клиросом, как осо­бенная святыня.

4)   В ряду других икон, находящихся в храме, заслуживают еще особенного внимания, по ценности украшения, икона святителя Николая, на коей риза из китайского жемчуга с не­сколькими разноцветными камнями, и более 20 небольших икон (6x7 и 7x8 верш.) в серебряных чеканных и шитых золо­том ризах, украшенных разноцветными камнями. Икона св. Николая весьма древняя; она современна монастырю, а, мо­жет быть, и старше его, и особенно чествуется народом, вследствие чего ее берут нередко в дома вместе с чудотвор­ной иконой Тихвинской Богоматери для служения молебнов.

О ЧУДЕСНЫХ ИСЦЕЛЕНИЯХ ОТ ИКОНЫ ТИХВИНСКОЙ БОГОМАТЕРИ

 

В записи, хранящейся в монастырском архиве и веденной письмоводительницей оного монастыря монахиней Людми­лой, значатся несколько чудесных исцелений от явленной иконы Тихвинской Божией Матери, неоскудно изливающей дары свои на притекающих с верой к Ее пречистому образу. Не многие из чудес преданы гласности, а большая часть их остается ведомой одному Боту, творящему чудеса. Не будем перечислят!, тех многочисленных чудес, бывших от сего об­раза, которые но различным обстоятельствам не были запи­саны в свое время. Мы считаем долгом поведать только о тех чудесах над болящими, прибегавшими с верой к чудотворной иконе, которые сохранились в записи и о которых сами исце­ленные просили тшсьмами и словесно передать гласности, чтобы утвердить других в крепкой вере на всесильную За­ступницу в бедах, скорбях и болезнях. Вот перечень этих чу­дес:

1) У крестьянина с. Шеина, Керенского уезда (фамилия родителей не записана), сын Владимир, которому от рожде­ния было 1,5 года, шесть недель был совершенно недвижим, ничего не ел, оживлялся только, по словам родителей, одной ложечкой в день воды, казался умирающим. И они как близкие участники его страданий, томились, не зная чем помочь ему. Наконец счастливая мысль осенила их: они решились прибегнуть с молитвой к Божией Матери пред Ее чудотвор­ной иконой Тихвинской; в тяжком горе они дают обещание на 26 июня сходить в оби тель и отслужить молебен Заступнице о болящем сыне. По воле Божией они достигли в этот день мо­настыря и — о чудо! По окончании молебна и окропления св.водой больного болящий почувствовал видимое облегчение, сделался весел и попросил есть. С того же дня он начал по­правляться, вставать и ползать.

2)    г. Керенска крестьянка Ольга Егорова Лихачева долгое время страдала расслаблением всего тела, а в последнее время болезни своей нередко впадала в беспамятство и кричала в церкви во время богослужения. Потерявши всякую надежду на выздоровление, она вдруг почувствовала сердечное влече­ние прибегнуть за помощью к чудотворному образу Тих­винской Богоматери. Прибыв в монастырь, она пеопустительно ходила на каждую службу в церковь, усердно прося Цари­цу Небесную избавить ее от тяжкого недуга, три раза приоб­щилась св. тайн и возвратилась домой совершенно здоровой.

3)    Один из крестьян г. Керенска. Павел Патапов Корзин, бывши одержим злым духом, часто посещал св. обитель и во время службы страшно страдал: его ломало, делались ужас­ные конвульсии, во время которых он старался держаться за перила левого клироса против иконы Тихвинской Божией Ма­тери. После молебствия, совершенного над ним Царице Не­бесной, больной совершенно выздоровел. Это было в 1860 г.

4)    Женщина с. Бадикова, Тамбовской губ., именем Пелагея (фамилия ее в записи не обозначена), долгое время была одержима злым духом. Промысел Божий указал ей незна­комую женщину, прежде страдавшую тем же недугом и по­лучившую исцеление в монастыре чудесами Божией Матери, через ее св. Тихвинскую икону. Распросив ее подробно об этом, она поспешила также прибегнуть за помощью к Покро­вительнице всех скорбящих. Приптедлтн в храм, где находится чудотворная икона, она обратилась к Заступнице Усердной с искренней мольбою, и когда стата прикладываться к св. иконе — Помощницы всех страждующих, то ощу тила в себе преж­ние силы и облегчение своей болезни, и, пробыв в монастыре несколько дней, совершенно выздоровела. Событие это со­вершилось в 1874 году.

В недавнее время многие лица, явившись в монастырь принести благодарственные моления Царице Небесной за ока­занные Ею милости, лично просили меня предать гласности следующие чудесные события, подтвердив достоверность их собственноручным подписом при посторонних свидетелях.

5)    В 1891 г., апреля 19 дня, области войска Донского, Фе­доровской волости, поселка Платовозарубовского, прихода церкви поселка Черницовского, крестьянин собственник Петр Мануйлов Дергачев, 55 лет. рассказал о себе следующее:

Дня за четыре до праздника Вознесения Господня про­шедшего года я отправился в станицу Екатериновскую для покупки в гурт скота, торговлей которого я занимаюсь, и там занемог, почувствовав сильное колотье в правом боку. По приезде домой болезнь с каждым даем увеличивалась, и внутри правого бока я ощущал большую твердую опухоль, которая от сильной боли не давала мне покоя. Для излечения болезни я употреблял и простые домашние средства и меди­цинские пособия, Но болезнь все более и более увеличи­валась. Видя безуспешное лечение, врачи предложили сделать мне операцию, за благополучный исход которой они сами не ручались, на что я не согласился. Нестерпимая болезнь свали­ла меня в постель и с большим трудом, при помощи других, я мог только обернуться и несколько мииуг посидеть в постели. В таком безнадежном положении меня начата упрекать со­весть — зачем я обратился за помощью прежде к врачам, а не к Царице Небесной — Сомощнице всех страждующих? О чу­дотворной иконе Тихвинской Божией Матери я неоднократно слышал от разных лиц и, между прочим, от сборщиц- монахинь Керенского монастыря. И вот, взирая на икону Тих­винской Богоматери, со слезами на глазах я начал молиться так: «Подними меня. Царица Небесная, и удостой поклонить­ся Твоему пречистому и чудотворному образу». При этом я дал обещание — по выздоровлении сходить в монастырь для поклонения чудотворной иконе Тихвинской Божией Матери. Вдруг после такой молитвы, ночью, я почувствовал облегче­ние в болезни — мог свободно приподняться с постели, а ут­ром встал и был здоров. И вот теперь, по милости Божией, удостоился поклониться св. чудотворной Тихвинской иконе Богоматери и возблагодарить Царицу Небесную за чудесное исцеление.

6)   В 1891 г., мая 6 дня, г. Наровчата. слободы Бобыльской. крестьянка Вера Петрова Ермилова рассказала следующий случай, бывший с ее сыном:

7 декабря прошедшего года единственный 17-летний сын мой Косма Ермилов заболел тифозной горячкой, которая в то время свирепствовала по Наровчатскому уезду. 15 дней он пролежал в беспамятстве, не употребляя никакой пиши. По­теряв всякую надежду на его выздоровление и не прибегая к врачебной помощи, я обратилась за помощью к Царице Не­бесной, со слезами прося Ее избавить от жестокой болезни сына моего, дав при этом обещание — но выздоровлении его сходить в Тихвинский Керенский монастырь и там отслужить молебен пред чудотворною иконою, снять конто с иконы и принести ее в дом свой. Царица Небесная услышала мои грешные молитвы, и, к великой радости, сыну с каждым днем становилось лучше, а в настоящее время он совершенно здо­ров и вот вместе со мною пришел сюда исполнить обет — взять копию с чудотворной иконы и отслужить молебен за исцеление, которое, как я. так и сын мой, относим единствен­но к чудесной помощи Царицы Небесной.

7)     Жена управляющего имением г. Л., села Архангельс­кого, мещанка г. Керенска Фекла Тимофеева Драгункина рас­сказала: 8 февраля 1891 г. со мною открылась горячка, а по признанию врачей Р. и Фр., — тиф, и я без всякого движения 8 дней лежата в бессознательном положении, а когда прихо­дила в минутное сознание, то у меня являлось сильное жела­ние испить хотя каплю воды из живоносного источника, на котором явилась Керенская чудотворная икона Богоматери. На 9-й день моей болезни вода была принесена. Употребив несколько капель воды, я почувствовала прежде всего, что у меня стала приходить в движение левая нога, и вскоре затем я стата постепенно выздоравливать.

8)    Крестьянка с. Можаровки, Керенского уезда, Прасковья Дмитриева Кастромина 6 недель чувствовала большое оне­мение в руках и ногах, страшная боль вдруг вступала в голо­ву, и больная несколько раз на дню падала без чувств. 26 мая настоящего года больная исполнила данное ею обещание — пришла в монастырь, отслужила молебен перед чудотворной иконой Тихвинской Божией Матери, приобщилась св. тайн и получила исцеление от болезни.

9) Крестьянская девица с. Большого Буртаса, Керенского уезда, Акилина Никифорова Бунтина, в половине июля 1891 г. жала рожь и вдруг почувствовала дурноту, впала в бессоз­нательное состояние и лишилась языка. Мать ее дала обеща­ние сходить с нею в Тихвинский Керенский монастырь и по­молиться об исцелении от болезни перед чудотворной ико­ной. 14 октября она исполнила обещание, отслужила Заступ­нице молебен, приложила больную к образу и помазала мас­лом от лампадки перед чудотворной иконой. На другой же день по прибытии домой больная пришла в сознание и стала чувствовать себя постепенно день ото дня лучше и язык ее разрешился от немоты.

УТВАРЬ И РИЗНИЦА МОНАСТЫРСКАЯ

 

Священной утварью и ризницей обитель, можно сказать, богата, хотя и нет в ней вещей, замечательных по древности, или дарственных высокими особами, или бывших в употреб­лении каких-либо лиц, замечательных по святости жизни. Первое место между святыми вещами, к утвари относящими­ся, занимают:

1)    Напрестольные серебряные вызолоченные кресты, чис­лом пять, 84-й пробы: один довольно древней работы, с фи­нифтевыми образами, весом в 2 ф. 3 золот., другой, с финиф­тевыми иконами, осыпанными стразами, в 1 ф. 46 зол., куплен на сборную сумму в 1840 г.; третий в 1 1/2 ф.; пожертвован 39 одним казаком, необьявившим своего имени, в 1854 г., чет­вертый в 1 ф. 35 зол., с финифтевыми иконами, осыпанными серебряными бусами, и пятый в 1 ф. с чеканными иконами.

2)    Большой потир, серебряный вызолоченный, с св. изоб­ражениями, осыпанными довольно крупными стразами, весом 5 ф. 94 зол., приобретен на сборную сумму в 1852 году.

3)    Два серебряных позлащенных потира с полными при­борами, т.е. с дискосом, звездой, лжицею, двумя блюдами и ковшом: из них один покрыт серебряной сетью между св. изображениями; весу в обоих 5 ф. 51 зол.

4)   11отир с 4-мя финифтевыми образочками, кои осыпаны серебряными бусами, в 3 ф. 1 зол., 84-й пробы. Пожертвован неизвестным казаком.

5)   Малый потир, серебряный вызолоченный, в 2 ф. 8 зол., с прибором. Па дне его вырезаны слова: «о упокоении Ар­кадия и Варвары». Этот потир есть дар московского купца Журавлева.

6)   Два серебряных вызолоченных киота, изящной работы, оба купленные на сборную сумму, один весом в 5 ф. 47 1/2 зол. в 1842 г., другой весом 5 ф. 84 зол., в 1853 г.

7)     Два больших Евангелия, одно пасхальное, а другое, употребляемое в двунадесятые праздники, в форме большого александрийского полулиста. То и другое покрыты коваными серебряными позлащенными окладами; на верхних досках вделаны — посередине образ воскресения Христова, а по уг­лам изображения 4-х Евангелистов, осыпанные вокруг круп­ными стразами. Куплены на сборную сумму, одно в 1842, а другое в 1852 годах.

8)     Три Серебряных кадила 84-й пробы, из коих самое большое в 1 3/4 ф. есть дар войскового старшины и кавалера Новочеркасской станицы, войска Донского, Дмитрия Нико­лаевича Полякова. (Им же пожертвовано повседневное Еван­гелие в 130 р. и на колокол 300 р.)

9)    Плащаница, шитая золотом по темно-малиновому бар­хату, мерою 3x2 арш. По искусному мастерству стоит до 3000 рублей.

10)    Три полные пасхальные облачения для священника и диакона, шитые золотом и серебром по малиновому бархату. На одной из священнических риз вышит золотом образ вос­кресения Христова, а на остальных двух — образ Тихвинской иконы Богоматери. По изящной работе все три облачения вместе с воздухами, одинаковой работы, ценятся в 4500 руб. Кроме сих облачений замечательны по своей пенности:

а) одно полное облачение для священника и диакона ва­силькового бархата, шитое золотом и серебром, ценностью в 1000 руб.; б) одно полное облачение для священника и диако­на черного бархата, шитое золотом и синелью, с шитыми зо­лотыми крестами, в 1000 руб.; в) два полных облачения для священника и одно для диакона из белого глазета, шитые зо­лотом и синелью. На одной из священнических риз вышит золо том образ воскресения Христова. Эти облачения стоят не менее 1200 руб.

11) Две одежды на престолы: одна в храм Тихвинской иконы Богоматери — малинового бархата, шитая золотом, а другая — в храме святителя Николая — фиолетового бархата, шитая золотом и синелью.

Швейная работа золотом и синелью как плащаницы, так и всех облачений, принадлежит монахиням здешнего монас­тыря, и по исполнению не оставляет желать лучшего.

 

БИБЛИОТЕКА

В монастырской библиотеке имеются книги Священного Писания, творения св. отцов, исторические, догматического и нравственного содержания и поучения. Особенно чем-либо замечательных книг нет. Достойны, впрочем, внимания, по давности издания, две книги: Триод постная, величиною в по­лулист. и Библия в лист, обе в кожаном переплете и печатаны в Москве, первая в 1682 году, а вторая в 1663 г. По количест­ву своему в библиотеке находится не более 200 книг разного содержания.

 

СВЕДЕНИЯ О НАСТОЯТЕЛЬНИЦАХ МОНАСТЫРЯ

Со времени основания обители, т.е. с учреждения бога­дельни, начальницы ее преемствовали в следующем порядке:

1) Матрена Алексеева Данилова была первою начальни­цею; по происхождению своему казенная крестьянка пере­шедшая сюда из Арзамасской Алексеевской общины, где жи­ла около 20 лет. Управляла богадельней с 1826 г. по 27 июля 1830 года. По служебной деятельности не оставила ничего достойного памяти.

2)    Игуменья Анастасия 1-я. в мире дочь однодворца села Котла, Керенского уезда, девица Анна Васильева Тамбовцева, поступившая в богадельню в 1829 г., 1 -го сентября, на 31 году от рождения. В 1831 г., апреля 28-го дня, она утверждена бы­ла начальницей богадельни; в 1848 г. 29 мая начальницей об­щины, в которую переименована богадельня, а затем и мона­стыря, в который переименована община 17-го декабря 1851 г. В 1852 г. 7 декабря произведена в сан игуменьи и настоя- тельствовала до половины 1854 года. Тщанием се сооружены: 1) теплая церковь во имя св. Николая; 2) каменная колокольня над Дмитриевской церковью;

3)  Тихвинский собор перестроен из одноэтажного в двухэ­тажный и 4) три больших каменных корпуса — трапезный, больничный и настоятельский. Отличалась примерно-постни­ческой жизнью, большим трудолюбием, мудрыми советами и наставлениями для насельниц обители, строгостью к самой себе и сестрам; вследствие чего полное иноческое послуша­ние, неустанный труд и молитва всегда царили в обители. Она оставила о себе самое прекрасное воспоминание не только среди инокинь, но заслужила большую любовь и уважение как со стороны граждан, гак и всех знавших ее.

4)    Игуменья Евпраксия, в мире Евдокия Иванова Шиш­кина, казенно-крестьянская девица села Коповки Керенского уезда. Поступила в прежде бывшую здесь богадельню в 1829 г. 1-го сентября и до производства в сан игуменьи была стар­шею над золотошвейками. Управляла обителью около 9 лет. В 1863 г. награждена наперсным крестом и в том же году за болезнью уволена на покой. В ее управление построен боль­шой гостиный корпус, в котором в настоящее время помеща ется монастырское училище и комнаты для Архиерейского приезда и других высокопоставленных лиц.

5)    Игуменья Павла, казенно-крестьянская дочь из сестер здешней обители. Управляла обителью с 1863 по 1877 гг., и за благоразумное управление удостоена благословения Свя­тейшего Синода и награждена наперсным крестом.

6)   С 1877 г. по настоящее время обителью управляет игу­менья Анастасия 2-я. в мире Наталья Антониева Архангель­ская, девица, дочь диакона села Квендры Наровчатского уез­да. В 1864 году поступила в монастырь, а 23 октября 1877 г.произведена в сан игуменьи. До ее управления монастырьбыл скуден землею и от малоземелья в обители ощущался не­достаток в средствах содержания. Эта скудость проглядывалав средствах к жизни иночествующих и в недостаточном бла­голепии храмов. Благодаря заботам и ревности игуменьиАнастасии о благосостоянии обители, ею приобретены в веч­ное владение монастыря две дачи, одна в количестве 149 де-сят., называемая «царская дача», а другая в количестве 348дес. при деревне Щербаковке. При последней даче имеетсядеревянный холодный храм. Старанием ее распространенТихвинский собор, устроен большой двухэтажный гостиныйкорпус и построено много служебных зданий при монастыреи на хуторах. В 1887 г. удостоена благословения СвятейшегоСинода, а в 1888 г. награждена наперсным крестом.

Настоятельницам монастыря никаких особенных отличийи привилегий неусвоено.

ВНУТРЕННЯЯ ЖИЗНЬ МОНАСТЫРЯ; ЧИСЛО СЕСТЕР И ИХ ЗАНЯТИЯ

Штатом положено в монастыре только 30 монахинь, но с 1875 года число их постепенно возрастало. Общее же число всех сестер и послушниц по штату не определено, потому и не бывает никогда одинаково. Ныне в обители состоит на ли­цо монахинь, вместе с игуменьей, благочинной и казначей 79, послушниц рясофорных и указных 99, проживающих в искусе 219; а всех 397. Из 79 монахинь:

3 от 45 до 50 лет.

12 от 50 до 55 л.

30 от 55 до 60 л.

16 от 60 до 65 л.

12 от 65 до 70 лет.

3 от 70 до 75 л.

3 от 75 до 80 лет.

Из 99-ти рясофорных послушниц:

12 от 40 до 45 лет.

35 ог 45 до 50 л.

' 17 от 50 до 55 л.

15 от 55 до 60 л.

9 от 60 до 65 л.

8 от 65 до 70 л.

3 от 70 до 75 лет.

Из 219 сестер, живущих на испытании с благословения родителей и согласия обществ:

29  до 20 лет-.

44 до 25 л.

27 до 30 л.

44  до 35 л.

45  до 40 л.

30  до 45-летнего возраста.

По роду занятий сестры распределяются гак: певчих 42, живописниц 16, образниц 19; вышивающих: золотом и се­ребром 18, синелью 21 и шерстью 16; нросфорниц 12, тра­пезниц 10. келарниц 12, хлебниц 11, церковниц 13. садовниц 9, красильщиц холста 5, портних 13, каменшиц 7, выезжаю­щих по сбору в разные места 14, келейных настоятельницы 5, ворогниц 6 и несколько сестер чернорабочих — огородниц, скотниц и др.

В каждой келье живут по несколько сестер. Вновь по­ступающие всегда подвергаются более трудному послуша­нию. Все занятия сестер производятся под падзором старшей. Старшими служат: у чернорабочих 5, а в остальных заведени­ях, как то: живописной, золотошвейной и др., по одной. Глав­ный же надзор за всеми имеет игуменья. Надзор этот игуме­нья производит непосредственно или через благочинную, ко­торой вменено в непременную обязанность обходить все ке­льи каждодневно утром и вечером, и через других монахинь, отличающихся доброй жизнью. Вначале монастырь пользо­вался разными инструкциями и наставлениями епархиальных начальств для своего общежития, но с 29 октября 1871 года руководствуется правилами, составленными для женских об­щежитии покойным митрополитом Московским Филаретом. Правила эти следующие:

1)     Богоугодное общежитие учреждено для лиц женского пола, кои, обремененные нуждами, скорбями, бедствиями и суетой жизни, желают обрести убежище, в котором бы при удовлетворении необходимых потребностей жизни могли проводить тихое и безмолвное житие во всяком благ очестии, чистоте и смирении.

2)   Особенная обязанность пребывающих в сем общежитии есть: приносить молитву за Благочестивейших Государей, за благотвори гелей и за всех христиан.

3)    Общежитие состоит из 20 сестер и некоторого числа новоначальных, принимаемых для испытания и усмотрения.

4)      Качества, потребные для принятия в сие заведение, суть: бедность, поведение непорочное или исправленное, го­товность к послушанию и расположение к жизни Богоугод­ной.

5)    Заведение сие состоит под главным начальством епар­хиального архиерея.

6)     Внутреннее управление общежитием вверяется насто­ятельнице, избираемой из сестер благонравных и благ она­дежных и утверждаемой епархиальным архиереем; смотря по надобности, она может иметь помощницу для дел, которые особенно того требуют; в случаях важнейших она действует с советом и согласием сестер, особенно старших и опытней­ших.

7)    Желающая вступить в общежитие является к настоя­тельнице с законными о себе видами.

8)   Принять или не принять, зависит от настоятельницы,

9)    Если о письменных видах ищущей принятия нужным окажется удостоверение, действительны ли оные и дают ли право на вступление в общежитие, то о сем представляется епархиальному архиерею для сношения консистории с на­чальством, с которым следовать будет.

10)    Прием бывает сперва в число новоначальных для ис­пытания на 40 дней и более.

11) Если из принятых на испытание окажется такая, кото­рая будет вести себя не сообразно с целью и духом обще­жития, то настоятельница высылает таковую из общежития.

12)  По испытании оказавшаяся благонадежною приемлет­ся в число сестер общежития, и о том доносится епархи­альному архиерею с означением по какому виду принята.

13)    Настоятельница, как магь и старшая сестра общежи­тия, управляет прочими в духе любви и кротости, тщательно остерегаясь пристрастия и слабости против нарушающих по­рядок, исправных утешает и одобряет, а неисправных увеще­вает наедине; если же и за сим не исправляются, обличает пе­ред всеми сестрами общежития; всех руководствует советом, наставлением и примером во всех упражнениях благочестия и общежития.

14)  Oua наблюдает, чтобы все сестры общежития ходили к Божественной службе, по окончании оной занимались при­личными трудами и делами послушания.

15)    Все живущие в общежитии во всяком деле должны спрашиваться настоятельницы и поступать по ее распоря­жению.

16)  Без позволения настоятельницы они не отлучаются из обители общежития.

17)   Вообще сестры обязаны сохранять к настоятельнице почтение, любовь и совершенное послушание; в случае же причиненного ей какого либо непослушания виновная должна испросить прощение не только у ней, но и у всех сестер в причинении своим поступком соблазна в общежитии.

18)   Сестры общежития в воскресные и праздничные дай часть времени, остающегося от церковного богослужения, по­свящают чтению Свящ. Писания, житий св. отцов и Других духовных книг.

19)   Во время общей трапезы чтение из житий святых от­цов и других духовных книг предлагается каждый день не- опустительно.

20)   Полезно сестрам общежития перенимать пение неко­торых церковных стихов и петь оные во славу Божию и в утешение душ своих, иногда вместе, а иногда попеременно, иногда в свободное от трудов время, а иног да и между труда­ми.

21)   Чтение светских книг в общежитии не позволяется.

22)     Пенис светских песен запрещается под страхом из­гнания их общежития.

23)    Живущие в общежитии стараются избегать суетных разговоров; за столом употреблять пищу в молчании, во вни­мании к духовному чтению и с благодарением Богу милую­щему и питающему.

24)    Всякое дело начинают с молитвой и во время отдох­новения стараются удалять суетные мысли, помнить о Боге, Который видит и судит все дела и все помышления наши, и часто призывать имя Его с верою и благоговением.

25)   Ссор и гнева не должно бьпъ в общежитии обители, а если случится, что одна сестра огорчит другую и по соб­ственному побуждению не будет просить у ней прощения, то надлежит открыть сие настоятельнице, которая побудит ви­новную просить прощения и оскорбленную простить; и таким образом восстановится мир прежде отхождения ко сну.

26)  После вечернего молитвословия все просят друг у дру­га прощения, помышляя о смерти и о суде Божием.

27)    Все живущие в общежитии исповедуются и приоб­щаются св. тайн во все четыре поста.

28)    О посещающих давать знать настоятельнице и при­нимать по ее дозволению.

29)    После солнечного захождения никого из посторонних в дом общежития не принимать, кроме крайней нужды и при­том с позволения настоятельницы.

30)     Одежда сестер общежития устраивается из простых черных тканей, по подобию употребляемых в женских мона­стырях. Старшие сестры, которые при добром житии подают совершенную надежду, что пребудут в общежитии до конца жизни, могут получать благословение употреблять и наглавие монастырское или камилавку.

31)     Общежительные должности, послушания и дела на­стоятельница распределяет сестрам по способности, силам, а частью гк> очереди.

32)   О денежном приходе и расходе ведется записка в кни­ге, которая по окончании года представляется в консисторию но засвидетельствовании благочинным общины.

 

33)    llo окончании каждого года настоятельница доносит рапортом епархиальному архиерею о благосостоянии заведе­ния. При сем прилагается именной список сестер общежития со свидетельствами о их поведении и краткий отчет о хозяй­ственном состоянии заведения.

34)    Если будет усердие и согласие настоятельницы и сес­тер общежития, без нарушения сих правил и общего цер­ковного устава, ввести что-либо особенное по примеру осо­бенных монастырских уставов, сие может быть сделано с бла­гословения архиерея.

35)    Если окажется нужным сделать в сих правилах неко­торое изменение или дополнение оным, то настоятельница представляет как о сем, гак и о всех недоуменных случаях на благоусмотрение епархиальному архиерею с испрашиванисм разрешения.

Правила эти, присланные в Тихвинский монастырь для руководства бывшим благочинным архимандритом Евпсихием, исполняются обителью свято.

БОГОСЛУЖЕНИЕ

Божественная служба совершается в обители по общему уставу, без всякого изменения, ежедневно. Напев при бого­служении совершается придворный. Время для начала днев­ного богослужения указано в особо хранящейся в церкви рос­писи, сделанной по распоряжению Преосвященного Иринея. Для совершения богослужения в настоящее время имеются два священника и диакон, которые живут в монастырских до­мах, близ монастыря, за южною оградою. Кроме общего бо­гослужения отправляется, без исключения, каждый день и иноческое правило.

СОСТАВ МОНАСТЫРСКАГО ПРИЧТА

До первой половины настоящего столетия монастырский причт состоял только из одного священника и диакона, но с 1852 года в составе причта находятся три лица: два священ­ника и диакон. Все священники, как видно из клировых ве­домостей, за исключением двух, получили полное семинарс­кое образование. Сведения о монастырском духовенстве можно начать лишь с 1784 года, с которого впервые означены священнослужители в межевой книге церковной причтовой земли упраздненного монастыря. По порядку времени свя­щенниками в обители были:

1)    Кирилл Васильев с 1784 года. Об этом священнике, за утратой клировых ведомостей, ничего сказать нельзя от­носительно его служебной деятельности.

2)   Михаил Вас. Земблинов с 1823 по 1845 it. Будучи рев­ностным священнослужителем, он пользовался любовью и уважением в среде своей паствы и много способствовал бла­гоустройству обители. По его почину и старанию была откры­та сначала богадельня, а затем и община, над которой был на­значен епархиальным начальством попечителем в 1837 г. С 1827 года он состоял благочинным градских и уездных цер­квей. Его рукою писались все документы церковные, мона­стырские и благочиннические дела. За ревностное исполнение возложенных на него епархиальным начальством обязаннос­тей был удостоен благодарности и награжден скуфьею.

3)    Феодор Земнов, не получивший полного семинарского образования, а вышедший из философского класса Нижего­родской семинарии, с 1845—1850 гг.

4)  Иоанн Мих. Земблинов с 1850—1860 гг.

5)   Тимофей Ив. Державин с 1852—1869 гг.

6)   Георг ий Феод. Студенский из Казанской духовной ака­демии. не получивший степени студента, с 1-го мая по 31 де­кабря 1860 г.

7)  Феодор Ахматский с 1860—1862 гг.

8)     Гавриил П. Фабисв с 1862—1869 гг. Из поименованных священников только Земблинов, Державин и Фабиев были награждены набедренниками, а остальные наград никаких не имели.

9)    Протоиерей Стефан Мат. Адоринский, 1869—1886 гг. За ревностное исполнение пастырских обязанностей удостоен был наград: камилавки, наперсного креста и ордена Владими­ра 4-й ст. В жизни своей отличался глубоким смирением и в то же время был строг к самому себе в служебных делах. Эта строгость проглядывала и в его семейной жизни. Имея 6 чело­век детей, в числе коих было 5 дочерей, он воспитывал их гак, что запрещал даже смотреть в окна и дочери его воспитыва­лись подобно инокиням обители, занимаясь чтением житий святых, книг духовно-нравственного содержания и рукодели­ем, а одна из них даже поступила в число инокинь здешней обители.

10)    Василий Андр. Кудрявцев. 1869—1880 г г., награжден скуфьей.

11)    Василий Ал. Ягодин 1880—1889 гг., произведен в сан священника, прослуживши 42 года диаконом в здешней оби­тели. В семинарии не обучался.

В настоящее время священниками состоят: а) Иоанн Кир. Кантов с 1886 г., поступивший на место протоиерея Адорип- ского. Награжден камилавкой и б) Василий Феод. Доб­ронравов, с 1889 г.

Диаконы: Степан Тихомиров с 1836 по 1838 гг., Василий Ягодин 1838—1880 гг., Петр Смирнов 1880—1881 гг., Феодо­сии Лавров 1881—1883 гг.. Павел Благовидов 1883— 1885 гг., Иаков Фриновский 1885—1886 гт. В настоящее время диако­ном состоит Александр Орлов. Все диаконы с низшим обра­зованием духовных училищ.

Низшими членами клира были: дьячок Лука Иванов 1810—1852 гг., пономарь Христофор Никаноров 1831— 1833 г., пономарь Андрей Сокольский 1836—1837 гг.

ПОСЕЩЕНИЕ МОНАСТЫРЯ ПЕНЗЕНСКИМИ ИЕРАРХАМИ

Первым из Пензенских иерархов посетил церкви бывшего упраздненного Керенского Тихвинского монастыря пре­освященный Амвросий 1-й в 1822 г., коим дано было разре­шение на постройку при сей церкви небольшой деревянной богадельни. В 1830 году был преосвященный Ириней, на­шедший много недостатков в церквах и духовенстве г. Керен­ска[1]. В 1844, 1848, 1852 и 1853 годах обозревал Тихвинский монастырь Амвросий 2-й. Преподавая всякий раз после со­вершаемого им богослужения архипастырское благословение, Владыка с посохом в руках становился на амвон и с любовью и кротостью делал отеческие наставления. В 1856 и 1859 го­дах Тихвинский монастырь посетил преосвященный Варлаам, совершив в нем всенощное и литургийное богослужение. В оба раза вызывая окружное духовенство в Керенск с докумен­тами и денежными церковными книгами, он делал заметки, просматривал поучения, низший клир экзаменовал в чтении и пении церковном, а также в знании устава, свящ. истории и катехизиса, а священникам давал богословские вопросы. В 1864 году, при обозрении епархии, в Керенском женском мо­настыре 14 Июня служил всенощное богослужение, а 15-го — литургию, преосвященный Антоний 1-й. За литургией сказано было поучение о том, с какой целью поступают в монастырь иночествующие лица. 25 июня 1875 г. прибыл в монастырь преосвященный Григорий и на другой день, по случаю пре­стольного праздника, совершал здесь литургию при громад­ном стечении народа. По окончании литургии, преподав мо­лящимся архипастырское благословение, наделял детей кре­стиками. Имея ночлег в монастырских покоях, он 27-го обо­зревал ближайшие села 1-го благочиннического округа, 28-го градские церкви. 29-го, в день св. ап. Петра и Павла, служил в Керенском соборе литургию. В другой раз тот же Владыка останавливался в обители проездом из г. Воронежа, куда он совершал путешествие, по случаю своего нездоровья, в 1879 году. В 1881, 1885 и 1888 годах обозревал г. Керенск преос­вященный Антоний 2-й и в каждом из своих посещений слу­жил литургию в женском монастыре. В 1891 году, 25 июня, накануне престольного праздника явления Тихвинской иконы Божией Матери Керенский монастырь посетил преосвящен­ный Митрофан. Встреченный архимандритом Нижнеломов- ского монастыря Гедеоном, местным монастырским духовен­ством, сестрами обители и тысячной массой народа, нахлы­нувшего с Керенской ярмарки. Владыка проследовал в храм. Здесь приветствовал его священник Кантов речью, сказав не­сколько слов о подвигах иночествующих. Владыка, взойдя на амвон, обратился со словами, что «ему отрадно и утешитель­но вступать в настоящий Тихвинский храм», ибо будучи пас­тырем, он сам служил в храме, посвященном чудотворной Тихвинской иконе Божией Матери. Похвалив пастыря и сес­тер обители за единение духа, которое царит между ними, Преосвященный раскрыл мысль, что при «взаимном нравст­венном общении и единении мыслей и чувств легче и удобнее пастырю руководить иночествующих, и скорее и достижимее путь спасения для самих подвизающихся в иноческом жи­тии». В 6 часов началась всенощная, которую Владыка со­вершал при участии о. Архимандрита, двух протоиереев, ме­стного и градского духовенства, выходил на литию, благосло­вение хлебов и читал акафист пред чтимою народом чудот­ворной Тихвинской иконой Богоматери. Глубоко прочув­ствованное и трогателъно-выразите.1тьное чтение производило сильное впечатление и приводило молящихся в умиление; многие плакали. На другой день, 26 июня, после обычного крестного хода из градского собора в монастырь, но случаю престольного праздника в сей обители, совершен был на род­нике водосвятный молебен. Литургия началась в 10 ч. По прочтении заамвонной молитвы Преосвященный сказал вы- сокопоучительпое слово о смирении, объяснив, что подвиг этот должен состоять не в одном внешнем благо поведении, словах, взорах и действиях человека, а в совершенном отсе­чении своей воли и всецелой преданности воле Божией.

БЛАГОТВОРИТЕЛИ МОНАСТЫРЯ

Достойны замечания по своей благотворительности сле­дующие лица:

1)     Московский купец и фабрикант Алексей Тарасович Миляков, построивший в 1762 г. два каменных храма: один в честь Тихвинской Богоматери с 4 престолами, а другой — в честь св. Димитрия, митрополита Ростовского. Этот храмо- создатель, построивший и другие церкви г. Керенска — Со­борную и Богоявленскую, скончался 45-ти лет, и был погре­бен в Соборной Успенской церкви.

2)   За Миляковым отличались благотворительностью Иван Михайлович и жена его Александра Яковлевна Арясовы, де­лавшие значительные пожертвования на созидание и укра­шение храмов и самой обители. Арясов принадлежал к числу именитых купцов и был градским головою г. Керенска. После пожара, истребившего в 1839 г. почти весь г. Керенск и меж­ду прочим два великолепных дома Арясовых, из коих один, по сказанию старожилов, был вдвое больше здания присутст­венных мест, они переселились в монастырь со всем своим имуществом и жили здесь в особом помещении до конца дней своей жизни, помогая обители своими средствами.

3)   Купеческая жена с. Ширенгуши, Спасского уезда. Там­бовской губ., Евдокия Васильевна Суворова, подарившая мо­настырю 252 дес. земли близ с. Каргалей и 1500 руб. в банко­вом билете1.

4)   Керенский однодворец Филипп Канакин, соорудивший в 1811 г. каменную церковь в честь Живоносиого Источника на месте явления иконы Тихвинской Божией Матери.

г. Москвы статский советник Флор Яковлевич Ермаков, пожертовавший в 1890 г. 3000 р. неприкосновенного капитала облигациями восточного займа.[2]



[1] Копия объездного журнала, найденного в благочиннических бумагах

[2] По завещанию жертвователя 30 руб. из % с билета каждый год выда­вать священнослужителям за поминовение Флора и Екатерины Ермако­вых.

    УЧИЛИЩЕ

С 1871 года при обители открыта школа, в которой воспи­тываются дети бедных родителей, преимущественно сироты духовного здания, от 7 до 12 девочек каждый год, пользуясь полным содержанием обители, т.е. квартирой, пищей и одеж­дой, Законоучителем при школе состоит местный старший священник, а учительницей одна из сестер обители, получив­шая звание учительницы. Предметы обучения следующие: закон Божий, чтение, чистописание, русская и славянская 1рамматика и арифметика. Кроме этих предметов ученицы под руководством опытной старицы обучаются рукоделию и кухонному Хозяйству. Период обучения простирается с 7 и до16-летнсго возраста, по окончании которого ученицы ос­тавляют школу. Большая часть школьниц изъявляют желание по выходе из училища ос таться в монастыре и посвящают се­бя иноческой жизни.

           

КРЕСТНЫЕ ХОДЫ

На источник, где явилась св. икона Небесной Заступницы, совершаются в честь Ее два крестных хода: 3 июля — в день явления иконы и 26 июня — в день престольного праздника Тихвинской Богоматери, С особенной торжественностью со­вершается второй ход. Для сей цели в этот день собирается все градское духовенство в Керенский Успенский собор и от­туда с тысячными массами народа, прибывшего с ярмарочной площади (26 июня в г. Керенске ярмарка), отправляется, в предшествии хоругвей, св. крестов и икон, в монастырь, где в святых воротах, встреченное духовенством монастырским, вместе с ним приходит на источник, л а котором и совершает­ся пред иконой Царицы Небесной молебное пение с акафи­стом, вод освящением и провозглашением многолетия. Стече­ние народа в этот день бывает от 5 до 10 тысяч; а в последние голы собрания богомольцев еще более увеличиваются. В дру­гие же времена года число богомольцев в монастыре бывает незначительно.

 

МОНАСТЫРСКИЕ ЗДАНИЯ ЖИЛЬЯ И СЛУЖЕБНЫЕ

 

Здания жилые.

При Тихвинской обители находится много каменных кор­пусов. в ^которых помещаются настоятельница и сестры мо­настыря. Из более обширных и капитальных зданий укажем на следующие:

1)    Трапезный двухэтажный корпус с подвалами, постро­енный в 1838—1839 годах, находится на полуденной стороне обители, имея в длину 17 саж. и 2 арш.. а в ширину 7 саж. В верхнем этаже помещаются рукодельницы, вышивающие зо­лотом и шерстью; в нижнем — келарня, общая для сестер трапеза (от чего и самый корпус носит название трапезный) и псалтырная; а в подвалах его — хлебопекарня, квасоварня и кладовая.

2)    Больничный двухэтажный корпус с подвалами, постро­енный в 1844—1847 гг., имеет длину 18 саж., а ширину 7 саж. и 2 арш. В восточной половине сего корпуса устроена теплая больничная церковь: в другой половине помещаются: в верх­нем этаже церковницы, сборщицы и огородницы; в нижнем — больница с кельями для больных и немощных престарелых сестер, а в подвале устроена кухня, куда собираются для тра­пезы работники, и кельи для сестер, готовящих пищу.

3)    Настоятельский двухэтажный корпус, 14 с. в длину и 7 в ширину, построен в 1847—1848 гг.; находится между тра­пезными и больничными корпусами. В нижнем этаже его по­мещается настоятельница, казначея и небольшое число по­слушниц,-а в верхнем —- рукодельницы, занимающиеся рабо­той церковных облачений и вышиванием синелью.

4)    Двухэтажный училищный корпус, длиной 12 саж.. а ширин. 8 саж.. построен в 1862 году. В верхнем этаже имеют­ся кельи для приезда Преосвященного и других высоких гос­тей. а в нижнем — монастырское училище и несколько келий для сестер.

5) Двухэтажный образной корпус, длиной 13 с. 1 арш., а шириной 7 саж. 2 арш., построен близ церкви Живоносного Источника и лицевой стороной обращен на запад. Плотно примыкая к горе, на которой раскинут монастырский сад, корпус этот, в виду сада и казенной рощи с одной и мона­стырских храмов и зданий с другой стороны, занимает видное место. Высота его достигает 18 арш. В нем помещаются ино­кини, занимающиеся живописной и образной работой.

Все здания покрыты железом и окрашены медянкой, а стены окрашены белой краской.

 Здания служебные.

На западной стороне настоятельского корпуса построены: а) двухэтажная деревянная кладовая на каменном фун­даменте, длиной 14, а шириной 9 арш., крытая железом, и б) небольшой двухэтажный, крьггый тесом, дом для рабочих, со всеми хозяйственными службами — амбарами, ледниками, конюшнями и каретными сараями.

 Здания вне ограды монастыря и на хуторах.

На западной стороне монастыря за оградой находится двухэтажный странноприимный дом, длиной 10 саж., а ши­рин. 20 арш., построенный в 1891 г., в верхнем деревянном этаже коего имеются 8 комнат для лиц привилегированного сословия, а четыре большие комнаты нижнего каменного этажа служат приютом для странников и богомольцев из про­стонародья. С южной стороны обители построены три дома для монастырского духовенства с необходимыми службами и усадебного, в количестве 3-х десятин землею; у каждого до­мовладельца на усадьбе разведен небольшой фруктовый сад. По другую сторону ограды расположены: скотный двор, чер­ни льня для крашения сукон, каменная кузница, кожевенное заведение и несколько других мелких построек.

На хуторах находятся следующие постройки:

1) На даче, купленной Суворовой в 15 верстах от монас­тыря, около села Каргалей: два двухэтажных деревянных флигеля, построенные для помещения сестер во время рабо­чей поры. При этих зданиях находятся и все необходимые службы, как-то: амбары, конюшни, сеиница. ледник, рига с молотильной машиной и несколько сараев,

2)    На царской даче: деревянный флигель, длиной 13. а шириной 9 арпг, с небольшими надворными постройками.

3)   На даче при деревне Щербаковке: а) двухэтажный кор­пус. длиной 32, а шириной 18 арш., крыт железом; б) два де­ревянных флигеля, крытые тесом. При зданиях имею гея и все необходимые службы — рига с молотильной машиной, амба­ры, конюшня, ледники и сараи.

 

ХОЗЯЙСТВО ОБИТЕЛИ: ЗЕМЛЕДЕЛИЕ, СКОТОВОДСТВО, САДОВОДСТО И ПЧЕЛОВОДСТВО

Русские монастыри за последнее время делаются рассад­никами, между прочим, и сельскохозяйственных знаний. Тих­винская обитель своим вполне благоустроенным хозяйством тоже благотворно влияет, главным образом, на окрестное кре­стьянское население, которое старается применять у себя бо­лее усовершенствованное ведение хозяйства. Первостепен­ную роль в монастырском хозяйстве занимает земледелие. Почва земли на рашых дачах не одинакова. На большую по­ловину земли выпадает почва песчаная, с сильной примесью чернозема, а на меньшую (дача при с. Каргалей) более песча­ная, с малой примесью чернозема. Но и менее плодородная почва при хорошем удобрении ее доставляет одинаково хоро­ший урожай. В особенности процветает огородничество, ко­торое, благодаря умелому ведению дела, дает всегда обиль­ный урожай плодов и овощей. Все труды, относящиеся до земледелия, сестры исполняют сами. Поучительно бывает взгляну ть в летнее время на благочестивых тружениц, из ко­торых одни усердно работают над жатвой хлеба, другие воз­делываю! на огородах гряды для овощей, иные убирают се­нокос. Под присмотром и руководством'опытных стариц на поденную работу сразу иногда выходят более 300 сестер.

Прибыльную часть монастырского хозяйства, после зем­леделия, составляет скотоводство, которым инокини также занимаются усердно и небезуспешно, особенно разведением лучшей породы лошадей. Узнав на опыте, что в хозяйствен­ном отношении хорошая лошадь много полезнее, чем плохая, а расход на корм одинаков, что для хорошей, что для плохой. В монастырском хозяйстве держатся только рослые, крепкого сложения лошади, стоимостью от 75 до 200 р. В настоящее время имеется 67 лошадей, коров 170. из коих 120 дойных и 50 телят. Кроме того, здешние инокини с самого основания монастыря охотно занимаются садоводством, сознавая важ­ность этой отрасли хозяйства и заботясь о распространении лучших пород яблонь, груши, вишен, смородины, малины, крыжовника, клубники и земляники. Кроме монастырского сада, занимающего 2 1/2 десят.. раскинуты еще два довольно больших сада при дачах, па которых посажено около 300 хо­рошего сорта яблонь, не говоря уже о многочис. гнный кустах разного сорта смородины, крыжовника и др. ягод.

При монастырском хозяйстве имеется пчельник, состоя­щий из 100 ульев. В прежние годы, благодаря хорошему уро­жаю гречи, своевременным дождям и обилию цветов, пчела приносила добрый гостинец обители от своих трудов. За по­следние четыре года вследствие постоянной засухи, увядания цветов пчела гаснет и едва-едва доставляет только пропита­ние себе одной.

 

СПОСОБЫ СОДЕРЖАНИЯ МОНАСТЫРЯ

Суммы.

1)    Государственные 4% непрерывно доходные билеты, пожертвованные благотворителями, на сумму 7800 руб. Про­центы с них, согласно желанию жертвователей, употребля­ются на содержание и ремонт церквей и в пользу сестер оби­тели, а капитал остается неприкосновенным.

2)  Облигации 3-го внутреннего займа на сумму 11000 руб.

Всех процен тных билетов монастырь имеет на 18800 руб.

Помимо этою обитель для.своего содержания получает доход чистыми деньгами от разных рукоделий, чтения псалтыри и др. источников1. Для того чтобы иметь хотя бы при­близительную картину экономического состояния обители, приводим сведения из приходо-расходной книги за последние 10 лет.

 Дачи и угодья.

Кроме исчисленных сумм монастырь имеет на свое со­держание 857 десят. земли в четырех дачах.

Первая дача приобретена в 1851 г. и находится в 15 вер­стах от обители близ с. Каргалей. В пей находится земли 320 дес. 2200 кв. саж., из числа коих 5 д. сенокосной, 185 д. па­хотной, 102 д. строевого и 28 д. дровяного леса.

В горая дача в 7 верстах от обители и заключает в себе i 49 дес. 1240 кв. саж., из коих 4 д. пахотной, а 145 д. дровяного леса. Отведена во владение монастырю министерством госу­дарственных имуществ в 1882 г.

Третья — в 6 верстах, при деревне Щербаковке, и состоит из 348 д. 1830 кв. саж.; из числа коих 27 д. дровянсго леса, а остальная пахотная; приобретена в 1886 г.

Четвертая — в 12 верстах, при деревне Бранчеевке, состо­ит из 38 д. 1200 кв. саж. пахотной земли и находится во владе­нии с 1883 года.

В заключение должен сказать, что Тихвинская обитель, подобно другим обителям земли русской, дает много поучи­тельного и назидательного для жизни. На самом деле никакая семья, никакая школа, как бы они не были благоустроены, не могут преподать таких высших примеров религиозно-нрав­ственной жизни, какие преподает св. обитель. Здесь самые высшие христианские добродетели: неутолимого трудолюбия, постничества, терпения, послушания, постоянного пребыва­ния в молитве олицетворяются в жизни иночествующих, и все эти подвиги совершаются не поневоле, не из рабского страха, а свободно, по доброй воле, из самоотверженной любви в Бо­гу и ради спасения души. Только тог легкомысленно может отзываться о жизни иноческой, кто не испытал ее. Желающий получить истинное понятие об иноческих подвигах пусть сам в течение нескольких лет поживет в монастыре, разделяя с братию все послушания, пищу и помещение. Тогда он узнает опытом, как трудна жизнь в монастыре и как много иноки трудятся для спасения души. Для всех трудящихся в миру есть отдых хотя бы в празднихи. а ,для иночествующих отды­ха пет и в праздничное время, они почти постоянно и безвы­ходно в храме. И такими рассадниками равно-ангельской жизни служат все св. обители, находящиеся не только в пус­тынях, но и в городах; великие подвижники славились в мно­гочисленных обителях на Руси — в Киеве, Москве, Ростове и др. г ородах. Добрые иноки и инокини и в городах пребывают в безмолвии, всемерно удаляясь от всякой рассеянности; они знают только св. Храм Божий и свою келью, следуя богому- дрому правилу' св. отцов: «Сиди в келье и келья всему свято­му тебя научит». (Древний патерик. М., 1874 г., стр. 182.)

 Керенска священник И. Кантов Керенский Тихвинский женский монастырь. Священник отец Иоанн Кантов

ВЕРОЮ ПОКЛОНЯЮЩИЕСЯ

(Вместо эпилога и пролога.)

— «Сиди в своей келье, и келья научит тебя всему святому», — на этой святоотеческой поучительной ноте закончилось свет­лое повествование приснопамятного священника И. Кантова об одном из духовных светильников русского православного наро­да.

Год 1893-й, заканчивается письменное свидетельство о Свя­то-Тихвинском Керенском женском монастыре. Впереди еще без малого три десятилетия сидения в кельях, т.е. монашеского жи­тия тех, кто, ища себе спасения, пробивали тропинку другим — «уяснив свещи наша верою».

В городах и весях необъятной России народ еще благо­денствовал. жил обычной жизнью. Год 1893-й, плывет над по­лями благовест, возвышается над лесом спасительный крест, красуется Свято-Тихвинская оби тель. А в это же время в не так далекой Самаре молодой правовед Владимир Ульянов, отвергая действующие законы, вынашивает свое видение земного «царст­ва свободы», поднимает брань не только на земного царя, но и на Небесного. Не вдруг на Руси, не сами по себе погасли све­тильники православия. Не заслонился русский народ от чуже­родного западного влияния: «согреши-хом и поработахом их ис­туканам». Рыхлая русская общественность приняла в себя «семя тли», и появились ядовитые посевы. Тревожным набатным ко­локолом звучали слова человека высокой жизни, еще просто священника Иоанна Кронштадского: «Доколе Россия будет пра­вославна и будет усердно чтить Бога и Божию) Матерь, дотоле она будет могущественна», и неустанно призывал: «Русь, отойди от маловерия, расколов, нелепых учений». Но раздавался и дру­гой зов, крик буревестника революции, в котором была «жажда бури, сила гнева, пламя страсти». — «пусть сильнее грянет бу­ря». И она разразилась, и увидела Россия «сатану, спавшего с неба, как молния», и покатившегося во все пределы государства «красным колесом». И опять образованные фарисеи «сделали возмущение в народе», и улюлюкающая чернь снова завопила — «распни». Распинали православную жизнь. И над тихим Керен- с ком тоже закружила «выога фронтовая», братоубийственная, началась методическая травля и уничтожение духовенства.

Повесть священника отца Иоанна Кантона оставила Свято- Тихвинскую обитель благостной и процветающей на рубеже 19 и 20 веков, каких-либо письменных свидетельств дальнейшего периода монастыря не обнаружено. О том, как жил он до боль­шевистского переворота и потом, можно предполагать, ибо вез­де по России все происходило по одному сценарию.

В конце 20-го. века на Керенском взгорье Божиим Про­мыслом вновь затеплилась лампада иноческого жительства. К этому времени еще остались, слава Богу, в живых очень немно­гие, для кого храмы, монастырь были прекрасной частью их людской судьбы. Они помнят былую славу и благолепие церк­вей и их хамское поругание.

Раба Божия Анастасия, Анастасия Михайловна Макао тот1912 г. рожд., худенькая, совсем седая старушка, со следами бы­лой красоты и благородства, с прекрасной памятью, умной ре­чью и ничего не слышащая, говорить с ней можно только с по­мощью дочери. Серафимы, гоже красивой с большими печаль­ными глазами. Ее отец, Михаил Тихонович Максютов, участник первой мировой войны, на путь священства встал не в лучшее для страны время, в 1916—1917 it, Немалую веру нужно было иметь для такого решения. Родные как могли отговаривали его, на что Михаил Тихонович кротко и твердо ответил: «Бог зовет», и начался для него путь Голгофы длиной без малого в 20 лет. Вихри гражданской смуты и междоусобицы не миновали и тихую Керенку — «яко видих беззаконие и пререкания во гра­де», «посла тму и помрачи, яко преогорчивша словеса Вго», и завертелся бесовский шабаш: бражничали всегдашние бездель­ники. растаскивая чужое добро, толклись в чужих домах активи- сты-обгцественники, вершили судьбы людей те, «кто был никем, а стали всем», комитетчики (в народе их звали «члены»). Ана­стасия Михайловна и сейчас с детским испугом вспоминает: «А дудка так и кричит, гак и кричит». Не эта ли «дудка» — ру­пор большевистского политпросвета — походя безжалостно сдавила навсегда слух 14-летнсй девочки? Желая оградить сво­их родных от грядущих страданий, о теп Михаил просто и спо­койно предложил им отречься от него. Но ними из них не пре­дал своего высоког о родства «за чечевичную похлебку». Ни за­прет на священническую службу, ни изгнание со своей много­численной семьей из родного дома не прервали подвиж­ническую деятельность отца Михаила. Не иронией судьбы, а хищным оскалом буйного времени было то обстоятельство, что добрый пастырь, оберегая овец, сам получает «волчий билет». Не символическим ли знаком его крестного пути был случай с батюшкой, когда он, начинающий священник, в начале револю­ции будучи приглашен в д. Щербаковку для причащения уми­рающего. в лесу был встречен стаей волков. Оставленный спеш­но уехавшим назад извозчиком, молодой батюшка пешком про­шел между сидящих с обеих сторон дороги волками. «Имеющий уши, да слышит». Однако страшнее был его земной путь между двуногими волками. Осужденный, преследуемый, полуголод­ный, но сильный духом, отец Михаил в конце 30-х годов был приглашен жителями Большой Ижморы, но и там участь его бы­ла незавидной. Служил тайно, по ночам, днем прятался от «чле­нов» в соломе, где придется. Однажды вдруг встретившийся один из комитетчиков, долго охотившийся за отцом Михаилом, несказанно обрадованный такой добычей, в упор выстрелил в него. Смерть подслеповатым дулом пистолета глянула ему в душу и обожгла своим дыханием грудь. Выбежавшая из своего дома местная женщина-врач оказала батюшке первую помощь, за что и была арестована. Шальная пуля не стала последней точ­кой земного бытия христианского подвижника. Он умер, беспо­мощный от истощения, в конюшне. Приехавший из Земетчина для отпевания священник вместе со своими спутниками был арестован, и дальнейшая их судьба неизвестна. Когда смерть медленно, мучительно шла на отца Михаила, когда его, измож­денного, одинокого, на соломе обступила чернота, думается, ве­рится, что утешением, поддержкой для него в эти страшные ми­нуты была мысль, что жил и страдал он не напрасно. Плоды своих трудов, своего священнического подвига он видел в этой смелой женщине, бросившейся ему на помощь и в тех, кто тайно приносил ему еду, наипаче же — в своем сподвижнике и вос­приемнике, О котором следует сказать особо: с отцем Михаилом в Б. Ижморе служил молодой дьякон, имя которого нам неиз­вестно, но «Бог знает своих овец по имени». И вот, когда было «много жатвы, а делателей мало», дьякон решил принять свя­щеннический сан. По-человечески жалея молодого человека, отец Михаил отговаривал его от этого рискованного шага, но дьякон не отступился, как бы подхватывая крест из слабеющих рук своего старшего брата. Какое же человеческое мужество на­до было иметь для этого! Это, думается, был, прежде всего, ду­ховный подвиг и гражданский в смысле героического подвига. «Иди» — призвал Господь, и он пошел туда, где была тьма, не­правда, где изгоняли Нога. Кратким, как миг, и великим по бла­годати было его священническое служение: через неделю после рукоположения он был арестован и канул в людское беспамят­ство. Думается, что отец Михаил по праву мог сказать об этом священнике с недельным стажем словами апостола Павла — «Печать моего апостольства».

В страшную, леденящую душу пору отец Михаил и «иже с ним» сеяли доброе, вечное, черная же буря распыляла не только добрые всходы, но выворачивала сильные многолетние корни. И в Керенске ие все из числа духовенства устояли. О них (тако­вых) можно только пожалеть. Но не стоит село без праведника. Отец Симеон, священник Богоявленского собора, 40 лет про­служивший Богу и людям, не прервал литургию, зная, что в его доме в это время над его родными нависла опасность. Смертель­ный страх не застил его душу от Богообшения, и, отложив «вся­кое житейское попечение», достойно возблагодарив Бога, он за­вершил свое божественное призвание на земле со словами — «в руце Твои, Господи, предаю дух мой», после которых сподобил­ся отдать Богу душу у Святого Престола. Лишенные наслажде­ния поглумиться над живым батюшкой, активисты выволокли его тело из алтаря, содрали с покойного облачение, одежду, обувь и. раскачав за руки и ноги, почти обнаженного бросили в голые сани, после чего умчали в свое никуда.

В горестном рассказе Анастасии Михайловны проходят красной нитью воспоминания о том счастливом времени, когда она в возрасте 7—12 лет бегала в монастырь, где ее отец, Миха­ил Тихонович Максютов, по приглашению игуменьи Серафимы бывал на службах в качестве дьякона, а потом — священника, да он и был последним священником, исполнявшим в монастыре святые службы. Лицо старой женщины при этом озаряется, дет­ская чистая память, впитавшая благолепие храмов, благочестие иноческого жития, красоту окружающей природы, как бы уте­шает скорбь последующих лет жизни. Она благодарна Богу, что сподобилась так близко познать жизнь святой обители. Обстоя­тельств печального для монастыря периода Анастасия Михай­ловна не то что не помнит, а просто не знаег, ибо затравленные, голодные, скитавшиеся по чужим углам «поповские» дети не видели земли под ногами, им взглянуть нельзя было в сторону монастыря.

Сестер Свято-Тихвинского монастыря постигла та же участь, что и всех монашествующих по всей русской земле. Изгнали, разметали по белу свету тех, кто своим нелегким трудом добы­вал хлеб духовный и насущный и себе и другим, особенно же сиротам, в приютском доме, где дети были при уюте, при деле, при Боге. А кем они стали в том вавилонском столпотворении, в какое «земное царство свободы» указали им путь? А попечи­тельницу их — инокиню Анну (Ляпушкину) -— власти опреде­лили на 8 лет в Соловки. Жемчужина монашества - Соловецкий монастырь стал «Архипелагом Гулаг». Анне было суждено вер­нуться на Родину, в Керенку, ощутить тепло и заботу своих еди­ном ыпшенников, верующих людей, ухаживавших за ней до са­мой смерти. Тихо, мирно отошла она в мир иной, взяв с собой и свою родну ю сестру: та приехала из Нижнего Ломова на похоро­ны и в этот же день сама умерла, хоронили их вместе. Духовная жизнь монахини не прекращалась до смерти, одним из свиде­тельств тому является фотография Высокопреосвященнейшего Иосифа, архиепископа Тамбовского и Мичуринского, подарен­ная ей в 1957 году. Куда скрылась святыня монастыря Тихвин­ская икона Божией Матери, неизвестно, но говорят, что у Анны была такая икона небольших размеров; есть предположение, что находится она в подмосковной Коломне. Инокиня Анна часто посещала сестринское кладбище на территории монасты­ря. возвращалась оттуда просветленная, спокойная. Однако пришло время, когда и этот последний земной приют монахинь был поруган: поплыл над могилами угарный дым солярки, за­скрежетал бульдозер. Но продолжал радовать и укреплять ве­рующих неиссякаемый «Живоносный источник». Все эти годы безбожной жизни шел к нему народ, а среди них и земетчинская Ганя. Агафья Михайловна Воронина. Ей далеко за 80, живет одна в своем домике, своими руками сажает, обрабатывает неболь­шой огородик, обходится без попечительства собеса, во дворе чисто, прибрано. Сказывается, видимо, благочестивое, трудовое воспитание, хотя и была она у родителей единственным ребен­ком.

Отец ее — вальщик на суконной фабрике в Больших Луках — был глубоко верующим человеком, за что (ну и, конечно же.

за то, что был родным братом монахини Керенского монастыря Клавдии, в миру Анастасии) в 30-е был судим показательным судом (а чтобы было еще показательней, суд назначили на Ве­ликий четверг) вместе со священником отцем Николаем (Троя- новым), последний был осужден и сослан невесть куда. С мало­летнего возраста Ганя подолгу жила в монастыре со своей тетей — монахиней Клавдией, по душе ей было там, да и в девочке были задатки иноческого жития, но не было на то родительского благословения, — одна-то и была она у них. После разгона мо­настыря сестры прибивались в миру, кто как мог. Купили 4 мо­нахини Сядемские да Рахмановские домик себе, а через месяц их оттуда вышибли; подались в Таганрог, там и умерли, но в род­ные места наведывались, припадали к «Живоносному источни­ку», черпая из нею духовные силы и телесные. Много лиха по­видали на своем веку эти старые женщины-рассказчицы, через многие десятилетия атеистического неистовства пронесли они в своих светлых душах веру православную, земной им поклон. И сподобил их Господь не только дожить до радостного возрожде­ния монастыря, но и быгь участницами духовных событий: пер­вые святые службы, приход крестным ходом из Пензы Тихвин­ской иконы Божией Матери, первая святительская служба, ос­вящение престола. И воспринимают они это не иначе как ми­лость Божию к ним. А. возможно, это и награда за их неугаси­мую любовь к Богу.

После 70-летнего иноческого небытия Указом Высоко- преосвященнейшего Серафима, архиепископа Пензенского и Кузнецкого, от 5 мая 1997 года в Свято-Тихвинской обители во­зобновляется монашеская жизнь.

Осознавая всю весомость, ответственность предс тоящего де­ла, тяжкий начальнический крест монастырского обустройства взял 25-летний иеромонах огец Митрофан. Камо грядешь, сми­ренный монах? Где вст анешь на молитву, где приклонишь голо­ву, ибо мерзость запустения обложила святую обитель.

Провожая батюшку на новое тяжкое поприще служения, прихожане земетчинского молитвенного дома «Рождества Хри­стова» плакали. В самую грустную, трогательную минуту про­щания отец Митрофан нарочито местным земетчинским говор­ком обратился к своим духовным чадам: «Ну цего вы крыпите? Замолците, а то я сам заплацу». И заулыбались, повеселели при­унывшие прихожане от этой доброй юмористической фразы. Не разлучаются любящие сердца. Да и понимали они, что монаху лучше быть в монастыре, там. чему он посвятил свою жизнь.

К тем развалинам, мусорной свалке, что были на месте мона­стыря, вместе с батюшкой пришли его земетчинские прихожане, началась расчистка храмов, территории монастыря. Простодуш­ные бескорыстные женщины — Мария Володина. Анна Клянь- кова, Анна Григорьева, Лидия и Мария Ляпуховы, Антонина (бухгалтер), Анастасия. Мария (звонарь). Анна Кузнецова и ее дочь Вера, певчая земетчинского молитвенного дома, первыми вложили тепло души и рук в возрожденный монастырь. Вместе с ними работали их дети, внуки. Обремененные семейными забо­тами, они не имели себе покоя, оставляя домашние дела. За 50 км спешили с любой оказией на черную, тяжелую работу. Зачас­тую оставались на ночь в Никольком храме -— не для отдыха, а чтобы не тратить время на дорогу и чтобы уберечь от дождя церковное имущество, перетаскивая его с места на место. 21—22 мая 1997 года в день святителя Николая, в храме Живоносного источника прошла первая всенощная и первая литургия. «Ново­го тя Ноя. наставника ковчега спасительного разумеваем, отче святый Николае, бурю, всех лютых разгоняющего направлением своим, тишину же Божественную приносяще», — детскими го­лосами звучало славословие Николаю Чудотворцу. Есть сведе­ния (опубликованы в журнале «Московская патриархия», 1978. № 8), что при вскрытии раки Святителя для ее обновления на дне оказалось миро, которое местные монахи называют манной. Она чудесным образом возобновляется. Возможно, такая неви­димая манна дала новую жизнь монастырю и насельникам. Ис­просив у великого Божия угодника благословение, заручившись благодатным наставлением, монастырский корабль тронулся в путь. Отныне все службы будут совершаться ежедневно. Без оповещения, по наитию, пришли на этот первый праздник в мо­настыре местные жители и благодарили (многие со слезами) за эту особую службу, ибо они сподобились как бы первыми сойти в Силоамскую купель, возмущенную чистым детским пением, ибо «ангелы их на небесех всегда видят лице Отца Моего Не­бесного». Отрадно, что в монастырских службах, трудах, празд­никах охотно участвуют дети, «ибо таких есть Царство Небес­ное». Это обычные дети: Евгений, Алексий, Елена, Виктор. Еле­на, Сергей. Они бывают послушными и озорными, прилежными и не очень, но это благодатная почва, возделываемая сеятелем.

Думается, что с годами они будут расти и духовно, залогом это­му приносимое в меру своих сил хваление Богу. Божиим про­мыслом но молитвам и благословению Высокопреосвященней- шего Владыки Серафима 1-го июля 1997 года из Пензы крест­ным ходом пришла святыня монаст ыря Тихвинская икона Божи­ей Матери. Это событие всколыхнуло размеренную повседнев­ную жизнь поселка, далеко от которого верующие жители встречали дивное шествие с Божией Матерью. Пополненный встречающими, крестный ход людской рекой притек к монасты­рю, радужным половодьем заполнил его двор. Теперь у мона­стыря появилась и Стена, и Покров, и Заступление — Царица Небесная. Теперь каждый день заканчивается полунощным пе­нием «Под Твою милость прибегаем». И потянулись на благо­датный свет монастырской лампады пред Пречистым образом Всемилостивой Утешительницы разные люди, совсем юные и в зрелом возрасте, и стареющие (сколько бы нам не было лет, мы все Ее дети), разумные и не очень, благополучные и обездолен­ные, радостные и обиженные. Шли к Ней со своей болью и на­деждой. Приходили и уходили, ибо не каждому по силам мона­стырская жизнь, даже в ее начальных, элементарных нормах. Но как бы там ни было, кто как-то потрудился в монастыре, по пра­ву может сказать себе, что и его лепта, его кирпичик-песчинка есть в основании обители. И сеявший и жнущий получают свою награду. Но «блаженны алчущие и жаждущие правды», не той мирской правоты и справедливости, а правды Божией. Труден к ней путь, «волчцы и терния» которого в прямом смысле познали те, кто очищал тело монастыря от корос ты бездушного забвения. До кровавых мозолей одними топорами вырубали, выкорчевыва­ли заросли кустарника, вплотную подступившие к храму, Ге­оргий и Валерий, впоследствии насельник монастыря, иероди­акон. Обдирая пальцы рук, женщины металлическими щетками освобождали по кирпичику храм от многолетней копоти социн- дустрии. Напрягались от неподъемных тяжестей Николай Бар- ковский, Николай Беляков, Андрей. Работали, как говорится, не за страх, а за совесть. Постепенно и местные жители из сторон­них наблюдателей становились участниками богоугодного дела. Отец Митрофан ненароком, без нажима привлекает к себе лю­дей. особенно молодых, детей. — он и батюшка для них. и отец, и брат, и друг.

Вот вертится возле работающих женщин подросток, уча­щийся ПТУ Андрей. Что-то таинственно-новое видится ему в происходящем, что-то не дает ему убежать к своим друзьям- сверстникам, заняться делом более интересным, чем уборка. Он, как ежик, выпускает колючки в ответ на приглашение порабо­тать, но отец Митрофан увидел в его душе добрую почву, и про­стое ласковое слово, положенное в нее, проклюнулось живым ростком. И подрос ток уже не наблюдатель, а делатель серьезный и усердный.

Георгий, аскетического вида юноша - первый послушник монастыря, его не видно и не слышно. Но насколько он незаме­тен, настолько и необходим: ночью в электродуховке печет про­сфоры, не случайно говорится: «хлеб — всему голова», утром он готовится к службе как алтарник, днем трапезник, вечером — сторож. И, как бы подражая своему небесному покровителю в благочестии и ревностном служении, как верный воин, стано­вится келейником отца Митрофана.

Когда-то процветавший монастырь был пущен но миру; в несказанно трудное время безденежья для россиян мир же, в ли­це самых разоренных, малоимущих, собирает по нитке рубаху возрождаемому монастырю. Раба Божия Анна (Мамока) всю жизнь не отходила от храма, в свои 80 с лишним лет она после­довательно, неутомимо, не обращая внимания на насмешки, обидные укорения. настойчиво ищет тех, кто в состоянии чем- нибудь помочь. Не ограничивая свою активность райцентром, она с любой оказией добирается в ближние и дальние деревни, и отзываются люди на ее призыв. Всякая жертва принимается: по­стель ли, шкаф, хозяйственная утварь — все годится. Эта бес­хитростная, почти глухая старушка, никогда не получавшая пен­сии (по своей воле), ничего не имеющая, богатеет в Бога. Поже­лали остаться неизвестными жертвователи 2-х коров из Пензы и Тамалы. Да не оскудеет рука дающего. Живущие в Москве до­чери священника из д. Известь, отца Василия (Богоявленского), после ею смерти отказали дом монастырю.

Неоценимую помощь постоянно оказывают директор со­вхоза им. Кулакова В.М. Кормушкин, глава администрации Б. Ижморы Я.Я. Власов, директор Земетчинского сахарного завода Н.А. Сучилин, М.М. Никулкин. В трудное время они предоста­вили (и сейчас не уклоняются) дорогостоящий стройматериал, транспорт, денежную поддержку. Имена этих людей, от простой старушки до видного руководителя-хозяйственника, думается.

красуются на стенах духовного Иерусалима.

В старые добрые времена в большой семье зачастую домаш­ними делами управляла бабушка. Вот и Божиему дому и всему иноческому общежительству нужна была умудренная духовным и жизненным опытом домоправительница. Незаменимой по­мощницей, советчицей стала раба Божия Наталья (впоследст вии принявшая монашеский постриг с именем Марфа и схиму с именем Ефросинья), приехавшая в монастырь после Троицы в 1997 году. С детства, всю свою жизнь без остатка она отдала церкви. Наверное, вот о таких служительницах пишет апостол Навел: «Вдовиц почитай, истинных вдовиц, вдовица должна быть не менее как 60-ти лет. известная по добрым делам», «ис­тинная вдовица и одинокая надеется на Бога и пребывает в мо­лениях и молитвах день и ночь». В деле богоугождения у ма­тушки Марфы нет мелочей, здесь она до скрупулезности взыска­тельна к себе и другим. Она работает со страхом и радуется с трепетом. Ее благоговейное почитание Божией Матери — дос­тойный пример тем, кто знает, видит эту незаурядную женщину. Думается, что монашеский чин не только единственномысли- мый для нее путь спасения, но и нафада за ее преданность церк­ви. У инокини Марфы нет ничего личного, своего, даже письма родственников она не считает принадлежащими ей. Как первые христиане приносили к ногам апостолов деньги от продажи сво­их имений, так мать Марфа свой опыт, умение, талант, смирение отдала поднимающемуся монастырю и свою жизнь под води­тельство отца Митрофана.

Девятого июля 1997 года впервые за долг ие десятилетия без­божной жизни на должном уровне отпраздновали день Тихвин­ской иконы Божией Матери. Для многих богомольцев празднич­ная литургия была и воспоминанием того, что было, и осознани­ем того, что происходит, что началось спасительное домострое­ние, и каждый по своим силам может в нем принять участие.

В сентябре 1997 года для постоянной службы в монастырь прибыл отец Михаил, до этого службы исполняли поочередно земетчинские священники. Не просто человеческими усилиями возводятся храмы, монастыри, а прежде всего верою, молитвой, призывающей благодать и помощь с Неба. «Без Меня не можете ничего» — эти слова Спасителя как бы повторяет архиерей сво­им благословением на священнический подвиг и на любое Бо- жие дело. Духовная высота Высокопреосвяшеннейшего Влады­ки Серафима, его благомощная молитва помогают нам всем и лично каждому. Без его внимания не остается ни одна овца, наи­паче он спешит на помощь той, которую насильственно сброси­ли в яму. Испросив на литургии благодатную помощь и заступ­ление Пресвятой Владычицы, в день Покрова в 1997 году мона­стырь посетил Владыка. Вникнув во все стороны духовной и хо­зяйственной жизни, помог в решении затруднительных вопросов и благословил всех и каждого на дальнейшую работу. Медленно (из-за повального российского обнищания), но неуклонно про­двигается обустройство монастыря. Бытовые условия на послед­нем плане. Будет духовное, остальное— приложится.

Издревле обычным монашеским делом считалось призрение немощных. Свято-Тихвинская обитель в начале 19-го века была тоже учреждена на месте богадельни. В нынешнее время, сам бедный, только поднимающийся на ноги, монастырь берег под свое попечение тяжело болящую одинокую женщину, доставля­ет все необходимое для нее. Да и в самом монастыре несмотря на бытовую тесноту обретают приют и покой те, кто почему- либо оказался на обочине жесткой, а подчас жестокой жизни. Главное условие для пришельца — благопристойность. За пре­небрежение к святыням, за скверное слово, хотя бы к скотине, виновные изгоняются.

Восклонись душой при звоне колокола, услышь сердцем ве­чернюю тишину святой обители, потрудись в меру своих сил, и дастся тебе и духовное и телесное пропитание, малый ли ты или старый.

Летом 1998 года впервые за многолетний период разорения в возрожденном монастыре прозвучали молитвенные слова Свя­тителя Высокопреосвященнейшего Серафима, архиепископа Пензенского и Кузнецкого: «Вниду в дом Твой, поклонюся хра­му Твоему». Надолго останется в памяти верующих этот духов­ный пир, объявший Божественной любовью всех присутствую­щих на нем. Под открытым небом, в прекрасном храме природы прошли дивные архиерейские службы при 40 священниках.

Предстательством Святителя народ благодарил Бога о всех благодеяниях и, конечно же, за то, что «привел из небытия в бы­тие» иноческую жизнь, и просил: «обнови нас. молящихся», а таковых было около 1000 человек или более. Паломники слы­шали во время службы не только дивное пение сестер Свято- Скановского монастыря, приехавших на праздник, но и другие.

ангельские голоса, раздававшиеся в лесу недалеко от монастыря. Это была не слуховая галлюцинация, а действительность (только не материальная, а духовная), засвидетельствованная теми, кто сподобился благодати такого слышания.

Пониже храма «Живоносный источник» к празднику была обустроена «баня, омывающая совесть», — раздельная для мо­нахов и паломников купальня. Теперь в любое время желающие могли надолго ли или на какие-то минуты облегчить душу и те­ло от всякой скверны. В монастыре начались письменные свиде­тельства о чудотворное™ источника и икон. Житель г. Кузнецка Пензенской области Павел Блохинцев, испросив благодатной помощи у Божией Матери пред Тихвинским ее образом, 15.10.1998 г. искупался в святом источнике и почувствовал на­чавшееся исцеление от наркомании. Сохранит ли он живонос- пую силу от расхищающих ее нечистых духов? Будет ли дер­жаться спасительной веры? Да поможет ему в этом святой Ки- приан. в день памяти которого это произошло.

Начало Страстной седьмицы 1999 года, после службы в хра­ме остались для уборки несколько человек. 12-летняя Надежда первая увидела чудо — влагу на иконе Богородицы «Взыскание Погибших». Сказала об этом взрослым. Марии и Александру из Ртищево. те известили об этом иеродиакона Владимира, отца Митрофана, удостоверились, что икона «плакала». Слезная вла­га появилась на верху иконы со слов «Взыскание Погибших», скапливалась в очах образа и стекала вниз. «Взыщи нас, поги­бающих, Пресвятая Дева,... избави нас от ада». Через день- другой миро появилось на ступнях Спасителя у распятия и на иконе «Всех Скорбящих радосте». Мироточение продолжалось до Пасхи.

Это благодатное явление было официально запротоколи­ровано и подтверждено устным свидетельством множества на­рода. Сподобившиеся масла, освященного миром, благоговейно делились с близкими. «Кто имеет, тому дано будет».

21.05.1997 г.. в день Преполовения Пятидесятницы, иеро­монах Митрофан совершил последнюю литургию в обуст­роенном им Божием доме во имя Рождества Богородицы, являя при богослужении образ Спасителя. Его словами обратился к пароду: «Кто жаждет, иди ко мне», и сам батюшка идет туда, где его не ждут, где Господь мало известен. Успокаивая, умиротво­ряя людей, отец Митрофан как бы указал своим последователям, что они сами станут источником благодати. Ровно через 2 года после гражданского рождения монастыря (Указ от 05.05.1997 г.) в день Преполовения Пятидесятницы, 5 мая 1999 года, произош­ло духовное рождение храма «Живоносный Источник» — освя­щение престола. С особым смыслом прозвучало в конце святой литургии: «Прияхом Духа Небесного обретохом веру истину», ибо в этот день были рукоположены два насельника монастыря: иеродиакон Владимир во священника, монах Вениамин во иеро­диакона, сподобившиеся чести получить высокодуховного вос­приемника — схиархимандрита Питирима известного Санаксар- ского монастыря. Укрепленный излиянием Святаго Духа, на­ставленный мудрым словом архипастыря, монастырский ко­рабль увереннее продолжил свой путь.

Поразительно еще одно совпадение: последней игуменьей Свято-Тихвинской обители была мать Серафима; первым святи­телем, по молитвам и благословению которого вошла в нее но­вая жизнь, стал Высокопреосвященнейший Владыко Серафим, ее священноархимандрит. Последним архиереем, упомянутым в повествовании священника И. Кантова, был преосвященный Митрофан, первым игуменом в востанавливаемом монастыре стал молодой иеромонах, отец Митрофан. Возможно, такая пе­рекличка иноческих имен есть знак преемственности благовес г- вования из рода в род подвигов монашества.

Есть мирское суждение, что не помнящие своего прошлого не имеют будущего, и что нравственность человека, верующего или неверующего, определяется тем, как он относится к могилам своих родных. Православная церковь непрестанно молится за усопших. Не устраняясь от событий гражданской жизни, братия приняли соответствующее участие в праздновании Дня Победы. 9 мая 1999 года отец Митрофан с дьяконами и певчими в при­сутствии большого количества народа на городском кладбище у могил погибших воинов отслужил полную общую панихиду, по окончании которой многие приглашали батюшку на могилы своих родных, и «никто не отыди не утешен», все просьбы были удовлетворены. В настоящее время на территории монастыря за алтарем храма находится «Живоносный источник» свежая моги­ла, где перезахоронены найденные останки сестер.

 В училищном корпусе, в залах второго этажа, располагается монастырский музей. Это единственный в Пензенской области музей православия, выполняющий также функции краеведческого. Другой вадинский краеведческий музей организован при средней школе.

Начало музею было положено отцом Афанасием, проводившим вместе с учениками воскресной школы раскопки рядом с храмом иконы «Живоносный Источник», были вскрыты старинные склепы. Найденные останки сестёр были перезахоронены в восточном конце обители, а исторические предметы легли в основу коллекции экспонатов.

Музейные фонды разделены на три тематических группы и представлены соответственно в трёх залах. Самая большая экспозиция рассказывает об истории Керенского монастыря и православии. Здесь представлены старинные книги, принадлежавшие обители до революции, фотографии сестёр, в том числе лагерные, рукоделие монахинь. Особое место занимает собрание икон, осквернённых во время гражданской войны и в годы гонений на церковь, с пулевыми отверстиями и следами штыков. Богата коллекция церковной утвари и богослужебных облачений.

Краеведческая часть фонда посвящена, в основном, крестьянскому быту. Немало внимания уделено предметам обихода мещан и купцов, составлявших значительную часть населения уезда в XIX веке. Этнографическая экспозиция охватывает традиционный быт всех народов, населявших этот край. Наиболее полно представлена жизнь русских крестьян, немало экспонатов связанных с мордовским и татарским бытом.

 

Перейти к экскурсии "Православная дорога к Сергию Радонежскому."

 

Опубликовать в социальных сетях